О популизме, цинизме и дороговизне

О популизме

«Концерн «Осем» сообщил сегодня, в среду, что по следам «ночной встречи» руководства концерна с министром финансов принято решение отложить запланированное повышение цен». Нет, я ничего не перепутал и знаю, что встреча между министром финансов Авигдором Либерманом и руководством концерна «Осем» состоялась вчера, во вторник, и на ней было решено отложить повышение цен на три месяца. Речь не об этой встрече.

Оригинальное сообщение выглядит так: «Концерн «Осем» сообщил сегодня, в среду, что по следам «ночной встречи» руководства концерна с министром финансов Моше Кахлоном принято решение отложить запланированное повышение цен», и оно было опубликовано 19 декабря 2018 года.

Разница между министрами финансов Моше Кахлоном и Авигдором Либерманом состоит в том, что первого волна подорожания накрыла в самом конце каденции, которую он намеревался завершить в статусе самого социального министра финансов, а второго – в начале каденции, что не способствует росту популярности. И оба, чтобы исправить ситуацию, на скорую руку составили план борьбы с дороговизной жизни.

То, что делает сегодня министр финансов Либерман, уже делал Кахлон, в результате войдя в историю как министр финансов, пообещавший бороться с дороговизной жизни и закончивший каденцию на волне роста цен. Либерман заявил, что производители и импортеры продуктов питания слишком много зарабатывают? Не первый раз. Тогда же, в декабре 2018 года, минфин обвинил производителей продуктов питания в высоких доходах.

Так как речь идет о частных компаниях, не публикующих финансовую отчетность, экономисты минфина воспользовались данными Налогового управления и выяснили, что прибыль десяти компаний (до налогообложения) в 2016 году составила около полумиллиарда шекелей, что отражает рентабельность в 13 процентов. В 2007 году показатель рентабельности составил около 7 процентов. В отличие от прибыли рентабельность является относительным показателем эффективности предприятия и показывает долю прибыли, приходящейся на единицу вложенных средств.

Итак, мы знаем, что частные компании стремятся увеличить свою прибыль, и у них это получается. Не для этого ли их создавали? Государство полагает, что все должно быть иначе? Так почему бы ему не открыть госпредприятия, которые займутся производством и импортом продуктов питания?

Так или иначе угрозы Либермана производители и импортеры продуктов питания уже слышали относительно недавно от Кахлона. Последний уже активно занимается распространением внебанковских ссуд под заоблачный процент за огромную зарплату, а цены на продукты питания продолжают расти.

О цинизме

Министр финансов обвинил производителей и импортеров продуктов питания в том, что те цинично воспользовались кризисом, чтобы повысить цены. «Ваше заявление о повышении цен в настоящее время – циничный шаг, который вредит гражданам страны. Мы без колебаний предпримем необходимые шаги для обеспечения конкурентоспособной и справедливой экономики», – говорится в письме, подписанном министром финансов Либерманом и министром экономики Орной Барбивай.

Сложно сказать, насколько это цинично, учитывая тот факт, что мировые цены на продовольствие выросли за год почти на 30 процентов и к повышению привели не только колебания спроса, но и увеличение общих для производителей издержек, в том числе на энергоносители и транспортировку.

Но если это все-таки цинично, то возникает вопрос, насколько цинично поднимать налоги в это непростое время, объясняя повышение охраной окружающей среды и заботой о здоровье граждан? Не цинично ли заключать пакетную сделку, в рамках которой в это непростое время те же самые местные производители продуктов питания, импортеры и торговые сети должны будут повышать зарплаты, увеличивая тем самым расходы? Как показывает многолетняя практика, повышение минимальной зарплаты в Израиле без роста производительности труда не приводит к увольнениям, так как частный бизнес успешно перекладывает его на потребителей через рост цен.

И не цинично ли со стороны министра финансов восхищаться ростом налоговых поступлений, при этом игнорируя все вопросы относительно возможного снижения того же самого акциза на топливо или других косвенных налогов в это непростое время?

О дороговизне

Как НЭП уже не раз отмечал, продукты питания в Израиле дорожали, дорожают и продолжат дорожать. В ответ на угрозы и предупреждения министров финансов и экономики ни одна компания не пообещала не повышать цены или тем более снизить их. Точнее, производитель бытовой химии «Сано», повысивший цены на сотни наименований еще в декабре, пообещал, но сразу же выяснилось, что это не так. Компания предложит временные маркетинговые мероприятия, что, естественно, не имеет никакого отношения к снижению цен. Компания «Штраус» пообещала пока не повышать, «Осем» отложила повышение на три месяца, остальные крупные импортеры и производители просто проигнорировали обращение министров.

В ответ Авигдор Либерман заявил, что «обратился к комиссии по ценообразованию с просьбой как можно быстрее изучить использование компаниями их положения на рынке с целью получения избыточной прибыли за счет граждан». Что он хочет узнать? Что рынок продуктов питания крайне централизован и о конкуренции на нем и не слышали? Или министр финансов намерен ввести госконтроль над ценами на все без исключения продукты питания?

С дороговизной жизни в Израиле идет борьба с 2011 года, и пока дороговизна жизни побеждает. Лучше министрам оставить в стороне популизм и цинизм и заняться реальными полномасштабными реформами. Все-таки это правительство перемен, так пусть будут перемены.

Да, это займет время, но кому сегодня легко? Непростые времена.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Ноам Москович/кнессет √

Метки:


Читайте также