Не Иран. Четыре вызова, стоящие перед Израилем

Освещение событий в израильских СМИ посвящено почти исключительно тому, что происходит здесь и сейчас. В области стратегии пресса редко посвящает время тому, что скрывается за горизонтом, на расстоянии более нескольких недель.

Случайный обзор заголовков прошлого года выявит обычную смесь угроз: Иран, «Хизбалла» и палестинский терроризм, от запуска ракет из сектора Газа до атак террористов на Западном берегу. Но Израилю нужно смотреть дальше этого. Вот четыре острые проблемы, стоящие перед страной, и они (почти) не касаются Ирана.

Больше арабов, чем евреев

За последние два года проходили неофициальные исследования деликатного вопроса: израильско-палестинской демографии. Два обзора, основанных на сборе и анализе данных различных органов, занимающихся статистикой, пришли к одному и тому же выводу: в какой-то момент около 2020 года наступил переломный момент.

С тех пор впервые за многие десятилетия количество арабов между Средиземным морем и рекой Иордан немного превысило количество евреев. Если сложить всех евреев с одной стороны, а с другой арабов с израильским гражданством, палестинцев из Восточного Иерусалима, палестинцев с Западного берега и палестинцев из сектора Газа, результат будет почти равным, причем арабская сторона имеет небольшое численное преимущество.

Это важный момент, потому что эти тенденции сохранятся и дальше, и неравенство, вероятно, несколько увеличится из-за разницы в уровне рождаемости. В более долгосрочной перспективе понимание этого факта будет расти и в международном сообществе.

В этих обстоятельствах Израилю будет еще труднее поддерживать оккупацию Западного берега, когда часть палестинцев находятся под его полным контролем, часть – под частичным контролем и у всех них отсутствует право голоса в выборных учреждениях Израиля.

Реплики о том, что это лишь временное явление, вытекающее исключительно из обстоятельств безопасности, которые пока не поддаются урегулированию, все более подозрительно воспринимают на Западе. В то же время опросы, проведенные в последние годы среди палестинцев на территориях, показывают растущую поддержку идеи единого государства.

Все больше и больше палестинцев, особенно из молодого поколения, отказываются от поддержки решения о создании двух государств в пользу предположения, что в конце концов все сложится в их пользу. Их демографическое преимущество в конечном итоге вызовет невыносимое международное давление на Израиль и заставит его пойти на уступки и объединиться с арабским большинством.

В течение многих лет бывший премьер-министр Биньямин Нетаниягу считал одной из своих главных целей подрыв возможности создать палестинское государство. Он прибегал ко всем мыслимым тактикам проволочек, и ему способствовала негибкость палестинского руководства, даже если человек, возглавляющий ПА, Махмуд Аббас (Абу-Мазен), по-видимому, самый умеренный лидер палестинского движения.

Строительство в поселениях, которое даже во время замораживания не прекращалось ни на минуту, возобновилось полным ходом. Не так давно два бывших главы гражданской администрации, органа управления Израиля на «территориях», после продолжительного перерыва совершили поездку по Западному берегу. Их вывод был ясен: систематическое строительство поселенцами в последние годы создает там новую реальность, которая делает идею разделения между двумя популяциями почти недостижимой.

С другой стороны, в зоне C, которая в соответствии с соглашениями Осло находится под полным израильским контролем, палестинцы ведут строительные работы. Обе стороны создают факты на местах, постепенно уменьшая жизнеспособность решения о создании двух государств.

Важно влияние уроков Второй интифады, которая, кажется, стала самым формирующим опытом для израильского общественного мнения за последние десятилетия. Страх, посеянный терактами-самоубийцами, даже подавляемый, также породил у израильтян глубокую подозрительность по отношению к палестинцам и боязнь отступления с «территорий».

Расхожее мнение правых и даже части политического центра гласит, что каждая часть территории, которая была возвращена арабам – на Западном берегу, в секторе Газа, даже в Ливане, впоследствии использовалась как место для запуска ракет или подготовки террористов.

В результате получается «Уловка-22», почти такая же совершенная, как та, которую Джозеф Хеллер придумал 60 лет назад. Если палестинская арена относительно спокойна и количество террористических атак уменьшилось, то нет никакого давления на Израиль, чтобы он продвигался вперед к рассмотрению дипломатического решения (а тем временем поселения процветают). А если все-таки ситуация обостряется, то о компромиссе не может быть и речи, ибо любые переговоры в этих условиях означают унизительную капитуляцию перед террором.

У палестинцев есть свои способы напомнить о своем существовании, как показала волна террора, начавшаяся во второй половине марта. Необычно воинственная речь Ихъи Синуара, лидера ХАМАСа в секторе Газа, продемонстрировала, насколько далеко от истины были оценки в Израиле предполагаемой умеренности ХАМАСа. На заднем плане не ослабевают попытки экстремистски настроенных палестинцев и израильтян перевести конфронтацию в религиозную плоскость.

Кризис управления

Напряженность на территориях в последние несколько недель перенаправила внимание туда, но стоит вспомнить, с чего началась нынешняя волна террора. Террористы, совершившие теракты в Беэр-Шеве и Хадере, были арабами, гражданами Израиля и сторонниками ИГ – действительно, двое из них отбывали тюремные сроки из-за своих связей с организацией. Эти два нападения, за которыми последовали подражательные атаки палестинцев с Западного берега, отражают часть гораздо более широкой проблемы.

А именно, продолжающееся отстранение государства от всякой деятельности – от полицейской до сбора налогов и повседневной работы министерств – в арабских регионах. Последствия этой многолетней политики бездействия проявлялись на двух уровнях: в жестоком националистическом насилии, разразившемся во время операции «Страж стен» в Газе в мае прошлого года, и в резком росте числа убийств среди арабов из-за споров между криминальными хамулами или кланами.

Новое правительство, надо отдать ему должное, проявляет больший интерес к этому вопросу, чем его предшественники. Полиция в соответствии с директивами министерства внутренней безопасности прилагает значительные усилия для конфискации незаконного огнестрельного оружия и впервые пытается справиться с организованными преступными группировками в арабских регионах.

С начала года количество убийств сократилось на 40 процентов после рекордных в прошлом году 136 случаев. В ответ на давление со стороны премьер-министра Нафтали Беннета Служба безопасности ШАБАК активизировала свою деятельность по сбору разведданных об опасных преступлениях в арабском секторе.

Ситуация в арабских регионах обострилась не только из-за преднамеренного уклонения от полицейской деятельности, что можно отнести к последствиям беспорядков в Галилее 2000 года, когда 13 арабских граждан были убиты в столкновениях с полицией. Бездействие правительства выходит за рамки этого, затрагивая почти все аспекты жизни от образования до занятости.

Правительство Нетаниягу инициировало долгожданное изменение политики в 2015 году, выделив 30 миллиардов шекелей на шестилетний план помощи арабскому населению. Трагедия в том, что большая часть денег не дошла до своих первоначальных целей, потому что преступные организации терроризировали местные власти и присвоили себе большие суммы, не реализовав проекты.

Беннет и Лапид сделали шаг вперед, включив арабскую партию РААМ в коалицию. Для многих сотрудничество с РААМ и заявления, сделанные ее лидером, депутатом кнессета Мансуром Аббасом, впервые показывают возможную модель совместной жизни. Если коалиция распадется в ближайшем будущем, это может негативно сказаться на еврейско-арабских отношениях в пределах «зеленой черты», а экстремисты среди арабской общественности получат новый импульс.

ЦАХАЛ: разрушающаяся модель

В последние годы Армия обороны Израиля предприняла масштабную пиар-акцию, чтобы показать, что увеличение оборонного бюджета приводит к значительному улучшению огневой мощи армии, улучшению сбора разведданных, кибервозможностей и так далее.

Многолетний план под названием «Тнуфа» («Импульс»), продвигаемый начальником Генштаба Авивом Кохави, действительно запустил амбициозные и далеко идущие процессы, направленные на то, чтобы дать армии явное преимущество в случае войны с «Хизбаллой» или ХАМАСом.

Но план не решает двух давних проблем, от которых страдает ЦАХАЛ: постепенный крах существующей модели и концептуальная проблема применения сухопутных войск в будущем противостоянии, которое будет происходить в основном в густонаселенных городские районы.

На мой взгляд, кадровый кризис представляет собой главную угрозу для ЦАХАЛа, если не для безопасности Израиля в целом. Когда из 18-летних граждан в армии служат только около половины (среди мужчин-евреев ситуация лучше, но и там их всего 70 процентов), говорить о «равенстве в распределении бремени» уже не приходится.

Это в основном связано с изменениями в израильском обществе и характере призывников. ЦАХАЛ благодаря ряду бюрократических фокусов способен показать, что в последние несколько лет наблюдается рост мотивации служить в боевых частях. Но этот вывод, по-видимому, во многом связан с изменениями в том, когда и как вопросы задаются призывникам. На практике также значительно увеличилась доля освобожденных от службы – до 12 процентов мужчин, участвовавших в последних призывах.

Учебные классы офицерской школы заполнены, но необходимо задать вопрос: кто именно их заполняет? Налицо скрытый кризис, когда большая часть высококвалифицированного личного состава воздерживается от участия в офицерской подготовке.

Увеличение числа кибератак

Другой вопрос, которому уделяется очень мало внимания, связан с растущей опасностью кибератак. Израиль гордится тем, что его службы безопасности, а также доля его частной промышленности находятся на переднем крае мировых технологий как в области обороны, так и в кибернаступательной сфере. Часто появляются сообщения, в основном в зарубежных СМИ, об успехах Израиля в нанесении ударов по иранской инфраструктуре посредством кибератак.

В то же время Израиль сталкивается с огромным количеством атак, некоторые из которых спонсирует государство, другие осуществляют хакеры, косвенно связанные с государствами, а третьи совершают независимые злоумышленники либо по идеологическим причинам, либо с целью вымогательства.

Большая часть сообщений в СМИ Израиля посвящена атакам, приписываемым Ирану, иногда «Хизбалле» и ХАМАСу, возможности которых считаются более ограниченными. Около двух лет назад Иран атаковал насосную станцию компании «Мекорот» Национальной компании по водоснабжению таким образом, что это могло нарушить водоснабжение в некоторых частях страны.

Атака в прошлом году, нарушившая деятельность медицинского центра «Гилель Яффе» в Хадере, нанесла серьезный ущерб. Игаль Унна, уходящий гендиректор Национального управления кибернетической безопасности Израиля, заявил, что Израиль находится в состоянии «кибервойны» с Ираном.

Недавно министр связи Йоаз Гендель объявил, что поставщики связи в Израиле должны будут соблюдать более строгие стандарты, чтобы противостоять кибератакам. Как сказал Гендель: «Израиль страдает от тысяч кибератак, некоторые из них направлены против критически важной инфраструктуры. Нам известно о намерениях совершить новые атаки». Преемник Унны, Габи Портной, говорил о государственной обороне, своего рода «Железном куполе», который будет создан перед лицом киберугроз.

Это, несомненно, шаги в правильном направлении. Однако о чем публично не говорят, так это о том, что Израилю надо беспокоиться о других кибердержавах, кроме Ирана, особенно о Китае и России. Китайцы занимаются здесь – через киберпространство и не только – в основном промышленно-технологическим шпионажем, цель которого не нанесение прямого вреда Израилю, а кража его секретов. Намерения России более сложны, и некоторые из них реализуются через якобы независимые группы хакеров.

Суть в том, что киберугрозы усиливается, в то время как оборонительное развертывание Израиля все еще далеко от обеспечения всестороннего ответа на угрозу. В ближайшие годы это может дорого обойтись.

Амос Харэль, «ХаАрец». Фото: Моти Мильрод √

Метки:


Читайте также