Почему государство не спешит навстречу хасидам?

Как уже сообщалось, белзские хасиды ведут переговоры с министерствами образования и финансов о введении светских предметов в их школах в обмен на дополнительные бюджеты. Эта новость буквально потрясла все ультраортодоксальное общество. Если даже ребе из Белз считает, что светские дисциплины не противоречат пути Торы, значит, что-то пошло не так в их секторе.

Белзские хасиды – второй по величине хасидский двор в Израиле. Они пользуются большим авторитетом в ультраортодоксальном мире страны.

Уже ходят слухи о других хасидских дворах, также рассматривающих возможность последовать примеру хасидов Белз. Говорят даже о панике в самой крупной «независимой» школьной сети («Ха-хинух ха-ацмаи»), которую контролирует партия «Еврейство Торы».

Шок также был вызван самим фактом тайных переговоров, которые вел с министерством образования комитет по образованию белзских хасидов с одобрения ребе за спиной ультраортодоксальных депутатов кнессета – Исраэля Айхлера, представляющего хасидов, и Меира Поруша.

У белзских хасидов за светские дисциплины отвечает Йонатан Райс. Он и был отправлен для ведения переговоров. Ему помогал депутат кнессета Моше Кинли, бывший начальник департамента образования муниципалитета Иерусалима.

Кинли разработал экономическую дорожную карту, которая легла в основу переговоров – дотации в обмен на успеваемость по светским предметам. То есть министерство образования выделит на белзские школы 250 миллионов шекелей в течение пяти лет, но переводить эти деньги будут при условии определенного уровня успеваемости детей по светским предметам – математике, английскому языку и ивриту.

Несомненно, это революционное предложение, но оно было воспринято министерствами образования и финансов с большим подозрением. Оба министерства уже испытали множество разочарований, поэтому они весьма пессимистичны по поводу возможности перемен в ультраортодоксальном секторе.

Такое было много раз: государство выдвигало инициативу в одностороннем порядке, «харедим» обещали, что будут преподавать светские дисциплины, после чего им переводили бюджетные деньги. После этого «харедим» быстро забывали и про свои обещания, и про светские предметы.

Так было с двумя крупнейшими ультраортодоксальными школьными сетями – «Ха-хинух ха-ацмаи» партии «Еврейство Торы» и «Мааян ха-хинух ха-торани» (позднее «Бней-Йосеф») партии ШАС.

В 1992 году эти школы были включены в основной закон о госбюджете. Тогда правительство Рабина поддалось давлению со стороны «харедим», и их школы получили стопроцентное финансирование – наравне с государственными школами – в обмен на обещание, что «харедим» будут преподавать светские предметы в стопроцентном объеме школьной программы.

Провал всех попыток надзора

Это обязательство осталось только на словах, потому что ни одна из ультраортодоксальных школьных сетей не позволила министерству образования осуществлять надзор за школьной программой и успеваемостью.

Сети, особенно «Еврейства Торы», не допускают инспекторов и практически не позволяют проводить у них финансовый аудит. В каждой сети есть аудитор от минфина, но его полномочия крайне ограничены. То есть минфин выделяет средства, но контролировать их расход не может. Они не позволяют проводить у них экзамены или тесты МЕЙЦАВ. В результате никто не может знать, преподают у них светские предметы или нет.

Провалы всех попыток контроля в этих двух ультраортодоксальных сетях заставили министерство образования создать отдел, который занимается «харедим», а также сеть государственных ультраортодоксальных школ – МАМАХ, где преподают все светские предметы под надзором государства.

Инициатором этих шагов был бывший министр образования Шай Пирон, который решил дать детям из ультраортодоксального сектора возможность получения более современного образования.

Но благими намерениями Пирона оказалась выстлана дорога в ад. Сменивший его на посту министра образования Нафтали Беннет передал ультраортодоксальный отдел под контроль ультраортодоксальных политиков. Вместо того чтобы ультраортодоксальный отдел был инструментом для усиления надзора за образованием детей «харедим», он стал инструментом для получения ультраортодоксами дополнительных бюджетов.

MАMАХ был позабыт и заброшен, и две ультраортодоксальные партии, обрадовавшись столь чудесному повороту, немедленно воспользовались этим, чтобы направить все бюджеты на образование в свои две сети, где нет никакого надзора со стороны министерства образования.

В 2016-2021 годах количество учеников начальной школы в сети «Ха-хинух ха-ацмаи» подскочило на 23 процента. В сети «Мааян ха-хинух ха-торани» – на 45 процентов. Подскочили и бюджеты этих школ: в «Ха-хинух ха-ацмаи» он вырос на 34 процента и составил 1,7 миллиарда шекелей в год, а в «Мааян ха-хинух ха-торани» – на 30 процентов, что составляет 908 миллионов шекелей. Помимо этого обе сети постоянно выбивали себе добавки к бюджету, которые составили 740 миллионов шекелей за последние шесть лет.

Огромный рост количества учеников объясняется не только высоким приростом населения в ультраортодоксальном секторе. Просто они откусывают большие куски от других ортодоксальных школьных сетей. Другими словами, ШАС и «Еврейство Торы» использовали свой контроль над ультраортодоксальным отделом министерства образования, чтобы поглотить маленькие школьные сети и присоединить всех к себе, что ведет к увеличению бюджетов и еще большему влиянию в ультраортодоксальном секторе.

Одной из систем образования, серьезно пострадавших в результате этого процесса, были школы хасидов Белз, которые столкнулись с жестким контролем и скудными бюджетами. На одного учащегося они получали одну треть по сравнению с сетями «Ха-хинух ха-ацмаи» и «Мааян ха-хинух ха-торани».

Многие школы, оказавшиеся в похожем положении, решили просто капитулировать и присоединиться к двум сетям ультраортодоксального «мейнстрима». Но белзские решили сохранить независимость. И нашли выход: получить такие же бюджеты, согласившись на преподавание светских дисциплин и надзор со стороны министерства образования.

Министерства в нерешительности

Депутат кнессета Кинли говорит, что предложение белзских школ удивило министерства образования и финансов. «Они не привыкли к тому, что ультраортодоксы приходят сами и предлагают расширить преподавание светских предметов», – говорит он. Но когда шок прошел, возникло множество вопросов и подозрений.

Поскольку это коммерческое предложение – бюджеты в обмен на успеваемость, возникли вопросы, например как будут определять показатели успеваемости, то есть каким критериям знаний должны будут соответствовать школы Белз, как будут измерять успеваемость, как будут осуществлять надзор, чтобы избежать фальсификаций.

И как защитить этот механизм от смены власти в будущем? Если правительство сменится и ультраортодоксальные партии снова окажутся у кормила власти, не превратят ли они это в очередное злоупотребление, как они сделали с ультраортодоксальным отделом министерства образования?

Кроме того, возникли технические вопросы, касающиеся подготовки индивидуальной учебной программы, учебников и учителей, которые будут преподавать светские дисциплины. Сегодня только в МАМАХе есть преподаватели-ультраортодоксы, прошедшие подготовку для преподавания светских дисциплин.

Райс, который ведет переговоры от имени хасидов Белз, настаивает на том, чтобы школы Белз оставались независимыми и чтобы над ними не было особого надзора. «Проверяйте нас экзаменами МЕЙЦАВ», – говорит он. В правительстве еще обдумывают это предложение, потому что одними экзаменами МЕЙЦАВ проверять успеваемость недостаточно.

В целом идея выделения бюджета по успеваемости учеников чужда министерству образования. Есть опасения, что это станет прецедентом для других систем образования. С другой стороны, никакой надзор со стороны государства не показал своей эффективности в ультраортодоксальном секторе.

Поэтому звучат предложения о негосударственном контроле, о передаче полномочий по контролю гражданскому обществу, чтобы смена власти не подорвала качество контроля. Такие идеи, конечно, тоже не приводят в восторг правительство.

Туча подозрительности может сыграть дурную службу. В кои-то веки «харедим» пришли с таким предложением, а государство не решается его принять. Самый большой вопрос, который задают в правительстве, заключается в том, насколько искренним является предложение белзских хасидов, которые внезапно решили приобщать своих детей к светским дисциплинам.

Кинли убежден, что это подлинные изменения. Ребе решил, что мужчины должны выходить на работу, но на рынке труда те «обнаружили, что без базовых знаний найти работу очень трудно».

Мейрав Арлозоров, TheMarker. Фото: Нир Кейдар √

Метки:


Читайте также