Охота на олигархов в Лондоне – настоящая или мнимая?

Великобритания начала атаку на российских олигархов. Но намерена ли она довести ее до конца, более того, захочет ли проверить активы и других миллиардеров, чьи источники доходы кажутся сомнительными, или ограничится лишь россиянами? Этим вопросом задается The New York Times. Заголовок статьи «U.K. vs. Oligarchs: The Gloves Are Now Off» можно вольно перевести как «Великобритания против олигархов: перчатка брошена» – вот только хватит ли у британцев для этой дуэли пороха и смелости?

Не только русские

Эта протестная акция была проведена в зажиточном лондонском районе Кенсингтон и Челси буквально на следующий день после того, как семеро известных российских олигархов были занесены британским правительством в черный список: тут на улице установили стиральную машину, забитую фальшивыми банкнотами. Причем установили напротив элитного таунхауса, принадлежащего, как утверждает издание, семье президента Азербайджана.

Перформанс, по мнению участников, содержал прозрачный намек: чтобы Лондон перестал быть «прачечной», надо выйти далеко за пределы санкций против российских олигархов. Таунхаус в Кенсингтоне входит в перечень лондонских объектов недвижимости, владение которыми приписывают Ильхаму Алиеву и его родственникам. Каждый из них стоит десятки миллионов долларов каждый и записан на офшорные компании. Подробности этого дела были в свое время раскрыты благодаря «архиву Пандоры» – документам, собранным и обнародованным Международным консорциумом журналистов. Однако Лондон закрыл глаза на недвижимость Алиева, поскольку Азербайджан не принимает участия в военных действиях в Украине, а Великобритания инвестирует в энергетическую отрасль этой республики. В прошлом году глава британского правительства Борис Джонсон, отмечая 30-летие установления дипломатических отношений с Азербайджаном, заметил: «Наше сотрудничество в настоящее время характеризует рекордно высокий уровень».

Те, кто настаивает на принятии мер против магнатов, утверждают, что главное – не впасть в антироссийскую истерию, а требовать общей прозрачности. Их главное внимание привлек Ильхам Алиев просто потому, что он не россиянин и его правительство обвиняют в репрессиях и нарушении прав человека. Но богачей-иностранцев, которые перевели свои капиталы в Лондон, сотни, если не тысячи. Зарубежные миллиардеры пытаются купить себе в Британии безупречный социальный статус, жертвуя огромные деньги почитаемым в этой стране культурным и образовательным учреждениям или становясь донорами Консервативной партии. Выявить такого рода транзакции куда сложнее, чем, скажем, разобраться с Романом Абрамовичем, чья аффилированность с Кремлем вообще и Владимиром Путиным в частности давно известна и задокументирована. Однако, как заявили участники протестной акции в Кенсингтоне, если Великобритания действительно хочет очистить авгиевы конюшни, ей следует разбираться не только с Абрамовичем.

И русские тоже

Например, Леонард Блаватник пожертвовал почти 100 миллионов долларов Оксфордскому университету на строительство школы государственного управления. И его имя как жертвователя выбито при входе в один из залов Тейт Модерн, лондонской галереи модернистского и современного искусств. Блаватник как может старается дистанцироваться от Путина – но сколотил свое состояние в постсоветский период, вкладывая деньги в бизнес вместе с еще одним россиянином – олигархом Виктором Вексельбергом.

В декабрьском отчете о «грязных деньгах» в Британии Chatham House, Королевский институт международных отношений и аналитический центр, уделил особое внимание российским магнатам, активно «прикрывающимся» благотворительностью. В частности, был упомянут известный российский финансист, инвестор и предприниматель Дмитрий Леус, который, как он сам утверждает, «поддерживает больницу Святого Георгия, руководит детской благотворительной организацией, поддерживает спортивный клуб в Лондоне и состоит в Королевском обществе искусств». Chatham House выяснил, что Леус пытался выступить в роли покровителя Фонда принца Уэльского, внеся пожертвование в размере 535 000 фунтов стерлингов. Однако позже фонд вернул пожертвование, узнав, что Леус «отбывал срок в российской тюрьме».

Да, британское правительство нанесло «упреждающий удар», введя санкции против 386 депутатов российской Государственной думы, проголосовавших за признание независимости двух самопровозглашенных республик – ЛНР и ДНР. Пусть они не так богаты, как попавшие под санкции олигархи Абрамович, Сечин, Костин и Дерипаска, но тем больнее удар: им всем теперь запрещено пересекать границу Великобритании, а имеющиеся у них в этой стране активы будут заморожены. В то же время, хотя Великобритания ввела санкции против 18 олигархов с начала вторжения России в Украину 24 февраля, это менее половины тех, на кого в свое время указал Алексей Навальный как на оказывающих поддержу коррумпированной российской системе правления.

Впрочем, судя по всему, и сам Джонсон «не без греха»: невзирая на то что выказывает себя активным сторонником введения антироссийских санкций, включая отключение банковской системы РФ от SWIFT, он не торопится начать «охоту» на русских богачей. По мнению его оппонентов, причина в том, что Консервативная партия была истинным бенефициаром их щедрости.

«С тех пор как Джонсон стал премьер-министром в 2019 году, партия или ассоциации, представляющие интересы ее избирателей, получили 1,93 миллиона фунтов стерлингов (около 2,5 миллиона долларов США) от доноров, которые либо русские, либо получают деньги из России», – уверяет The New York Times, ссылаясь на данные оппозиционной Лейбористской партии, которые базируются на документах из избирательной комиссии.

Тори обычно собирают более 20 миллионов фунтов стерлингов (26 миллионов долларов) в год в виде частных пожертвований. Среди российских доноров тори – Александр Темерко, российский и британский бизнесмен украинского происхождения, в настоящее время возглавляющий британскую компанию Aquind Limited. Называют также и бывшую инвестиционную банкиршу, крупнейшего политического донора-женщину в истории Великобритании, которая пожертвовала Консервативной партии более 2 миллионов фунтов стерлингов, – Любовь Чернухину. С ней Джонсон играл в теннис еще до того, как стал премьер-министром.

«Это не просто люди, решившие перебраться в Великобританию после того, как открыли и привели к успеху какую-нибудь бургерную в Москве, – объясняет Томас Мейн из Chatham House, один из составителей декабрьского отчета. – Они аффилированы с Кремлем на очень высоком уровне или связаны с теми, кто в прошлом был задействован в сферах, чреватых проблемами для безопасности Великобритании».

Пример тому – история 44-летнего барона Евгения Лебедева, британского предпринимателя русского происхождения. Этот медиамагнат, который владеет компанией Lebedev Holdings Ltd, выпускающей газеты Evening Standard и The Independent, стал членом палаты лордов британского парламента и другом Бориса Джонсона. А его отец – Александр Лебедев, в прошлом сотрудник КГБ, впоследствии ставший олигархом. The New York Times, опираясь на информированный источник, пишет, что спецслужбы обратили внимание Джонсона на столь щекотливое обстоятельство, когда Лебедеву-младшему было предоставлено место в палате лордов. Однако Джонсон предпочел замять тему. Не пора ли вновь вернуться к ней?

«На протяжении многих лет мы закрывали на все это глаза – и вдруг ни с того ни с сего нас стали беспокоить деньги русских? – саркастически замечает Томас Мейн. — Надо признать, что мы немного припозднились».

Марк Котлярский, по материалу The New York Times. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также