One Zero: цифровой банк, который не может выбраться из минуса

А., у которого есть счет в Bank One Zero, недавно позвонила Элла, цифровой банкир, которая сообщила ему, среди прочего, что проверила его банковский счет и пришла к выводу, что все в порядке. А. спросил, сколько комиссионных он заплатил с начала 2024 года. «Извините, у меня нет никакой информации об этом», — сказала Элла, добавив: «Я все еще учусь». Это был неожиданный ответ, учитывая, что цифровой банк постоянно отмечает, что прозрачные и справедливые комиссионные являются одним из его преимуществ.

Когда мы рассказали эту историю Галю Бар Деа, генеральному директору банка, он признал, что «этап, на котором Элла будет знать, как отвечать и решать вопросы, связанные с личным счетом, все еще находится в стадии бета-тестирования для сотрудников банка». Целью на первом этапе было предоставление ответов на запросы общей информации, не связанные с конкретным счетом, а это почти 60% запросов.

«Сейчас она решает 80% запросов. На следующем этапе цифровой банкир сможет ответить как о ситуации на счетах в других банках, так и дать ответы на вопросы, которые клиент даже не подозревал, что может задать. Это будет настоящее волшебство».

Пока это волшебство не произойдет, А. немного разочарован. «Мой опыт работы с One Zero показывает, что на самом деле это не совсем банк».


Эта история иллюстрирует двойную жизнь One Zero: с одной стороны — технологическая компания, находящаяся в стадии развития, с другой — банк, которому необходимо предоставлять банковские услуги своим клиентам. С одной стороны, он выдвигает планы расширения по созданию цифрового банка в Италии совместно с итальянским страховым гигантом Generali, с другой стороны, на данном этапе он испытывает трудности с предоставлением полного набора услуг своим клиентам в Израиле.

Например, невозможно торговать криптовалютой, невозможно дать доверенность на работу со счетом, а клиенты с двойным гражданством или американским гражданством не могут открыть счет. И прежде всего: можно торговать иностранными ценными бумагами, но до сих пор нельзя торговать израильскими ценными бумагами и МАКАМами (краткосрочными облигациями Банка Израиля). Банк запросил разрешение на предоставление дистанционного пенсионного консультирования, но получил отказ, поскольку в настоящее время такое консультирование может быть предоставлено только при личной встрече. Законопроект, разрешающий это, недавно прошел первое чтение в кнессете.

«Когда я открыл счет около года назад, — объясняет А., — мне сказали, что, вероятно, к концу 2023 года торговля израильскими ценными бумагами станет возможной, но этого не произошло. Но и по имеющимся услугам на рынке капитала сервис, на мой взгляд, плохой, да и вообще дозвониться до службы обслуживания клиентов очень сложно. Лучшее, что я могу отметить, это то, что они предложили мне более высокую процентную ставку, чем другие банки, по депозитам в шекелях. Когда я переводил свой счет, я думал постепенно превратить его в свой основной банковский счет, но передумал и намерен в ближайшее время ликвидировать там счет».

Более высокие проценты, которые клиент получает по шекелевым депозитам, являются для него чистой прибылью. С другой стороны, жалоба на сервис существенна, поскольку причиной, по которой А. изначально подумал о переводе счета в One Zero, была его неудовлетворенность уровнем сервиса в прежнем банке. По его словам, комиссионные не являлись причиной смены банка.

«Это непростое решение сменить банк, — говорит специалист в банковской системе. — И вопреки тенденции ненавидеть банк в целом, многие люди имеют хорошие отношения с отделением или отдельным клерком. Для того, чтобы перейти, клиенты захотят получить что-то более существенное, а One Zero по-прежнему не предлагает ничего, что могло бы изменить ситуацию в его пользу. Если добавить к этому, во сколько такому банку обходится привлечение клиента с точки зрения маркетинговых усилий и конкуренции с другими банками, которые представляют собой крупные и известные бренды, это огромные суммы денег, которые нужно вкладывать в привлечение клиентов, и пока не достигнут баланс, имеет место ситуация, когда многим людям платят за обслуживание слишком малого количества клиентов, и банк сжигает много денег».

One Zero подчеркивает, что уже за первый год работы к банку присоединилось 100 000 клиентов - даже до того, как он достиг своей полной технологической мощности и добавил банковские услуги. Но дело в том, что банк ставил перед собой на этом этапе цель привлечь около 150 000 клиентов. Бар Деа объясняет невыполнение поставленной цели тем, что «мы запустили банк за месяц до начала протеста против правовой реформы, а в последнем квартале года разразилась война. Я считаю, что в сложившихся обстоятельствах 100 тысяч счетов в год, две трети счетов, открываемых во всей банковской системе Израиля одновременно, – это успех. Мы верим, что через два года банк может стать прибыльным.

«Когда новому банку приходится конкурировать с экономической мощью банков, — отмечает другой источник в банковской системе. — С одной стороны, ему нужно предложить хорошие проценты по депозитам, снизив комиссионные, а с другой стороны, найти экономический рычаг получения прибыли - через разрыв между процентной ставкой, выдаваемой по депозитам, и процентной ставкой по ссудам. One Zero хорошо справляется с привлечением депозитов, но не может выдавать достаточно ссуд. Кредиты давать непросто, надо следить за их возвратом, и это непросто потому, что первыми к вам обращаются те, кому сложнее получить кредит в другом месте. Им придется учиться конкурировать на этом рынке».

Последние финансовые отчеты, опубликованные банком, который начал полноценную работу около года назад, подтвердили более высокие расходы, чем планировалось, что привело к совокупным убыткам в размере около 750 миллионов шекелей в 2021–2023 годах.

Согласно отчетам, средний годовой доход на одного клиента (ARPU) в One Zero составляет около 654 шекелей. Для сравнения, средний годовой доход других банков от клиентов составляет 2500–4500 шекелей в год. В этом разрыве кроются хорошие новости для израильского потребителя, но, возможно, не для баланса банка. One Zero утверждает, что его следует сравнивать с цифровыми банками мира, а не со старыми и традиционными коммерческими банками.

Большинство цифровых банков в мире были созданы в 2013–2015 годах в Великобритании. Они придерживались экономичной и дешевой модели, нулевой абонентской платы или комиссионных, с намерением, прежде всего, создать обширную клиентскую базу при ограниченных банковских услугах. Сегодня они занимают 30% доли рынка банковской системы Великобритании и открывают 50% новых счетов. В первые годы из-за крупных инвестиций в технологические разработки, создание и маркетинг цифровые банки фиксировали убытки в сотни миллионов долларов в год и средний годовой доход на одного клиента в несколько десятков шекелей. В этом контексте цифры до сих пор не впечатляют.

Средний годовой доход на одного клиента (ARPU) банка Monzo, созданного в 2016 году, составил в прошлом году 58 долларов. Имея 7,5 млн клиентов, банк завершил 2023 год с убытком 116 млн фунтов. Starling Bank, созданный в 2018 году, имеющий 3,6 млн клиентов завершил 2022 год с прибылью 142 млн фунтов после нескольких убыточных лет.

One Zero стремится пропустить «семь плохих лет» или хотя бы сократить их и выбрал более амбициозную и уникальную модель с оплатой с самого начала, многочисленными банковскими услугами, максимально похожими на предложение коммерческого банка - амбиции, которые потребовали своей цены в виде тяжелых затрат на разработку.

По материалам TheMarker, «Детали». Фото: Давид Бахар

Метки:


Читайте также