Мнения

Министр финансов и глава Гистадрута договорились, но что толку?

Министр финансов, глава Гистадрута и руководители организаций работодателей и промышленников, заключившие сегодня, 3 ноября, так называемое пакетное соглашение говорили каждый в свою очередь о важности события для стабилизации экономики Израиля после кризиса и о том, что все чем-то пожертвовали ради процветания страны. При этом, глядя на пункты соглашения, трудно понять, в чем именно заключается историческая важность соглашения и как именно оно может способствовать экономической стабильности. Судите сами.


– Минимальная заработная плата вырастет к 2026 году с 5300 до 6000 шекелей (то есть будет расти на 100-200 шекелей в год).

– В 2022 году не будет повышения заработной платы в государственном секторе (именно в 2022-м, а не за 2022 год).

– В государственном секторе один день в неделю сотрудники смогут работать из дома.


– Увеличение минимального числа отпускных дней с 12 до 13 (не распространяется на тех, кто имеет право на большее количество отпускных).

– Работодатели получат возможность начислять сверхурочные на ежемесячной основе, а не на ежедневной. То есть, если работник недоработал в течение месяца в один день и переработал в другой, работодатель сможет сэкономить на выплате сверхурочных. Гистадрут добился, что подобная система будет распространяться только на зарабатывающих 8 тысяч шекелей и более.

– Частным предпринимателям будут предоставлены два варианта отчислений для создания «сети безопасности» на случай потери заработка.

Итак, как именно нынешняя «пакетная сделка» способствует стабилизации экономики? Очевидно, министерство финансов добилось одного: промышленной тишины с госсектором на 2022 год: зарплаты не будут повышаться, Гистадрут не будет объявлять трудовые конфликты и начинать забастовки.

Как показывает практика, подобные уступки обходятся государству очень дорого, и растянутое на пять лет повышение минимума на 700 шекелей заодно с дополнительным днем отпуска — всего лишь крохи, брошенные Гистадрутом самым низкооплачиваемым работникам, чтобы они не возмущались потом, когда профсоюзы будут вытягивать из государства миллиарды для своих членов.

Продвигая «пакетную сделку», Авигдор Либерман не предложил ничего нового. К примеру, с подобным предложением выступил в 2013 году министр финансов Яир Лапид, также вынужденный искать средства для сокращения бюджетного дефицита. И потому, наверное, нет ничего удивительного в том, что и нынешняя реакция Гистадрута на подобное предложение не отличается от реакции в прошлом: мы всегда готовы помочь, но зарплаты сокращать не будем. И действительно, ни о каких реформах в госсекторе никто даже и не вспоминает.


Сразу же после первой встречи с новым министром финансов председатель Гистадрута Арнон Бар-Давид уже традиционно сообщил, что готов временно заморозить зарплаты в госсекторе в течение ближайшего года, а затем удовлетвориться повышением зарплаты от 1 до 1,2 процента в год, то есть на 6 процентов в ближайшие пять лет.

Гистадрут (Всеобщая федерация труда Израиля) не спешила на помощь государству и в более трудные времена. Во время тяжелейшего экономического кризиса в 1985 году в рамках стабилизационной программы руководство Гистадрута «отбивалось до последнего патрона», не соглашаясь на сокращение зарплат в госсекторе. А ситуация в то время сложилась чрезвычайно тяжелая, не идущая ни в какое сравнение с той, в которой израильская экономика находится сегодня. Единственной сходство – бюджетный дефицит в 12-15 процентов, но кроме этого – гиперинфляция (450 процентов), полное истощение валютных резервов, долг более 230 процентов ВВП. И все равно Гистадрут сопротивлялся, угрожая забастовкой, и только отсутствие общественной поддержки в конце концов заставило профсоюзных лидеров согласиться с условиями стабилизационной программы.

В 2013 году глава Гистадрута Офер Эйни похвалил министра финансов Лапида за жесткое ведение переговоров, но вместо сокращения зарплат в госсекторе министр финансов добился лишь отсрочки в намеченном повышении с июля 2013 на июль 2015 года. Напомним, что тогда министерство финансов повысило НДС и сократило пособия для сокращения дефицита госбюджета.


Моше Кахлон, мягкий и социальный министр финансов, даже и не пытался воевать с Гистадрутом. Накануне обсуждения правительством проекта государственного бюджета на 2019 год глава Гистадрута Ави Нисенкорен и министр финансов Кахлон договорились отсрочить намеченное на декабрь 2018 года повышение зарплат в госсекторе на август 2019 года. Экономия в 2 миллиарда шекелей позволила бы министерству финансов значительно уменьшить сокращения бюджетов министерств, необходимые для покрытия бюджетного дефицита в 2019 году.

Взамен на отсрочку повышений Моше Кахлон согласился увеличить надбавку с 7,75 процента до 7,9, чтобы в декабре 2019 года зарплаты в госсекторе повысить не на 1,75 процента, как это было запланировано, а на 1,9.

Министр финансов «бульдозер» Исраэль Кац в разгар кризиса, вызванного пандемией коронавируса, представил кризисный план по сокращению зарплат в госсекторе. По плану под сокращение должны были попасть зарплаты 700 тысяч госслужащих: министров и депутатов кнессета, полицейских, социальных работников, медиков и учителей, а снижение расходов на зарплаты должно было позволить государству сэкономить от 3 до 5 миллиардов шекелей в год. Реализация программы сокращений должна была быть завершена поэтапно до декабря 2022 года.

Но, как уже отмечалось, Гистадрут сталкивался и с более тяжелыми кризисами, и на пути Каца встал председатель Гистадрута Арнон Бар-Давид, который выступил против программы, объявив в качестве предупреждения состояние трудового конфликта в госсекторе. Профсоюзный лидер много говорил о необходимости изменений и увеличении социальной помощи, но на сокращение зарплат в госсекторе был не согласен.

В результате, как известно, попытка сократить зарплаты 700 тысяч госслужащих и сэкономить от 3 до 5 миллиардов шекелей в год закончилась законопроектом о снижении на 10 процентов до конца 2021 года зарплат 1007 высокопоставленных чиновников госсектора. Это пополнит казну государств на 70 миллионов шекелей – сумма в нынешних реалиях ничтожная.

Пока что Либерман выиграл время и показал себя мудрым министром. Глава Гистадрута Бар-Давид сумел «бросить кость» низкооплачиваемым работникам и не позволил министерству финансов поднять руку на привилегии госсектора. Действительно, пакетная сделка.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Эяль Туэг



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend