Детали

Неевреи увеличивают статистику репатриации

В последние годы двое из трех репатриантов в Израиль приезжают из России или Украины, но большинство из них не признаются евреями - что делает проблемой такие вещи, как брак, создание семьи и похороны.

Израиль вкладывает значительные средства в продвижение и содействие репатриации, и когда цифры растут, это часто воспринимается, как успех сионизма. Действительно, за последнее десятилетие общее число репатриантов практически удвоилось (с 15 500 в 2008 году до 29 500 в 2018 году) - во многом благодаря растущему числу репатриантов из этих двух стран.

Есть только одна маленькая деталь, которую большинство из тех, кто занимается репатриацией, склонны скрывать: большинство репатриантов, прибывающих в последние годы из России и Украины (и других стран бывшего советского блока), не являются евреями. По крайней мере, не считаются таковыми религиозными властями в Израиле.

Согласно израильскому Закону о возвращении, для репатриации необходимо, чтобы евреем был хотя бы кто-то один из бабушек и дедушек претендента, или чтобы претендент состоял в браке с евреем или еврейкой, или чтобы он прошел гиюр в авторитетной еврейской общине. Но чтобы считаться евреем по Галахе, критерии намного строже: претендент должен быть рожден от матери-еврейки или пройти ортодоксальный гиюр, признанный главным раввинатом Израиля. Соответственно, нет необходимости быть галахическим евреем, чтобы репатриироваться в Израиль.

Профессор Еврейского университета Серджио Делла Пергола, широко известный специалист в области еврейской демографии, считает, что более половины репатриантов, прибывающих в последние годы из стран бывшего советского блока, не являются евреями по Галахе. По его словам, это было не так в 1990-х годах, во время массовой волны иммиграции из бывшего Советского Союза, когда около миллиона евреев переехали в Израиль.

«То, что мы видим, это - очень типичная модель еврейской миграции, - сказал профессор Делла Пергола. - Те, кто более мотивирован еврейством, как правило, первыми пользуются возможностью переехать в Израиль, и это люди, которых мы обычно встречаем во время первой волны алии. Вторая волна более разнообразна, это означает, что в ней доля смешанных семей имеет тенденцию к росту».

В 2017 году Россия и Украина вместе обеспечили 49 процентов всех репатриантов, в 2018 году – 57 процентов, а в первой половине 2019 года – 68 процентов. Иными словами, двое из трех репатриантов, приехавших в Израиль в этом году, родом из этих двух стран (чуть более половины прибывают только из России).

Недавний всплеск репатриации из России объясняется экономическими трудностями, тогда как исход из Украины, как полагают, в большей степени связан с политическими беспорядками.

Согласно последним подсчетам Делла Перголы (опубликованным в издании Американского еврейского ежегодника за 2018 год), основное еврейское население России - лица, которые идентифицируют себя как евреи и не принадлежат к какой-либо другой религии - составило 172 000 человек в 2018 году. При этом, право на репатриацию имеют чуть ли не втрое больше людей - около 600 000 человек.

Еврейское население Украины составляет около 60 000 человек, тогда как имеющих право на репатриацию по Закону о возвращении - вчетверо больше. Если эти две страны продолжат служить основным источником репатриации в ближайшие годы, нынешняя тенденция, вероятно, усилится.

Согласно последней оценке Делла Перголы, в общей сложности 426 700 израильских граждан, или чуть менее 5 процентов от общей численности населения, оказались в довольно странной демографической категории, известной как «другие» или «не имеющие религиозной принадлежности» - так их определяет ЦСБ и реестр населения. Это - лица, имеющие право на гражданство в соответствии с Законом о возвращении, но не признанные религиозными властями страны в качестве евреев.

В результате им отказано в определенных основных правах: так, они не могут вступить в законный брак, потому что все браки в Израиле заключаются через раввинат. А раввинат, разрешающий браки только между евреями, не признает их таковыми. Если так называемый «другой» - женщина, ее дети тоже не могут вступить в брак в Израиле. Кроме того, «других» нельзя хоронить на еврейских кладбищах.

Неудача гиюра

Учитывая последние тенденции репатриации и темпы прироста населения, ожидается, что эта группа израильтян - не совсем евреи, но и не неевреи - достигнет полумиллиона в течение десятилетия или двух.

«Многие из этих иммигрантов жили и идентифицировались как евреи в России и на Украине, но здесь, на своей национальной родине, их не принимают, - говорит Ксения Светлова, бывший депутат Кнессета и репатриантка из СНГ. - Как они могут не чувствовать себя гражданами второго сорта, когда платят налоги и служат в армии, как все, но им отказывают в таких основных правах, как право на вступление в брак?»

В бывшем Советском Союзе этническая принадлежность определялась по отцу, а не по матери. В результате, многие из этих репатриантов испытали сильный шок по приезде в Израиль, когда узнали, что в еврейском государстве прямо противоположные правила.

В статье, опубликованной в прошлом году Израильским институтом демократии, отмечается горькая ирония положения, с которым сталкиваются эти иммигранты: «Они считались евреями в странах своего происхождения, а в некоторых местах даже страдали от антисемитизма, потому что их статус определялся религией отца, - пишут авторы Йедидья Стерн и Натанель Фишер. - Таким образом, они подвергались дискриминации за границей из-за своего еврейства, в то время как здесь они подвергаются дискриминации или, по крайней мере, не признаются частью коллектива из-за нееврейского происхождения. Там они были «жидами», - пишут авторы, используя уничижительный русский термин для евреев, - а здесь они «русские».

Решение кажется простым: почему не провести для них гиюр?

Однако, как показывают Стерн и Фишер в своей статье «Недостатки государственной системы гиюра», он не является приемлемым вариантом для подавляющего большинства этих иммигрантов. Несмотря на то, что в последние годы «другое» население росло со скоростью около 10 000 человек в год в результате иммиграции и естественного прироста, ежегодно сообщается, что только около 1800 членов этой группы проходят гиюр.

«За эти годы только 7 процентов - то есть 24 000 - этих иммигрантов завершили процесс гиюра и были признаны евреями в Израиле, - отмечают авторы. - Поэтому мы должны без колебаний признать: на основе этих результатов национальные усилия по обращению в иудаизм [этих иммигрантов] потерпели неудачу».

Некоторые репатрианты отказываются проходить гиюр, потому что они всегда считали себя евреями, и их оскорбляет, что израильские власти думают иначе. Такое отношение особенно распространено среди так называемого «полуторного поколения»: репатриантов из СНГ, достигших совершеннолетия в Израиле, посещавших израильские школы, служивших в армии, учившихся в университете и, в отличие от своих родителей, находивших работу соразмерную их навыкам.

Но для многих других национальная система гиюра просто не подходит. Контролируемая раввинатом, она с годами становилась все более жесткой. Подавляющее большинство иммигрантов из бывших соцстран практически не имело возможности практиковать иудаизм, поэтому логично, что у них мало связи с религией. Но израильская система гиюра требует от них вести ортодоксальный образ жизни, который включает, например, соблюдение субботы, употребление только кошерной пищи и помещение детей в религиозные школы. Как отмечают в своей статье Стерн и Фишер, многие не хотят брать на себя такие обязательства или же не хотят жить во лжи.

«Эти люди видят себя присоединяющимися к народу, а не к религии, - пишут авторы. - Они не хотят отличаться от светского и традиционного еврейского большинства в Израиле, и не понимают, почему они обязаны делать то, что не требуется от других евреев. В результате, по их мнению, они должны притворяться теми, кем не являются».

Если бы они получили заверения, что после прохождения гиюра им не будут задавать никаких дополнительных вопросов, некоторые из этих иммигрантов могли бы решиться пройти гиюр. Но, как показали многочисленные случаи в последние годы, этот процесс не имеет гарантированного завершения, и гиюр может быть поставлен под сомнение и даже отменен раввинскими властями спустя годы после его одобрения. В результате, пишут Стерн и Фишер, даже после гиюра многие из этих иммигрантов воспринимаются «евреями второго сорта» или «условными евреями».

Профессор Делла Пергола говорит, что при таком положении дел Государство Израиль действует против своих заявленных интересов: «Со всеми этими громкими заявлениями о том, что Израиль является еврейским национальным государством, теоретически можно ожидать активного движения по превращению всех неевреев в евреев, чтобы еврейский народ доминировал в своей еврейской стране. Но на практике раввинат фактически препятствует этому процессу».

Женаты, но не официально

Желание помочь решить проблемы, характерные для этой категории населения, побудило группу видных раввинов-религиозных сионистов учредить частную инициативу «Гиюр по Галахе». В ультраортодоксальном движении эти раввины считаются относительно либеральными, и их требования при прохождении гиюра считаются менее строгими. С момента своего основания четыре года назад «Гиюр по Галахе» проводит несколько сотен гиюров в год, главным образом для иммигрантов из СНГ.

Главный раввинат отказывается проводить гиюр детям матерей-неевреек, если сами матери его не прошли. Но раввины «Гиюра по Галахе» это делают. «Это - серьезное различие между нами и раввинатом», - говорит раввин Сет Фарбер, один из основателей инициативы, отмечая, что тысячи таких детей ежегодно рождаются от матерей, которых классифицировали, как «других».

Хотя новообращенные «Гиюра по Галахе» признаются в реестре населения евреями (а не теми, кто «не имеет религиозной принадлежности»), раввинат не признает их и, следовательно, не заключает их браки.

Еще одна организация, активно занимающаяся разъяснительной работой в этой сфере - это «Свободный Израиль», которая поощряет израильтян вступать в брак вне рамок раввината и предоставляет своих собственных, лицензированных должностных лиц для церемонии бракосочетания. «Ежегодно с нашей помощью вступают в брак около шестисот пар, и примерно в одной трети из них хотя бы один из молодоженов является русскоязычным», - рассказала Катя Купчик, представитель организации в русскоязычной общине.

Но не все эти русскоязычные репатрианты обязательно принадлежат к категории «других», говорит она: многие просто не хотят иметь дела с раввинатом.

В прошлом израильские пары, желавшие избежать заключения брака через раввинат, часто ездили за границу, обычно на соседний Кипр, чтобы там пожениться. В последние годы все больше людей, в том числе русскоязычных, предпочитают вступать в брак в Израиле, даже если эти браки официально не признаются.

«Многие из этих репатриантов из СНГ говорят нам, что они привезли своих детей в Израиль не для того, чтобы те женились на Кипре», - говорит Купчик. Излишне говорить, что свадьбы, проводимые «Свободным Израилем», тоже не признаются раввинатом.

При всех своих благих намерениях такие организации, как «Свободный Израиль» и «Гиюр по Галахе», могут предложить только частичное решение проблемы. Пока национальная система гиюра сохраняет свой жесткий подход, а институт гражданского (не религиозного) брака отсутствует в Израиле, сотни тысяч израильских граждан будут продолжать считать себя - и восприниматься другими - изгоями.

"Сохнут", который долгое время играл доминирующую роль в репатриации, прекрасно знает о боли и страданиях, с которыми сталкиваются многие русскоязычные иммигранты из-за их ненадежного статуса", - сказал Шиви Гринфилд, заместитель гендиректора "Сохнута" по стратегии и планированию. Поэтому "Сохнут" поддержал различные инициативы, направленные на реформацию национальной системы гиюра. Но из-за противодействия ультраортодоксальных членов правительства ни одна из них еще не принесла плодов. «К сожалению, наши возможности ограничены», - посетовал Гринфилд.

Если жалобы этих иммигрантов и их потомков останутся без внимания, предупреждают Стерн и Фишер, они неизбежно окажут негативное влияние на израильское общество в целом. «Секрет устойчивости Израиля, - пишут они, - заключается в его успехе в использовании «чувства еврейского братства». Однако, существование большой нееврейской группы в израильском обществе может разрушить эту устойчивость и нарушить еврейскую идентичность государства».

Если проблема гиюра не будет решена, добавляют они, еврейское общество в Израиле, вероятно, разделится на разные группы, которые не могут вступать в брак друг с другом, «создав исторический раскол в еврейском народе, и вовсе не факт, что его можно будет ликвидировать».

Другой вероятный эффект - растущее давление на правительство, чтобы отделить религию от государства. «Угнетение этих иммигрантов и расшатывание национальной солидарности путем сохранения их в качестве отдельной группы будет хорошей подмогой тем, кто требует отделения», - пишут Стерн и Фишер.

Учитывая, что их статья была опубликована более года назад, сегодня эти слова звучат пророчески. На выборах в Кнессет, состоявшихся 17 сентября, на этой теме выехала партия Авигдора Либермана «Наш дом Израиль», которая традиционно ориентирована на русскоязычных избирателей. Пообещав бороться с религиозным диктатом в стране - и содействовать, среди прочего, гражданским бракам в Израиле - партия почти удвоила свою силу. Многие «другие» явно поддержали ее повестку дня, и результаты показывают, что многие «не-другие» израильтяне тоже это сделали.

Джуди Мальц, "ХаАрец", Л.К. К.В. Фото: Гиль Коэн Маген



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend