Неразбериха с зарплатами в госсекторе: выписывают сколько попало – и кому попало

Правительство ежегодно выплачивает работникам государственного сектора 107 миллиардов шекелей в виде зарплат, но структурированы эти выплаты неэффективно. При этом политический эшелон даже не пытается сформулировать какую-либо политику проведения реформ и исправления ситуации. К такому выводу пришел госконтролер – согласно его отчету, опубликованному 23 ноября 2022 года.

В 2019 году в государственном секторе в Израиле работали 537 тысяч человек, не считая сотрудников оборонных предприятий. В отчете основное внимание уделяется деятельности подразделений министерства финансов, которые занимаются госслужащими. Прежде всего это Департамент зарплат и трудовых договоров. Также госконтролер изучил работу Управления государственной службой, в ведении которого находятся примерно 65 тысяч госслужащих.

Отчет показывает картину полной запущенности в сфере занятости государственных служащих, важные вопросы не решаются. Но выявленные недостатки никому не были в новинку – мы слышим о них много лет. По этому поводу написаны уже тома отчетов, и последним из них был отчет ОECD от 2021 года, в котором подробно изложены рекомендации по оптимизации госсектора. Более того, реализация отчета ОECD даже была включена в план работы минфина на 2022 год, но на практике сделано очень мало.

Департаментом заработной платы в министерстве финансов в течение последних четырех с половиной лет руководил Коби Бар-Натан, который недавно объявил о намерении уйти на пенсию в январе будущего года. Он действительно выработал стратегию в области структурирования заработной платы и пытался ее реализовать. Он даже создал особое подразделение, которое этим занимается. Но эту стратегию не то что правительство – даже минфин никогда официально не утверждал! Так что она ничем никого не связывает. Без поддержки со стороны министерства и политиков возможности подразделения по внедрению стратегии занятости практически равны нулю.


700 компонентов одной зарплаты

Сотрудники офиса государственного контролера ознакомились с трудовыми договорами за последние годы, чтобы проверить, не произошли ли какие-либо изменения со времени предыдущей проверки в 2016 году. В период с 2016 по 2021 год между профсоюзами работников государственного сектора и государством было подписано около 150 трудовых договоров, не считая специальных соглашений на период «короны», которые госконтролер не проверял.

Госконтролер решил выяснить, насколько удалось продвинуться за пять лет к первой цели – упрощению структуры заработной платы. Сегодня у заработной платы госслужащих не менее 700 различных составляющих. Основная зарплата, определяемая на основе базовой платы и трудового стажа, составляет всего 45% от итоговой суммы, получаемой ими. Остальное – прибавки, надбавки, оплата дежурств, другие выплаты, возмещение расходов... Здесь у правительства зачастую вообще нет упорядоченной системы или общих правил.

Минфин направил госконтролеру 21 договор, которые, по их мнению, должны проиллюстрировать, что какие-то реформы в области структуры оплаты труда и занятости все же происходят. Но, согласно отчету, для 90% госслужащих с 2016 года ничего не изменилось.

Со времени предыдущей проверки Департамент заработной платы способствовал упрощению структуры зарплат только в 11 договорах, которые затрагивают около 10% всех государственных служащих. Изменения, которые аудитор называет «стратегическими» и которые включают существенную реструктуризацию и исправление перекосов, были обнаружены всего в восьмидоговорах, касающихся лишь около 0,6% всех государственных служащих.

В госсекторе Израиля велика разница в заработной плате между новыми работниками и накопившими стаж, ведь за каждый проработанный год основная заработная плата растет на 1%. Таким образом, между работниками, занимающими одинаковые должности, может быть разница в зарплатах в десятки процентов. В прошлом уже были обнаружены экстремальные разрывы – 67% у директоров отделов юридического советника, и совершенно аномальная разница в 165% между зарплатами двух начальников отдела. В 2021 году OECD рекомендовала изменить структуру заработной платы для устранения таких перекосов.

Действительно, рамочное соглашение между минфином и Гистадрутом, которое распространяется на 300 тысяч работников государственного сектора, включало пункт, касающийся проблемы разницы в заработной плате. На практике все, о чем договорились, свели к новому механизму, который должен сдерживать темпы роста этой разницы. Чего тоже не произошло – разрыв продолжал увеличиваться.

Невозможно уволить

Фундаментальная проблема в государственном секторе – управленческая гибкость. Сегодня у работодателей связаны руки. В подавляющем большинстве случаев очень сложно перемещать сотрудников на другие должности или увольнять их за профнепригодность.

Сегодня только девять новых трудовых соглашений, которые распространяются лишь на 0,6% работников госсектора, предоставляют работодателям некоторую гибкость. «Стратегические» изменения коснулись лишь 10 тысяч госслужащих.

Есть еще одна проблема, с которой правительство как работодатель сталкивается при найме сотрудников. Структура заработной платы настолько сложна, что, объявляя тендер на занятие вакантной должности, государство не может сообщить претендентам на должность, какая у них будет зарплата! Даже примерно. Девять лет назад правительство приняло рекомендацию публиковать в тендерах диапазон заработной платы, но Управление государственной службой до сих пор не выполнило это решение.

Другая трудность в том, что классификаций профессий госслужащих слишком много. 65 тысяч рабочих мест разделены на 11 тысяч различных видов профессий – в среднем по шесть работников для каждого вида занятий. Для сравнения, в Австралии по каждому виду занятий 243 работника, в США – около 3000.

В соответствии с решением правительства, принятым шесть лет назад, Управление государственной службой только в декабре 2021 года удосужилось сформулировать модель классификации специалистов по 17 кластерам профессиональных знаний. До сих пор этот проект не сдвинулся с мертвой точки и нет никакого плана по его продвижению. Управление в свое оправдание сообщило госконтролеру, что они ждут продолжения финансирования этой реформы, чтобы ее завершить.

Премии за эффективность – по очереди всем госслужащим

Еще одной важной целью Департамента заработной платы была разработка стимулов для повышения производительности труда. На практике и здесь почти не произошло никаких изменений. С 2016 года очень немногие трудовые договоры – для 1,5% сотрудников – содержат прогрессивный механизм поощрения производительности труда.

Официально у государства есть различные методы стимулирования работников. Механизм поощрительных выплат, созданный в конце 1960-х, был разработан для того, чтобы премировать самые эффективные департаменты и отдельных работников. Отчет государственного контролера показывает, что эти меры стали полной профанацией и используются просто как еще одна надбавка к зарплате всем работникам по очереди, без какой-либо связи с их производительностью труда и результатами работы.

Так, в 2020 году государство выплатило более 667 миллионов шекелей на поощрительные премии государственным служащим. Если исходить из существующих критериев выдачи этих премий, то получается, что подавляющее большинство государственных органов продемонстрировали в том году экстремальную эффективность – выше 150%. Другие индексы оценки работы госсектора говорят об обратном, у большинства государственных органов как раз очень низкая эффективность. Но механизм выдачи премий очень архаичен, без возможности проверки или оценки эффективности, поэтому все без особых усилий могут получать премии.

Государство использует еще один механизм поощрения лучших работников, в рамках которого 15% госслужащих получают прибавку в размере 2000 шекелей в год за их рейтинг и оценку их работы. Однако есть подозрение, что на практике эти премии выдают работникам по очереди, независимо от их достижений.

Кто контролирует зарплату в ЦАХАЛе?

В отчете госконтролера констатируется известная истина: министерство финансов не имеет возможности контролировать заплаты в Армии обороны Израиля. Не может даже вмешиваться в процесс. Межведомственная группа министерств обороны и финансов определила, что политика заработной платы в ЦАХАЛе находится в ведении начальника Генштаба, хотя это противоречит мнению заместителя юридического советника правительства.

Управление главного бухгалтера министерства финансов, согласно отчету, не проверило правильность расчета большинства компонентов зарплаты в армии. Таким образом, проверка госконтролера не завершена.

Официальная реакция министерства финансов: «В последние годы министерство сформулировало стратегический план по заработным платам в государственном секторе в свете рекомендаций OECD. Этот план привел к значительным результатам, которые нашли выражение в трудовых договорах, подписанных в последние годы. Отчет госконтролера указывает, что правительство должно утвердить этот план наряду с финансированием планирования будущих соглашений. Нет сомнений, что утверждение плана позволит проводить оптимальную политику оплаты труда для качественного и эффективного госсектора».

Управление государственной службой сообщило: «Управление изучает проблемы, поднятые в отчете. Они будут рассмотрены на профессиональном уровне с экспертами министерства финансов».

Нати Тoкер, TheMarker. Фото: Pixabay √ 

Метки:


Читайте также