От слова «жадность». В Израиль пришла «гридфляция»

Помните, как год назад мы были вынуждены учить слово «стагфляция», означающее высокую инфляцию на фоне экономического застоя? Так вот, теперь его можно забыть. Пришло время знакомиться с новым понятием – «гридфляция». На этот раз в сочетании с известной всем инфляцией идет английское слово greed – «жадность».

В отличие от стагфляции, экономический смысл «гридфдяции» легче понять. Это ситуация, при которой алчные компании поднимают цены сильнее, чем их вынуждает подорожание сырья.

Воспользовавшись своим положением монополистов, они подстегивают инфляцию до уровня, которого она не должна была достигнуть в соответствии с объективными экономическими показателями. Это явление в полный рост можно наблюдать сейчас в Израиле.

В чем разница между «гридфляцией» и обычной инфляцией?


Начавшийся два года назад рост инфляции был связан с нарушением цепочки поставок вследствие эпидемии коронавируса. В карманах потребителей оказалось много денег, поскольку правительства, в том числе израильское, раздавали гражданам щедрую финансовую помощь.

Спрос на различные товары резко возрос, но удовлетворить его было сложно. Однако нас успокаивали тем, что это краткосрочное явление и вскоре рынок скорректирует сам себя.

После этого Россия развязала войну против Украины. Это привело к дефициту энергоносителей и зерновых. Предложение вновь не поспевало за спросом, а потребители в это время как раз начали выходить из дома после карантинов.

Обоюдные санкции, введенные странами Запада, с одной стороны, и Россией и Китаем – с другой, также подстегнули инфляционное давление.

Все это относится к числу известных источников инфляции. В последние шесть месяцев влияние этих факторов заметно ослабло, но цены тем не менее продолжили расти.

Цепочки поставок полностью восстановлены – об этом свидетельствует, в частности, снижение стоимости морских перевозок. Цены на энергоносители, подскочившие после российского вторжения в Украину, вернулись к довоенному уровню. Зерновая сделка позволила России и Украине возобновить экспорт пшеницы (хотя и не в полном объеме. – Прим. «Деталей»). Экспорт российской нефти, вопреки санкциям, превысил довоенные показатели. Китай отменил карантины, и все работники вернулись на фабрики и заводы.

Все это, казалось бы, должно было привести к снижению цен на продукты. Реальные барьеры, препятствующие торговле, были устранены, а ключевые ставки европейских центробанков резко подскочили – с 0% в дни эпидемии коронавируса до 5% сейчас. Инфляцию, достигшую в США и некоторых странах Европы 10%, удалось сбить, но она застряла на уровне 4-5%. Почему? Из-за «гридфляции» – жадности крупных концернов, обладающих чрезмерной властью на рынке.

15 компаний объявили о повышении цен

Об этом говорит многое: и растущие цены на рынках, и отчеты компаний, рапортующих об увеличении своих прибылей. Это происходит сейчас во всем мире. В минувшем месяце в Израиле 15 компаний официально объявили о повышении цен.

По оценке финансовых аналитиков, отчеты американских компаний за первое полугодие, которые должны быть опубликованы совсем скоро, покажут заметный рост их доходов. Это объясняется продолжающимся ростом цен, обеспечивающим прибыли, несмотря на замедление экономического роста. В ожидании публикации оптимистических отчетов акции компаний растут. И, несмотря на неутешительные в целом экономические прогнозы, американская биржа не дотягивает всего 10% до своего рекордного уровня.

В Италии недавно разразился «макаронный» кризис. Социальные активисты призывают граждан отказаться от покупки макаронных изделий в течение семи дней в знак протеста против того, что концерн Barilla повысил цены на свою продукцию втрое больше, чем подорожало сырье. В прошлом году цены на пасту в Италии подскочили на 17%. Это в два раза превышает годовой рост индекса потребительских цен.

В прошлом ученые-экономисты не придавали «гридфляции» серьезного значения, считая ее периферийным явлением. Некоторые вообще рассматривали ее как разновидность теории заговора.

Но в последние дни все больше ученых начали относиться к «гридфляции» всерьез. Бывший заместитель председателя Федеральной резервной системы США Лаэль Брейнард заявила в январе нынешнего года, что, вопреки традиционной точке зрения, рост заплат не главный источник инфляции. Свой обвиняющий перст она обратила в сторону крупных компаний, повышающих цены намного больше, чем того требует рост их расходов.

В марте главный экономист инвестиционного отдела банка UBS опубликовал отчет, в котором описывается, как начиная с последних месяцев 2022 года концерны стали убеждать общество в том, что повышение цен неизбежно и оправданно. В конце концов им удалось это сделать, хотя в действительности все обстоит совсем по-другому.

В мае The Wall Street Journal опубликовала исследование экономиста Изабеллы Вебер, подробно описывающее, как производители повышают цены.

В Израиле ни у кого не вызывает сомнений, что «гридфляция» – одна из главных причин роста цен. Их толкают вверх крупнейшие компании и монополисты.

Израильтяне понимают, что алчность концернов подталкивает их воспользоваться удобным моментом для повышения цен. Всеобщее внимание приковано сейчас к вопросам политики и безопасности, и экономика остается в тени. Таким образом, жадность становится одним из главных факторов растущей дороговизны.

Травма 2011 года забыта

Как бороться с «гридфляцией»? Учебники экономики говорят о том, что слишком долго она продолжаться не может. Общество и его представители во власти начинают понимать, что крупные бизнесы выжимают из них все соки. Так возникают кампании общественного протеста, и концерны оказываются вынуждены отступить.

В Израиле нечто подобное произошло летом 2011 года. Широкий общественный протест против дороговизны, триггером которого послужили высокие цены на творог «коттедж», нанес руководителям многих компаний ощутимую травму. В течение нескольких лет после этого они и не помышляли о повышении цен. Но сейчас они окончательно потеряли страх.

Дошло ли общество до той точки, когда оно вновь готово крикнуть концернам: «Вы нам надоели!» Кажется, да.

А что же делают политики?

Руководители парламентских комиссий обещают задать концернам жару, министр экономики угрожает расширить список товаров, цены на которые находятся под государственным контролем, и лично ведет борьбу против «Кока-колы». Министр финансов предлагает обложить дополнительным налогом сверхприбыли банков, а премьер-министр создает новую министерскую комиссию по борьбе с дороговизной во главе с самим собой и обещает, что она будет не такая, как прежние (в течение последнего десятилетия такие комиссии создавали пять раз). В ходе своего первого заседания на прошлой неделе комиссия попыталась вновь решить вопрос параллельного импорта, хотя прежний опыт его внедрения не принес положительных результатов.

Израильское общество уже разглядело «гридфляцию» и разгневано поведением концернов. Политики стремятся представить гражданам доказательства своего вклада в борьбу с дороговизной. Но коалиция и правительство тем временем продолжают проводить судебный переворот, изменяя характер государства и разграбливая бюджет. Это не позволит им добиться значительных результатов в борьбе с ростом цен.

Когда политики в интересах определенных секторов и своих приближенных занимаются грабежом казны, они теряют моральное право выступать в качестве защитников общества от других грабителей. В такой ситуации у концернов нет никакой причины идти на уступки и останавливать рос цен. Им гораздо проще договориться с политиками: дать хлебное место кому-либо из их приближенных или бросить кость представляемому кем-то из них сектору.

Тот, кто занят ослаблением демократии и грабежом казны, не найдет в себе сил для борьбы с жадностью бизнес-сектора.

Эйтан Авриэль, TheMarker. Фото: Томер Аппельбаум √

Метки:


Читайте также