О турецком хите, ошеломившем россиян, и о тех, кто заработает на войне в Украине

После того как нам объяснили, что в будущем войны будут вотчиной компьютерных гениев, а безумные злодеи с пальцем на красной кнопке существуют только в фильмах о Джеймсе Бонде, все оказалось иным: включаешь телевизор и в первую минуту думаешь, что попал на исторический телеканал, и перед тобой документальный фильм 80-х годов. Ведь прошли десятилетия с тех пор, как мы видели что-то подобное.

Так как же проанализировать ситуацию с тысячами убитых и миллионом беженцев за неделю? Как вообще подходить к происходящему в эпоху, когда национальные конфликты принято улаживать в течение полутора часов на подстриженных газонах? Реальность оказалась хаотичной и необъяснимой, а потому неудивительно, что все занялись привычным: ценами на пшеницу и подорожанием бензина, а еще, конечно, вопросом о том, кто выиграет и проиграет.

В поисках ответов мы связались с аналитиком Ави Кало, в прошлом высокопоставленным сотрудником военной разведки, который сегодня руководит «оборонным» отделом в консалтинговой фирме Frost & Sullivan, попросили его прокомментировать происходящее, а потом попытались изложить его соображения – коротко и в доступном формате.

Проигравшие

Россия – второй по величине поставщик вооружений в мире (после США). Она продает 20% мировых вооружений, поставляя их в 45 стран. Главные покупатели – Индия, Китай, Алжир, Египет и Вьетнам, то есть страны, для расчетов с которыми международный клиринговый механизм (SWIFT) необязателен, и потому исключение России из SWIFT, казалось бы, не слишком скажется на масштабах этих сделок.

Проблема заключается в том, что большая часть российского оборонного экспорта осуществляется через госкорпорацию «Рособоронэкспорт», а ее финансирует Промсвязьбанк, который находится на мушке международных финансовых институтов, и санкции подорвали его способности предоставлять кредиты покупателям.

Второй тяжелый удар по России, возможно, даже фатальный, – бойкот «чиповых гигантов» Intel и TSMC. Санкции нанесут тяжелейший ущерб российской промышленности, а некоторые субподрядчики могут и вообще обанкротиться. В результате Россия потеряет доступ к запчастям, столкнется с трудностями с поставкой продукции в оговоренные сроки и постепенно начнет терять традиционные целевые рынки (в том числе Ближний Восток и Персидский залив), а заказчики обратятся к американским и европейским компаниям.

Выигравшие

Lockheed Martin – производитель противотанковой ракеты Javelin, одного из двух решающих факторов войны на Украине. Кроме того, производимые этой компанией истребители-бомбардировщики F-35 вскоре появятся на авиабазах НАТО в Европе. К тому же ожидается, что Lockheed в первую очередь выиграет от увеличения военной помощи США Прибалтийским странам и странам Восточной Европы.

Компания General Dynamics, производитель танков Abrams, еще до вторжения России в Украину обратилась к администрации США с просьбой разрешить продажу Польше 250 танков модификации M1A1. На этой неделе, похоже, все препятствия преодолены.

Northrop-Grumman, американская военно-промышленная компания, работающая в области электроники и информационных технологий, издавна сотрудничает с украинцами, а теперь значительно выросли и шансы компании на победу в будущих тендерах по всей Восточной Европе.

Темная лошадка

Украинцы мудро позиционируют себя как беспомощную жертву жестокого русского медведя, но это не совсем так. Хотя оборонный бюджет Украины далек от российского, начиная с 2015 года он ежегодно рос на 9%, в 4,5 раза быстрее роста оборонных расходов НАТО. Накануне войны оборонный бюджет Украины составлял 6 млрд долларов – 8,8% от ВВП. Это больше, чем в Израиле (6%) и тем более в странах НАТО (2,65%).

Если возможности американского ПТРК Javelin хорошо известны, то эффектная и более чем убедительная демонстрация возможностей турецких БПЛА Bayraktar вызвала интерес во всем мире.

Марокко уже пописало договор о приобретении турецких БПЛА за 70 млн долларов, и тот факт, что израильский ВПК вынужден воздерживаться от продажи наступательных вооружений Украине, может оставить восточноевропейский рынок в распоряжении турок. В их пользу свежий и успешный опыт боевых действий в Украине. Беспилотники Hermes, производства «Эльбит» и Heron, производства Концерна авиационной промышленности могут оказаться не у дел. Ави Кало утверждает, что и в целом ожидается, что Израиль столкнется с жесткой конкуренцией со стороны турецкой оборонной промышленности, которая становится все сильнее и сильнее.

Ави Бар-Эли, TheMarker. Фото: Wikimedia

Метки:


Читайте также