Детали

От Никсона до Нетаниягу — как приструнить СМИ

Как в Израиле, так и во всем мире, политики всегда служили или прислуживали владельцам гигантских корпораций и использовали регуляцию, как инструмент для того, чтобы получить протекцию в ведущих средствах массовой информации. Что же изменилось на сегодняшний день? Реальность превзошла все предположения и ожидания, вышла за рамки всех мыслимых оценок, анализов и моделей за последние двадцать лет.

Однако, прежде перенесемся на сорок восемь лет назад, в 1971 год, когда президент США Ричард Никсон давал указание своему советнику Чарльзу Колсону, как работать с крупными телесетями, чтобы получать необходимое позитивное освещение в новостных программах: «Если угроза, с помощью которой мы их прогнем, поможет нам укрепиться в телепрограммах, которые они делают – пестуйте эту угрозу. Не прогибайте их сейчас – иначе они подумают, что мы больше не хотим иметь с ними дела».

У Колсона на этот счет был свой ответ боссу: «Вопрос лишь в том, насколько хорошо будет смотреться сам факт открытия антимонопольного дела – это отнюдь не главное политическое соображение. А вот держать их на медленном огне, то есть сохранять дело в «приостановленном», подвешенном состоянии, позволит нам надежно защититься от телесетей, и это же окажет огромное финансовое влияние на всех троих. Это будет дамоклов меч, нависающий над их головами».

Никсон возразил своему советнику: «Наш выигрыш гораздо важнее, чем экономическая выгода. Более того, нас не волнует экономическая выгода. Наша игра в данном случае – это политика-нетто. Что касается того, чтобы их прогнуть, я рад это сделать».

А теперь вернемся в наше время. В марте 2014 года Биньямин Нетаниягу дал интервью Markerweek: «Если говорить о главном властном ресурсе, с которым компании могут сотрудничать – то он воплощен в политиках, вот так сформировался крони-капитализм (кронизм – это практика предоставления властных преимуществ друзьям или доверенным лицам, своего рода вид фаворитизма. Более всего распространен в политическое среде; в частности, это кумовство и протекционизм, когда приятелей назначают на руководящие должности, предоставляют им высокие рабочие места и прочие преимущества – вне зависимости от квалификации. – прим. «Детали»). В нашей израильской системе это также может быть связано и с другими компонентами, такими, как СМИ, которые, будучи значительной силой, контролируют политиков, что по сути также влечет за собой существование крони-капитализма».

Еще одно действующее лицо: Шломо Фильбер, бывший гендиректор министерства связи, дающий показания следователю, какие инструкции он получил от главы правительства и министра связи Биньямина Нетаниягу по поводу желаемой политике на рынке масс-медиа: «Он сказал мне: не отменяй конкуренции, но посмотри, что можно сделать с ценами. Может быть, стоит замедлить этот процесс в течение какого-то времени, более или менее длительного… Он махнул рукой, словно показывая, что снижение цен должно быть умеренным».

1.Плохие новости для тех, кто поддерживает Нетаниягу, и кто убежден, что полиция и прокуратура «шьют» уголовные дела лидеру «Ликуда». Любой, кто внимательным образом следит в последние два десятилетия за поведением премьер-министра в сфере экономики вообще и по отношению к конкуренции, в частности, не сомневается: он точно знает, что делает. В интервью, которое Нетаниягу дал этой газете в 2014 году, он достаточно четко обрисовал коррупцию демократии и экономики в их тесной увязке с капиталом, правительством и СМИ.

Когда Нетаниягу поручил гендиректору своего министерства связи замедлить темпы снижения цен на рынке «Безека» и разрешить слияние компании «Yes» с «Безеком», он прекрасно понимал, что делает. Нетаниягу следовал методу Никсона: он не собирался отменять реформу «Безека» и введение конкуренции; напротив, он, как и Никсон, считал это дамокловым мечом, который постоянно будет висеть над головой владельца контрольного пакета акций «Безека» Шауля Аловича, мечом, который гарантировал бы абсолютную верность премьеру. Говоря иначе, Нетаниягу будет контролировать темпы введения конкуренции, и Алович будет его верным и напуганным слугой.

Есть плохие новости еще для одной большой группы населения, считающей Нетаниягу великим разрушителем системы регуляции и диктата прессы: Нетаниягу не изобрел ничего нового. Мы располагаем записями, свидетельствами и показаниями государственных свидетелей. Доказательства в "деле 4000" – беседы и переписка между Аловичем и гендиректором веб-сайта Wallа Иланом Иеошуа, а также показания Шломо Фильбера, - прекрасно дают понять, как работает метод, связывающий воедино капитал, правительство и СМИ.

Алович, как и Нетаниягу, тоже прекрасно уловил суть метода. Как контролирующий акционер группы Eurocom и спутниковой компании «Yes», которая конкурировала с телекоммуникационным гигантом ХОТ, ранее контролируемым Арноном (Нони) Мозесом и Элиэзером Фишманом, он на протяжении многих лет развивал в себе способность вникнуть в то, как работают Мозес, Фишман и прочие магнаты. Вот как Алович описал это в беседе с Иеошуа: «Ты недостаточно мудр, чтобы знать, что журналисты должны писать в первую очередь. Если бы ты был мудр, то редакцией Walla управляли бы такие люди, как Нир Хефец. В «Йедиот Ахронот» Нони Мозес знает, как назначить человека, чтобы об этом нигде не упоминалось и никто не говорил. К сожалению, ты не знаешь».

Хефец, который выступает в роли государственного свидетеля – отнюдь не «журналист» или «советник по связям с прессой», как его некогда представляли; он не журналист, которого развратил Нетаниягу – он глава пресс-службы магнатов при всех правительствах. Это понял Нетаниягу, войдя во власть; он пытался изменить ситуацию, но чем больше набирал сил, тем больше становился зависимым от «правил игры». Ублюдки изменили правила игры для Никсона; теперь настал черед Нетаниягу.

2. Business Roundtable - «круглый стол» представителей крупного бизнеса в США – на прошлой неделе взорвал «информационную бомбу». Компании, как было заявлено на этом форуме, должны заботиться не только о своих акционерах, но также и о других заинтересованных сторонах: о сотрудниках, поставщиках, клиентах и окружающей среде. То есть, об обществе в целом.

Это действительно бомба? И да, и нет. Да, потому что сделанное заявление отражает невидимую ситуацию, складывающуюся в американском бизнесе и в политике. Впервые за полвека корпоративные боссы США чувствуют, что начинают терять свою огромную политическую силу, которая усилилась за этот период, и понимают: чтобы минимизировать риски резких изменений экономической политики, они должны меняться. Их цель – пытаться во что бы то ни стало интегрироваться в новый публичный дискурс, который все чаще видит в гигантских компаниях врагов демократии, рабочих, потребителей, налогоплательщиков и окружающей среды.

Лучший способ понять силу и скорость перемен - познакомиться с риторикой Ларри Финка, босса Blackrock - крупнейшей в мире инвестиционной компании, которая управляет 6.5 триллионами долларов и является живым примером нового корпоративного видения в США.

Вот что он сказал мне в январе 2016 года во время дискуссии, которую я вел на Всемирном экономическом форуме в Давосе: «Мы можем приказать одной из компаний уволить пять тысяч сотрудников завтра или сделать нечто, что может нанести вред окружающей среде, и если это даст толчок к развитию и укреплению компании - мы сделали что-то хорошее». Понятно, что это идет вразрез с декларацией «круглого стола», прозвучавшей неделю назад. Но Финк изменил свои взгляды уже в 2018 году. Вот что он сказал New York Times: «Общество требует, чтобы корпорации, как государственные, так и частные, служили социальной цели. Чтобы процветать с течением времени, каждая компания должна не только достигать экономических показателей, но и вносить позитивный вклад в развитие общества».

Гай Рольник, Markerweek, М.К. К.В.

Фото: Wikipedia public domain



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend