Повысьте израильтянам зарплаты!

Почему-то считается, что водитель, уборщик или официант должны работать за минимальную зарплату, в лучшем случае – на 20% выше минимальной, пусть даже за эти деньги они не могут позволить себе оплачивать съем комнаты в общей квартире! Но как только они осмеливаются требовать себе большего – капитаны отраслей стращают всех ужасными последствиями.

Но зачем работать, если труд не приносит денег? В итоге многие отрасли сталкиваются с нехваткой сотрудников.

Туризм переживает кризис, «обратный» тому, что происходил во время «короны»: теперь отрасль рушится, потому что не может найти достаточное количество сотрудников, соответствующих высокому спросу. «Не знаю, куда делись работники, но сейчас очень трудно привлечь кого-то. Если до коронакризиса мы приглашали их на интервью, то теперь они проводят собеседования с работодателями, выдвигая свои условия. Никто уже не хочет работать за минимальную зарплату», – делится своими проблемами Офир Миллер, председатель Ассоциации мест отдыха и развлечений в Израиле. Лиор Равив, генеральный директор сети «Исратель», добавляет к этому: «Что-то произошло после коронавируса, мир изменился. Целое поколение молодых людей просто не хочет работать в этой профессии. Мы уже готовы платить почти любые деньги, подняли зарплаты на 20%-25%, но они все равно не идут к нам».

Туристическая отрасль не одинока в этом – со всех сторон слышишь, что сотрудники будто испарились, особенно в профессиях, где требуется физический труд, и даже значительное повышение окладов не заставляет их соглашаться работать. Бизнесмены, высокопоставленные чиновники в министерстве финансов и экономисты предупреждаю, что Израиль движется к новому кризису занятости, с избыточным спросом на рабочую силу и ростом заработной платы.

Негативные результаты хронической нехватки рук первым ощутил хайтек: количество стартапов, открывающихся в Израиле, снижается с прошлого года, отрасль теряет потенциал роста. Начинающие стартапы не могут конкурировать за работников с инновационными центрами технологических международных гигантов, которые предлагают им астрономические зарплаты.

В других отраслях ожидают ущерба, который станет ощутим в будущем: малые предприятия не смогут выдержать того уровня зарплат, который станет средним по рынку, начнется их массовое закрытие. Рост зарплат опережает рост производительности труда, что ставит под угрозу экономический рост, порождает инфляцию и… на руку посредственностям. «Ужасно то, – сказал один из высокопоставленных чиновников в экономическом секторе, – что работники очень среднего уровня привыкают получать высокую зарплату, которой они не заслуживают».

И, наконец, если в какой-то отрасли зарплаты растут, но работники устремляются туда, порождая (или усиливая) дефицит в других сферах. От этой опасности предостерегает уполномоченный по зарплатам в министерстве финансов, в рамках переговоров с Гистадрутом о зарплате в государственном секторе.

Экономике просто не хватает рабочих рук: несмотря на то, что уровень занятости вернулся к своему «докоронному» уровню, количество свободных вакансий сейчас тоже рекордное. С другой стороны, инфляция зарплат пока несущественна: анализ Банка Израиля показал, что зарплаты хоть и выросли, но рост не намного сильней того, что наблюдался и до пандемии. Нет данных о том, произошел ли скачок в отдельно взятых отраслях или профессиях – среди водителей, официантов, или в туризме.

У Лиора Равива, гендиректора «Исрателя», есть свое объяснение тому, почему даже повышение зарплат на 25% не вернуло людей в туристическую отрасль. «Думаю, повлияла служба доставки Wolt. Они забрали огромное количество молодых людей, которые получили возможность хорошо зарабатывать, при этом самостоятельно определяя часы работы. Такой сумасшедшей гибкости у отелей нет». Это – интересная теория, и если Равив прав, то вывод из нее прост: тот, кто предлагает работу с непривлекательными условиями, должен поднимать зарплату не на 25%, а на 50% – возможно, тогда им удастся найти сотрудников.

Крайне пессимистичные выводы о том, что «экономике грозит беда, поскольку работники не хотят работать», просто поражают. Очевидно, что в период повышенного спроса на рабочую силу приходится поднимать плату за нее – но как только доходит до представителей физического труда, капитаны отраслей начинают бить тревогу и говорить о опасности.

Напомним, что в последние пять лет происходила инфляция активов. Акции на Уолл-Стрит подорожали, и каждый захудалый стартап мог осуществить многомиллиардную эмиссию, сделав своих основателей миллиардерами. В случае с хайтеком это богатство не оставалось только в руках создателей – сотрудники смогли требовать свои доли благодаря огромному спросу на квалифицированных сотрудников в их отрасли. Сегодня стартовая зарплата инженера-программиста исчисляется десятками тысяч шекелей.

А когда разбогатевшие хайтекисты стали вкладывать свои богатства в акции или жилье, цены на недвижимость тоже взмыли под небеса по всему миру. Для работников хайтека это не имеет значения: рост цен не догнал роста их доходов. Но они создали ужасный кризис дороговизны жизни для всех остальных. Груз этой инфляции обрушился на тех, кто зарабатывает физическим трудом.

Но думать, что экономические законы оправданы, лишь когда они служат на благо капиталистов – ошибка. Эти законы требуют от туристической отрасли повышать зарплату более чем на 25%, если в ней не хватает людей. Если не хватает водителей – надо предложить им 15 000 шекелей в месяц. А не 43 шекеля в час, которые сегодня зарабатывают, в среднем, 12 000 израильских водителей автобусов – что на 35% ниже средней зарплаты в Израиле. В итоге две трети из них не задерживаются в профессии дольше, чем на 5 лет.

И, в конце концов, кто сказал, что штукатур, представитель очень тяжелой, да еще и опасной профессии, не вправе заработать 30 000 шекелей в месяц, как инженер-программист в хайтеке? Именно такие деньги платят там, где ощущается острая нехватка квалифицированных кадров.

Правда, рост зарплат повысит итоговую стоимость и квартиры, и напитка в соседнем кафетерии. Но ведь владельцы хайтек-фирм не жаловались, когда законы рынка превратили их в миллионеров и миллиардеров? И не самые лучшие их сотрудники тоже не жаловались, когда получали высокие зарплаты, не всегда соответствующие их умениям? Так в итоге стоимость жизни для них немного подрастет – но зато официант и строитель получат достаточно средств, чтобы выжить в условиях растущей дороговизны и инфляции.

Единственная опасность такого повышения зарплат – не в замедлении экономического роста и не в падении производительности, а только в ином, чем сейчас, распределении средств: богатые станут чуть менее богатыми, потому что им придется больше платить за услуги и товары, и неравенства станет меньше. Попутно закроются наименее конкурентные предприятия, а кто-то заменит людей технологиями, как это произошло с американскими фермерами в Калифорнии: ужесточение миграционного законодательства уменьшило число мексиканских нелегальных рабочих и, соответственно, повысило спрос на замещающие их новые технологии.

Результат повышения зарплат: ускорение технологического развития, уменьшение неравенства, более конкурентоспособные предприятия, повышение производительности труда. Да, богатые станут чуть менее богаче, но израильская экономика в целом – сильнее. Но все это при условии, что не сработает ставший уже привычным «патент» местных промышленников: каждый раз, когда местные начинают требовать больше денег, они оказывают давление на правительство, чтобы то разрешило им ввезти побольше иностранных рабочих, и таким образом покрыть дефицит рабочих рук.

Мейрав Арлозоров, TheMarker. Фото: Элияху Гершкович⊥

Метки:


Читайте также