«Посткорона» в экономике: вирус, который обходится нам в тысячи шекелей в год

Эпидемия, похоже, позади, но с нами остался болезненный посткоронавирусный синдром – волна роста цен. Хотите верьте, хотите нет, но основная причина дороговизны жизни в том, что и правительство окончательно убедилось: израильтяне – лохи.

Коронавирус, который вошел в нашу жизнь два с половиной года назад, повлиял на потребительские привычки не только в Израиле. Но Израиль все же уникален, потому что местные потребители умеют только грозить. Они горазды плакаться, выкладывать гневные посты в социальные сети и каждые два дня принимать решение бойкотировать продукцию очередной компании, осмелившейся повысить цены. Но на большее их не хватает.

Иногда кажется, что мы принимаем дороговизну жизни как небесную кару, мы пытаемся «жить рядом с дороговизной», как мы это делали в течение последних двух с половиной лет, пытаясь «жить рядом с коронавирусом». Проблема с вирусом дороговизны жизни в том, что против него еще не придумали вакцину, и он продолжает распространяться. Открылось окно возможностей, которым все беспардонно пользуются: производители и импортеры повышают цены на свою продукцию, а государство повышает налоги.

Ложь про очереди в аэропорту

Кто только о них не говорил, только редко кто упоминает, что главная причина этих очередей в том, что отдых за границей обходится нам много дешевле, чем в Израиле. Если еще несколько десятков лет назад символом «отдыха по-народному» были палатки на берегу Кинерета, то сейчас им на смену пришли отели «все включено» на греческих островах или в Анталии. Потому что это самый дешевый вариант отдыха в летние месяцы.

Мы провели выборочную проверку цен на августовский отдых в Эйлате. Выяснилось, что пятизвездочный отель на четыре ночи с завтраком, включая внутренний перелет туда и обратно, обойдется паре в 5800 шекелей. Отдых такой же продолжительности в таком же отеле, но в Афинах, обойдется на 800 шекелей дешевле – и это включая авиабилеты и подвозку в аэропорт и обратно.

С началом коронакризиса розничная торговля продуктами питания и потребительскими товарами стала самым привлекательным бизнесом. Чуть ли не каждый лавочник думал, что вскоре он превратится в Рами Леви. Этого не произошло, но почему столь многими овладела столь вздорная мысль?

Потому что в условиях паники, дефицита, растущих показателей заболеваемости все – от импортеров до производителей и лавочников – убедились, что средний израильтянин готов платить любые цены. И не только за маски и дезинфицирующие гели (вы еще помните, что это такое?), а за все что угодно. Коронавирус нарушил наш механизм принятия потребительских решений.

Государство внесло посильный вклад в дороговизну жизни

Тем, кто думает, что алчность – удел лишь тех, кому выгодны перебои в снабжении, предлагается заглянуть в коридоры власти. Пример – закон о депозите на бутылки: это полный провал, нанесший ущерб общественному благосостоянию.

Чтобы было ясно: здесь не было никакой заботы об окружающей среде или о здоровье населения, было только желание обогатить государственную казну на несколько сотен миллионов шекелей за счет малообеспеченных израильтян. Еще один пример – огромный налог на одноразовую посуду без какой-либо альтернативы пластику. Выиграли все, кроме потребителя, а минфин пополнил госказну за наш счет.

Даже сумасшедший рост цен на бензин ударил в первую очередь по малообеспеченным – тем, у кого нет служебной машины. Транспортные расходы израильской семьи подскочили почти на 20%, но почему это должно интересовать минфиновских чиновников, которые боролись за сохранение прежнего размера акциза на бензин, как будто речь шла об их ежегодном бонусе? Мало того, что они пользуются служебными автомобилями за счет государства (то есть за наш счет), но и проезжают на них гораздо больше, чем проезжает на своей частной машине средний гражданин, который должен платить за каждую заправку из своего кармана.

Хези Гур, Walla. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также