Нужен ли нам еще один город для ортодоксов, обреченный на нищету?

Премьер-министр Нафтали Беннет и министр внутренних дел Айелет Шакед на прошлой неделе с гордостью сообщили о том, что правительство приняло решение создать новый город – Касиф – для ультраортодоксов. Он, согласно плану, должен появиться недалеко от Тель-Арада. Что же, отличный повод для твита и заголовка очередной статьи! Религиозное сообщество должно почувствовать, что правительство заботится о нем. Вопрос в том, действительно ли заботится или, наоборот, травмирует его?

Решение о создании нового города изложено на 67 страницах, не считая приложения. В нем нет только одного: экономических расчетов, обоснования целесообразности такого решения. 100 тысяч ультрарелигиозных переберутся в Негев, и что с того? В пустыне вдруг начнут расти деньги?

В девяностые годы прошлого века были основаны три новых религиозных населенных пункта: Бейтар-Илит, Модиин-Илит и Эльад. Расположенные в относительной близости к центру, они тем не менее, как магнит, притягивали бедность, плодили нищету. Варианты трудоустройства в них не отличаются многообразием: местные в основном полагаются на занятость в сфере преподавания, торговле и т. д., а также – на возможность найти работу за пределами этих городков. Но тогда им придется полагаться на общественный транспорт. Это неэффективно.

В общем, никаких перспектив, хотя правительство и говорит о желании поднять уровень занятости в ультраортодоксальном секторе. Так скажите на милость, какой же министр действительно считает, что создание Касифа, который на самом деле аккумулирует в себе беднейшее население страны с минимальным доступом на рынок труда, сможет реально способствовать достижению этой цели?

Кто-то вообще удосужился задать хотя бы элементарные вопросы во время дискуссий на тему о появлении нового города? Министерство жилищного строительства обещает, что в Касифе планируют построить промышленную зону, которая обеспечит городу определенный доход. Отлично. Где расчеты? Во сколько обойдется городской казне оказание соответствующих услуг местным жителям и какова величина муниципального налога («арноны»)? Сколько человек будут заняты в указанной промзоне? Какова стоимость создания рабочих мест и чем особенным они будут выделяться по сравнению с другими промзонами?

Беннет, по идее, должен обладать опытом управления хайтек-компаниями. Какая компания, специализирующаяся в сфере высоких технологий, принимает решение о вложениях – как бы это ни выглядело привлекательно и заманчиво – без четких экономических расчетов и обсуждения?

А вот в бюджетном отделе минфина такого рода расчет фактически сделан, и прогноз неутешительный. Минфин против. На создание города придется потратить 1,5 миллиарда шекелей. Доход на душу населения в Модиин-Илите составляет 1366 шекелей в месяц, в Эльаде – 1481 шекель, и теперь появится еще один город с низким уровнем дохода на душу населения? Касиф изначально приговорен к нищете.

Что и говорить, жилищный кризис в ортодоксальном секторе – это суровая реальность. Люди живут в кошмарных условиях. И проблему, конечно же, надо решать. Но создать ультраортодоксальный город в Негеве – значит, устранив одну проблему, тут же породить другую. Более логичной альтернативой кажется строительство религиозных кварталов в сильных городах, где существует развитая транспортная и промышленная инфраструктура. Это позволит ультраортодоксам и вести достойный образ жизни, и следовать своему традиционному укладу.

А города, подобные Касифу, автономны. И местными властями управляет ультраортодоксальный истеблишмент, а не либерально настроенное Государство Израиль. Раввинам гораздо легче контролировать здесь паству, сообразуясь со своими прихотями в таких жизненных сегментах, как одежда, мобильные телефоны и интернет. Потому целью правительства должно стать рассредоточение, рассеивание.

Возьмите для примера Ришон-ле-Цион. На последних выборах лишь 0,54 процента жителей этого города проголосовали за список «Еврейства Торы». 726 человек из 134 тысяч. В Ришон-ле-Ционе нет ультраортодоксов. Почему? Это сильный, успешный город, он расположен в центре страны, здесь множество рабочих мест. Почему нельзя создать в Ришоне небольшой ультрарелигиозный квартал? Тогда ортодоксы будут составлять не полпроцента от населения города, а 5 процентов.

Я, например, живу в квартале, где треть жителей – ультраортодоксы. Я не предлагаю другим то, чего бы не сделал для самого себя. И так должны обстоять дела в каждом нашем городе. Ультраортодоксы от этого только выиграют, но выиграет и само Государство Израиль.

Хаим Левинсон, «ХаАрец». Фото: Элиягу Гершкович √

Метки:


Читайте также