Недвижимость

Почему инвесторы продают квартиры?

В опубликованном минфином июньском обзоре рынка недвижимости его составители удивляются дважды. Первый раз тому, как много квартир продали инвесторы. Второй – тому, как много инвесторов, у которых официально нет решительно никаких доходов, зато есть по крайней мере две квартиры.

Из представленных данных следует, что по сравнению с маем продажи инвесторов подскочили более чем на 20%, а по сравнению с июнем прошлого года – почти на треть. Кроме того, это максимальный уровень продаж за последние шесть лет.

Составителей отчета удивляют столь активные продажи, тем более на фоне ускорившегося роста цен на квартиры. В минфине ни на чем не настаивают и заявляют: «У нас нет достаточно данных, чтобы объяснить, в какой степени, если вообще относительно высокий уровень продаж инвесторов проистекает из их ожиданий относительно динамики цен на жилье».

Возможно также, говорится в отчете, что происходящее объясняется и другими факторами, такими как экономическая необходимость. Среди прочего приводятся данные, согласно которым среди владельцев компаний, продавших свои дополнительные квартиры, примерно половина – владельцы убыточных компаний, а два года назад таких была едва ли треть.

Так или иначе запас квартир, находящихся в распоряжении инвесторов, остался прежним, заявляют в минфине, потому что в июне инвесторы купили ровно столько же квартир – те же 2,9 тысячи. Так что, квиты? Разве это не говорит о том, что инвесторы в целом вовсе не прогнозируют снижение цен?

Трудно сказать. Может быть, следует обратить внимание на то, что во всех регионах страны, кроме Тель-Авива и его окрестностей, запас инвесторских квартир продолжил снижаться, и это несмотря на сокращение налога на покупку таких квартир? Возможно, стоит обратить внимание и еще на один момент. Да, в количественном исчислении запас принадлежащих инвесторам квартир остался прежним, но число квартир – и общее их количество, и число вновь купленных – продолжает расти, а это означает, что в процентном отношении инвесторам принадлежит все меньше квартир. Не свидетельствует ли это о том, что инвесторы, опять-таки в целом, опасаются приближающегося снижения цен?

И еще. Минфин сообщает, что среднее время продажи старых квартир улучшающими свои жилищные условия (продающими старые и покупающими новые квартиры – «мешапрей диюр») достигло максимума и превысило два с половиной года. За последние три года время продажи старой квартиры выросло втрое.

Возможно, это свидетельствует о том, что улучшающим жилищные условия становится все труднее продать свои старые квартиры. Может быть, так, конечно, что продавцы, вдохновленные ростом цен, предпочитают подождать, надеясь на дальнейшее повышение цен. Но можно предположить и иное: улучшающие свои жилищные условия вынуждены платить все более высокие цены за новые квартиры, а это значит, что они вынуждены пытаться все дороже продавать свои старые квартиры, а сделать это все труднее и труднее.

***

Составителей отчета удивил еще один факт, и, возможно, они уже поделились им с Налоговым управлением. Выяснилось, что почти у четверти (23%) тех, кто в июне продал квартиры в одном из районов повышенного спроса, официально вообще нет никаких денежных поступлений – ни зарплаты, ни пенсии, ни доходов от бизнеса. И это притом что половина этих продавцов – трудоспособного возраста. В Минфине недоумевают: как же получилось, что у этих людей есть по крайней мере две квартиры, да еще, по-видимому, довольно дорогих?

Александр Казин, НЭП. Фото: Давид Граевский

 



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend