Почему в Израиле высокие цены? Объясняем на примере «медового картеля»

На прошлой неделе инспекторы Совета по меду в сопровождении сотрудников отдела правоприменения и расследований министерства сельского хозяйства прибыли на пасеку в мошаве Гимзо. Они конфисковали 44 улья, принадлежащих Цахи Гольденбергу.

Это довольно давний конфликт: тяжбы между Гольденбергом и Советом длятся уже 17 лет. Суть спора сводится к тому, нужна официальная лицензия на расширение пасеки или нет. Гольденберг пытается оспорить сегодняшнюю регуляцию, согласно которой именно и только Совет по меду определяет, сколько ульев у него может быть и где они должны располагаться.

Эти требования существуют только в Израиле, говорит пасечник. Он называет регулятора «картелем в законе», который стремится не допустить конкуренцию в сфере производства меда. Поэтому Гольденберг продолжает размещать ульи, как ему заблагорассудится, и борется с Советом в судах. Одновременно с этим он пытается убедить экспертное сообщество, чиновников, министров и замминистров сельского хозяйства в необходимости изменить законы. Даже подавал апелляцию в БАГАЦ по этому поводу.

Совет по меду утверждает, что Гольденберг – преступник, систематически нарушающий закон, и они борются с ним, конфискуя ульи и предъявляя обвинения. Министерство сельского хозяйства поддерживает не пасечника, а Совет, в котором видит орган, уполномоченный выдавать лицензии на производство меда.

Впрочем, в последнее время борьба Гольденберга, похоже, начала приносить свои плоды. Министерство сельского хозяйства объявило, что намерено в ближайшее время продвигать законопроект, который заменит существующую регуляцию, жестко регламентирующую размещение пасек и объемы производства меда. Но тем временем стороны продолжают еще и спор… о разведении пчел для опыления сельскохозяйственных культур!

Совет по меду – частная некоммерческая компания, осуществляющая регуляцию отрасли производства меда. Совет выдает лицензии на пчеловодство и строго определяет границы территории, на которой пчелы той или иной пасеки могут собирать мед. Также Совет распределяет квоты: кто сколько меда может продавать. Эта отрасль также надежно защищена от конкуренции гигантскими ввозными пошлинами на мед. Но, поскольку внутренний продукт не поспевает за спросом, дефицит восполняется небольшими квотами на беспошлинный ввоз.

Мед в Израиле производят 529 пасек, имеющих лицензии на 110 тысяч ульев. Большинство из них – пчеловоды-любители, владеющие относительно небольшими пасеками. Около 80 процентов меда производят 100 пасек. Но пчеловодство также связано с опылением растений, необходимым для многих овощей, фруктов и цветов. Собирая нектар, пчелы опыляют цветки растений, пыльца с тычинок попадает на пестик, и так завязывается плод.

Жесткий регламент Совета по меду уже давно подвергается критике. В 1998 году государственный контролер постановил, что выдача лицензий и распределение угодий для «выпаса» пчел должны быть отменены, а ограничения сбыта должны регулироваться. А в исследовании рынка, проведенное экономистом Виктором Пателем и представленное экономической комиссии кнессета в 2017 году, прямо написано: «Регулирование отрасли характеризуется высоким уровнем вмешательства как в производство меда, так и в территории «выпаса» пчел. Вопрос в том, можно ли ввести более мягкую регуляцию».

За лишнюю регуляцию платит потребитель

Конечно, за строгую регуляцию платят потребители. По словам Пателя, рекомендуемая розничная цена составляет 34 шекеля за килограмм меда, включая НДС и разумную наценку для оптовиков. Но в магазинах в Израиле мед продают по цене выше 40 шекелей за килограмм.

По сравнению с другими странами израильтяне многократно переплачивают за мед. По данным ЕС, в 2015 году средняя цена меда, импортируемого в Израиль из Испании, составляла 2,96 евро за килограмм (12,75 шекеля по обменному курсу того периода). Но себестоимость производства израильского меда в 2015 году составляла в среднем 18 шекелей за килограмм – на 41% выше цены импортного меда. В 2022 году мало что изменилось: килограмм меда продается по цене 40-60 шекелей в зависимости от бренда и торговой сети.

Высокие цены на мед обсуждали на прошлой неделе на заседании, посвященном дороговизне жизни и повышению цен. Экономический план правительства включает в себя снижение таможенных пошлин и увеличение квот на импорт различных продуктов. Что касается меда, тут есть намерение увеличить квоту для беспошлинного импорта.

«Я начал с семейной пасеки, и к 2005 году у меня уже было 80 ульев, – рассказывает 43-летний Гольденберг. – Сначала я не знал, что лицензия вообще нужна. Лицензии и квоты в сфере пчеловодства – это изобретение Государства Израиль, их нигде в мире не существует.

В 2005 году была подана первая жалоба на мои ульи, и состоялось обсуждение в Совете по меду. Мне дали лицензию на 80 ульев для опыления и больше никаких квот выделять не соглашались. В 2006 году у меня впервые конфисковали ульи – правда, потом вернули, но завели уголовное дело, которое слушалось в суде. Судья решила меня оправдать, отметив, что мои доводы должен рассматривать БАГАЦ. Мне потребовались годы на то, чтобы подать апелляцию в БАГАЦ. Это процедура, которая, если начинать ее в одиночку, стоит около 100 тысяч шекелей.

Я продолжал разводить пчел для опыления на своих личных участках, а Совет продолжал со мной воевать. 4 октября 2011 года, в день моей свадьбы, инспекторы Совета пришли конфисковать ульи. Я уверен, что это не было случайностью. Потом, как водится, они мне все вернули, через месяц. Судья Ами Кубо, который рассматривал эту тяжбу, встал на мою сторону и подверг Совет острой критике».

Гольденберг утверждает, что Совет по меду состоит из нескольких крупных производителей, каждый из которых имеет от 1500 до 5000 ульев. Они хотят предотвратить конкуренцию и не дают никому расти. «Только в Израиле фермер, нуждающийся в опылении, не может установить небольшой улей на своей собственной земле. Он должен нанимать лицензированных пасечников и платить им. Это, конечно, увеличивает себестоимость сельхозпродукции, а отсутствие конкуренции в отрасли способствует очень высоким ценам на услуги по опылению».

В 2017 году Гольденберг подал иск в БАГАЦ вместе с еще одним пасечником при помощи Форума «Коэлет». Их представлял адвокат Ариэль Эрлих. Движение за чистоту власти также присоединилось к этому процессу – как дружественная структура, помогающая суду. Разбирательство продолжается уже пять лет, решение до сих пор не принято. По словам Гольденберга, судьи потребовали от минсельхоза обратить внимание на недостатки в области лицензирования и планирования в отрасли.

«Закон о меде» и значение пчеловодства

В 2017 году начали происходить политические изменения. В июле 2017 года в первом чтении был одобрен законопроект Шарен Хескель об упразднении Совета по меду. Потом его затормозили и похоронили в комиссиях. В мае 2019 года тогдашний генеральный директор министерства сельского хозяйства Шломо Бен-Элиягу направил письмо стратегической группе минсельхоза, где указал, что в соответствии с решением БАГАЦа он обязан инициировать реформы отрасли.

Бен-Элиягу пояснил в письме: «Процедура выдачи лицензий должна быть отменена. Нужно отменить планирование административными методами в медовой отрасли, это должно быть реализовано ​​в течение двух-трех лет».

Гольденберг говорит, что «слушания в БАГАЦе ведутся очень медленно, и даже после письма гендиректора минсельхоза ничего не было сделано». Тем временем он продолжает нарушать закон, а Совет продолжает с ним воевать. БАГАЦ также не приемлет такое поведение, отклонив его ходатайство о временном разрешении деятельности в нарушение закона.

Нарушения закона он объясняет следующим образом: «Мой аргумент очень прост: минсельхоз может продвигать любые законы, какие хочет, при этом они не имеют права ущемлять мою свободу занятий. Совет по меду – это гильдия крупных пасек, которые принимают любые законы, какие хотят, являясь при этом частой компанией».

Реакции:

Совет по меду прислал официальную реакцию на запрос:

«Гольденберг систематически нарушает закон, и всего несколько месяцев назад БАГАЦ отклонил его ходатайство о размещении ульев в нарушение закона. Министерство сельского хозяйства при содействии Совета по меду несет государственную и общественную обязанность, а также общую ответственность за соблюдение законности в области пчеловодства. Министерство сельского хозяйства недавно объявило о своем намерении продвигать новое законодательство по этому вопросу. Проект Закона о меде будет представлен комиссии кнессета по законодательству».

Министерство сельского хозяйства заявило в ответ на запрос:

«Сегодняшнее законодательство предписывает, что для размещения ульев для опыления или производства меда требуется лицензия Совета по меду, который является регулирующим органом, уполномоченным законом. Лицензия определяет среди прочего местоположение ульев и их количество, чтобы регулировать «выпас» пчел. Гольденберг систематически нарушает закон. В прошлом против него было возбуждено несколько уголовных дел, и он был признан виновным в суде. Принудительные мероприятия проводятся в соответствии с законодательством, в том числе изъятие ульев. В свете важности этого вопроса министр сельского хозяйства решил в ближайшем будущем продвигать правительственный законопроект, который заменит существующее законодательство и определит новую регуляцию размещения ульев и производства меда».

Хадар Канэ, TheMarker, Ц.З.
На фото: протест производителей меда. Фото: Моти Мильрод √

Метки:


Читайте также