Государство

Планов громадье, но чего-то все-таки не хватает

Новое правительство обозначило своего главного врага в экономической сфере: избыточное регулирование. В руководящих принципах правительства, отмечено, что бюрократические барьеры будут ликвидировать один за другим, а процессы оцифровывать («ноль бумаг, ноль очередей»).


Откуда деньги?

В планы нового правительства входит, например, намерение за пять лет увеличить на 15% долю занятости в хайтеке. Это значит, что в данной сфере должны быть созданы около 150 тысяч новых рабочих мест – такую цель поставил Лапид. Кроме того, правительство собирается построить две больницы – в Галилее и в Негеве. Открыть новый международный аэропорт, о необходимости которого говорится уже давно, потому что перед пандемией главные ворота страны с трудом стправлялись с растущим год из года грузо- и пассажиропотоком (пока неясно, где он может появиться: Либерман предлагает Негев, Ганц выступает за Рамат-Авив). Запустить метро в Гуш-Дане (которое строится с 2017 года). Запустить высокоскоростной поезд. Повысить пособия пожилым людям. И многое, многое другое.

Однако пока источники финансирования всех этих благих и важных начинаний не указаны.


Заодно нигде нет и намека на намерение уменьшить цены на жилье. Руководящие принципы содержат такую фразу: «стороны договорились решительно действовать для уменьшения роста цен на квартиры». Уменьшение роста, не более. Это посыл тем, кто надеялся, что цены начнут снижаться. Не надейтесь.

Правда, говорится о широкомасштабной жилищной программе, строительстве квартир для долгосрочной аренды, о выделении земели для строительства 300 тысяч единиц… но все эти компоненты присутствовали в обещаниях и планах правительств, в разном виде, и в предыдущие годы. Как все это будет осуществляться, и как скажется на ценах – пока можно только гадать.

Красивый лозунг с неясным содержанием

«Сокращать регуляцию» - это ласкает слух. Кому нравятся бюрократы? Но пока и это – не более, чем лозунг. Никто не знает, как именно и что именно собираются устранять и сокращать. А начавшееся на этой неделе расследование против двух помощников экс-министра здравоохранения Яакова Лицмана, лоббиста Эреза Гильхара и директора фармацевтической компании Roche (дочерней компании швейцарской фирмы F. Hoffmann-La Roche Ltd) выставляет эту проблему в совсем ином свете: недостаток регуляции, в отсутствие полной прозрачности – это тоже плохо. Очень плохо.

В 2017 году министерство здравоохранения настаивало на маркировке вредных пищевых продуктов, а пищевые компании этому сильно сопротивлялись. Конечно, нам важно знать, что мы едим! Кто может быть против такой реформы, идущей на благо людям? Но проблема в том, что лоббисты, стратегические консультанты и прочие «специалисты» такого рода, работающие в интересах определенных лиц, занимаются такими реформами не только в комитетах кнессета и министерствах. Переписки, переговоры в частных домах, не афишируемые встречи в офисах – вот где начинается коррупция. И если правительство хочет уменьшать регуляцию, в то же время оно должно обеспечить полную прозрачность принимаемых решений, а любое обсуждение любых вопросов, связанных с регуляцией, должно документироваться и предоставляться общественности.

У приближенных разных министров нет никакой причины продвигать интересы частных компаний, кроме корыстных. Это окружение подвержено коррупции, оно гнилое изнутри, от него – только вред и обществу, и правительству. Оно же коррумпирует самих профессиональных назначенцев – чиновников, включая высокопоставленных. Например, если бы закон однозначно требовал документировать все переговоры минсвязи с коммерческими компаниями, то не исключено, что Нетаниягу и Шломо Фильбер не оказались бы вовлечены в «дело №4000» - дело Безека.


Ждать ли от Либермана принятия новых правил, перекрывающих коррупционные лазейки? Его соратники по партии шли, в прошлом и теперь, в тюрьму по обвинениям в мошенничестве и коррупции – вынес ли он из этого необходимые уроки? Внедрит ли он новые стандарты прозрачности теперь, когда ему дана власть над казной, в которой лежат 420 млрд шекелей? Не говоря уж обо всех объемах израильской экономики, подверженной регуляции - они намного больше...

Да, избыточная регуляция дает избыточную силу бюрократов, и коррупционеры используют это во благо себе и во вред обществу. Но нельзя просто уменьшить ее, не обеспечив при этом полную ее прозрачность и публичность.

По материалу Сами Переца, TheMarker. Фото: Элиягу Гершкович




Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend