Пора сказать это вслух: жизнь в Израиле никогда не станет дешевле

Нет, дело не в росте цен на нефть, пшеницу и так далее из-за вторжения России в Украину. И даже не в повышенной стоимости грузоперевозок из-за пандемии коронавируса. Эти факторы, конечно же, влияют на стоимость жизни, и, вне всякого сомнения, уже в ближайшее время цены на многие товары и услуги значительно вырастут, но нельзя не согласиться с тем, что и до войны в Украине и пандемии коронавируса жизнь в Израиле была дорогой. Сейчас она просто станет еще дороже, и есть только один способ преодолеть эту дороговизну. Но об этом в конце.

Почему в Израиле, несмотря на многолетние (по крайней мере с 2011 года) попытки правительства снизить дороговизну, по-прежнему очень дорого жить? Можно найти множество объяснений, но самое логичное, на мой взгляд, состоит в том, что правительство на самом деле и не пытается сделать жизнь в Израиле более дешевой.

Это замечательно, что нынешнее правительство тяжело работает, пытаясь снизить цену на помидоры, макароны и косметику, обещая нам, что как только на прилавки наших магазинов широким потоком пойдет продукция из-за рубежа, жизнь станет дешевле. Потому что местные импортеры, фермеры и торговые сети на нас наживаются и надо только создать им конкуренцию — и дело будет сделано.

Подобная доктрина нынешнего министра финансов не выдерживает никакой критики. Прежде всего потому, что тот, кто задастся целью уже сегодня купить дешевые продукты, одежду, косметику и так далее, сможет это сделать. Это будут менее вкусные и полезные продукты питания и менее качественные товары, но качественное и полезное стоит дорого не только в Израиле. Кроме того, цены за границей тоже растут, и ожидать, что в Израиль за бесценок повезут хорошие товары, как минимум наивно. Тем более учитывая скромные размеры израильского потребительского рынка.

Но дело не в ценах на помидоры и дезодоранты. Даже если они и станут дешевле, это никак не скажется на дороговизне жизни в Израиле. Потому что она не в них, а в желании правительства собрать как можно больше налогов. А это непросто, так как не менее половины занятых на рынке труда не дотягивают до налогового порога. И если завтра вытолкнуть на рынок труда мужчин-ультраортодоксов, о чем мечтает Авигдор Либерман, то ситуацию это не улучшит: их зарплаты за неквалифицированный труд не только не будут дотягивать до налогового порога, но государству еще придется им выплачивать «маанак авода» — отрицательный подоходный налог.

Как же правительство собирает налоги? Известно как. Высокий налог на топливо, на автомобили, множество косвенных налогов, в том числе НДС, максимальные налоги на высокооплачиваемых наемных работников и высокие цены на принадлежащие государству земельные участки.

Какой смысл снижать цены на шампунь, если самые низкооплачиваемые работники в Израиле, которые не платят прямые налоги, отдают 48% своих доходов в виде косвенных налогов? Фактически по проценту выплачиваемых налогов от размера заработной платы самые низкооплачиваемые работники ничем не отличаются от самых высокооплачиваемых. Только в первом случае государство собирает косвенные, регрессивные налоги, а во втором — прямые, прогрессивные.

И о снижении налогов в рамках борьбы с дороговизной жизни министр финансов не упоминает. Действительно, при чем тут налоги и как наполнять госказну, когда 80% процентов прямых налогов выплачивают исключительно наемные работники и предприниматели, находящиеся в 9-10-м дециле по уровню доходов. И нет, это не миллионеры, рантье, владельцы заводов, газет, пароходов. Это люди, зарабатывающие 27-32,5 тысячи шекелей в месяц (9-й дециль) и более 32,5 тысячи в месяц (10-й дециль). Просто высокооплачиваемые работники.

Есть еще ряд причин, исключающих возможность превращения жизни в более дешевую. Среди них:

Старение населения — увеличивается нагрузка на системы здравоохранения и соцобеспечения, что требует дополнительного госфинансирования, а значит, увеличивает налоговую нагрузку на работающих.

Рост численности населения — требуется все больше ресурсов для расширения инфраструктуры, обеспечения продуктами питания и всем необходимым. Спрос приводит к росту цен.

Рост качества жизни — мы постоянно стремимся повысить качество жизни, что повышает цены на более качественные товары. Жилье в хороших районах дорожает, новые гаджеты стоят баснословные деньги, современные автомобили стоят значительно дороже своих менее продвинутых аналогов. Мы сами стимулируем рост дороговизны, покупая новые смартфоны за тысячи шекелей, автомобили за сотни тысяч и квартиры за миллионы.

Так как же бороться с дороговизной жизни? Есть только один путь, и, к слову, правительство нам на это постоянно намекает. «Идите работать в хайтек», — говорит оно. Нельзя сделать жизнь дешевле, можно только постараться больше зарабатывать.

Именно поэтому общество все больше расслаивается: не все способны зарабатывать больше, и те, кто не способен, постепенно скатываются в пропасть бедности. Откуда их никто не будет доставать.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Роман Позен √

Метки:


Читайте также