Поставщики продолжают диктовать продавцам цены на свои товары

Глава Управления по развитию конкуренции Михаль Коэн стремится поддержать свой имидж непримиримого борца с крупными компаниями за снижение стоимости жизни, а министр экономики Орна Барбивай только что опубликовала меморандум закона, направленного на защиту параллельных импортеров.

В то же время Барбивай и Коэн теперь предстоит нести ответственность за решение бывшего главы Управления Михаль Гальперин, которая незадолго до окончания своей каденции фактически позволила крупным игрокам на рынке диктовать розничным продавцам минимальные цены на поставляемую ими продукцию, не запрашивая разрешения регулирующих органов.

Проще говоря, поставщик может дать указание розничному продавцу не продавать приобретенный у него товар ниже определенной цены. Интерес поставщика состоит в том, чтобы предотвратить ситуацию, когда другие продавцы в ходе конкурентной борьбы тоже снизят цену, а потом потребуют скидку от поставщика, чтобы избежать убытков. Кроме того, поставщики опасаются, что временные, но многочисленные скидки на тот или иной товар в конечном счете приведут к постоянному снижению цены.

Барбивай, к тому времени занимавшая должность всего два месяца, подписала постановление Управления по развитию конкуренции. Повернуть колесо вспять еще не поздно, но вместо этого новый глава антимонопольного ведомства Михаль Коэн лишь разъяснила, как она собирается проверять, не является ли установление минимальной цены нарушением закона. Подход Управления теперь будет строже, компании придется задекларировать, что в соответствующем сегменте рынка существует острая конкуренция, но этой декларации будет достаточно – поставщики при назначении минимальной цены по-прежнему не обязаны обращаться в регулирующие органы за предварительным одобрением.

Все это вызывает недоумение, особенно в свете расследования, которое в настоящее время проводит Управление по развитию конкуренции по подозрению в существовании ценового сговора в пищевой промышленности. Вопрос о легитимности назначения минимальной цены – вне рамок ведущегося расследования, потому что Закон о продуктах и без того запрещает поставщикам вмешиваться в назначение потребительских цен.

«Повысь цену»

А вот в других отраслях установление поставщиком минимальной цены для потребителя давно уже реальность. Основная жертва – розничная торговля, где самой очевидной и распространенной тактикой борьбы за покупателей является именно снижение цен.

Например, владелец одной из аптек откровенно заявил нам: «Диктовать минимальную цену – очень распространенная практика. В письменном виде такие соглашения обычно не оформляются, но тебе совершенно ясно дают это понять в ходе устных переговоров. Крупные поставщики вполне определенно намекают, что если их товары будут продавать по низким ценам, то они прекратят поставки, и тебе приходится выполнять их пожелания».

Владелец магазина модной одежды, продающий товары известных брендов, говорит, что происходящее его просто шокирует: «Каждый день мне звонят импортеры и говорят, по каким ценам я должен продавать. Они могут, например, заявить, что этот товар должен продаваться не менее чем за 400 шекелей и что мне его вряд ли поставят, потому, мол, что у них уже были со мной проблемы по этому вопросу. Я получаю текстовые сообщения в стиле "Ваша скидка меня беспокоит, повысьте цену"».

Нередко высказываются опасения в том, что Коэн продолжает политику Гальперин по ослаблению контроля – политику, которая позволяет компаниям самостоятельно оценивать и решать, соблюдают они закон или нет, а антимонопольное ведомство ретроспективно проверяет, соблюдали ли они положения закона.

Управление по развитию конкуренции заявило: «Политика Управления заключается в ужесточении договоренностей о минимальной цене. Установлены строгие условия в отношении возможности заключения таких договоренностей, и поэтому в большинстве случаев они будут запрещены. К нарушителям применяются финансовые санкции. Кроме того, метод самостоятельной оценки снижает зарегулированность рынка и в первую очередь идет на пользу малым бизнесам». В таком же духе ответило и министерство экономики, сославшееся на стремление сократить регулирование.

Ади Доврат-Мезериц, TheMarker. Фото: Эяль Туэг √

Метки:


Читайте также