Нам не привыкать к жаре и дороговизне

Этим летом европейцы были неприятно удивлены жарой и скачком дороговизны жизни. В отличие от жителей еврозоны, нам, израильтянам, удивляться нечему: у нас всегда летом жарко и круглый год дорого. И если европейцы еще могут надеяться на снижение стоимости жизни в случае завершения кризиса, вызванного войной в Украине (с жарой все сложнее), то нам надеяться не на что: дороговизна жизни с нами навсегда.

Почему я полагаю, что дороговизна жизни в Израиле никуда не денется? Наверное потому, что уже много лет она живет и побеждает. Дороговизна победила социальный протест 2011 года, проигнорировала попытки справиться с ней двух самых социальных министров финансов Яира Лапида и Моше Кахлона, не повлияли на нее многочисленные обещания политиков во время следующих одна за другой предвыборных кампаний.

Возможно, непобедимость дороговизны объясняется так же, как и неуловимость легендарного Джо: с ней на самом деле никто не борется. Ее нельзя победить, просто снизив на несколько десятков агорот цену на контролируемый государством хлеб или понизив на 50 агорот акциз на бензин. Не стала жизнь в Израиле дешевле и после снижения цен на сотовую связь и авиабилеты. Потому что сэкономленные гражданами суммы – мизерные по сравнению с огромными суммами, которые мы вынуждены расходовать из-за нежелания политиков понять, что в Израиле дорого жить исключительно из-за их желания как можно быстрее показать результаты своей деятельности, заработав тем самым политический капитал.

Дороговизна жизни в Израиле не в ценах на квартиры, а в неразвитой периферии. Именно это вынуждает израильтян покупать квартиры за огромные деньги там, где есть работа, развитые системы просвещения и здравоохранения, досуг. Эти районы называют «районами спроса», хотя их можно просто называть районами нормальной жизни, где родители могут жить сами и воспитать детей так, чтобы у них было будущее на рынке труда.

За это надо платить – и платить много, потому что квартира в хорошем месте не может стоить дешево. Ни в Израиле, ни в какой-либо другой стране. И, даже если там построят много квартир, они все равно будут стоит дорого. Так работает рынок. Правительству намного проще рассказывать нам, как оно старается строить больше в районах спроса, чем пытаться развивать периферию, превращая ее в места, где захотят жить израильтяне. Это происходит потому, что нет у политиков времени на глобальные проекты. Нужны результаты – и быстро.

Поэтому министр строительства Зеэв Элькин рассказывает нам о том, что начато строительство рекордного количества квартир за последние 30 лет. Это результат. Повлияет ли он на цены? Нет, конечно. Но квартиры строят три года, там видно будет. Вдруг совпадет с кризисом, и цены упадут?

Дороговизна не в высоких налогах на бензин и почти стопроцентном налоге на новые автомобили, а в том, что израильтяне вынуждены покупать автомобили. Так как в стране нет доступного общественного транспорта, позволяющего отказаться от личного автомобиля для каждого взрослого члена семьи. Единственным, наверное, городом в Израиле, где жители могут отказаться от личного транспорта, является Тель-Авив, но его жители вынуждены платить огромные суммы за покупку или аренду квартир.

Чем, скажите, на поможет временное, на несколько месяцев, снижение цены на бензин на 50 агорот или на шекель, если мы вынуждены покупать и содержать несколько автомобилей в семье, переплачивая вдвое при покупке? Но на носу выборы, и министр финансов, который до них не хотел даже слышать о снижении акциза, теперь обещает нам снизить его на шекель до конца года. Так бывает, когда путаешь предвыборный пиар и борьбу с дороговизной жизни.

Заодно министр финансов вместе с министром транспорта представили реформу в оплате проезда на общественном транспорте. Сделает ли это общественный транспорт доступнее или повысит эффективность его работы? Как сказал герой фильма: «Меня терзают смутные сомнения».

Премьер-министр Яир Лапид с энтузиазмом борется за отмену повышения цен на контролируемый государством хлеб, в то время как подорожала уже вся хлебная продукция, а более здоровые виды хлеба и вовсе не по карману многим израильтянам. Кроме этого, подорожали яйца, молочная продукция, еще множество наименований, но лучшее, что смог сделать Лапид, – это пригрозить производителям, импортерам и торговым сетям. «Те, кто безответственно поднимает цены, могут проснуться утром и столкнуться с такой конкуренцией, которой они не ожидали. Это правительство верит в конкуренцию и открытие рынков и будет действовать без колебаний», – заявил глава правительства.

Что он имел в виду? Известно что. Вход в Израиль зарубежных торговых сетей. И ни на секунду премьер не задумался, а зачем им наш мизерный рынок, уже и так поделенный между местными торговыми сетями. Не может ли так получиться, что их привлекает именно возможность продажи продуктов питания и товаров первой необходимости по более высокой цене, что позволит извлечь дополнительную прибыль.

Что же касается местных производителей и крупных импортеров, поделивших между собой рынки, то им уже угрожали в начале года министры финансов и экономики. Авигдор Либерман вместе с Орной Барбивай послали нескольким импортерам письмо с требованием воздержаться от повышения цен. После того как письмо не слишком впечатлило адресатов, министр финансов обратился в комиссию по ценообразованию с просьбой исследовать уровень рыночной концентрации на потребительские товары, которые вот-вот должны подорожать.

Прошло пять месяцев, цены начали расти. Возможно, потому, что в прошлом импортерам и производителям уже угрожали и Яир Лапид, и Моше Кахлон. С тем же результатом.

Можно, конечно, сказать, что если бы у нынешнего правительства было больше времени, то оно наверняка добилось бы изменений. Может быть, и так, нет смысла спорить о том, чего уже не случится. Пока что дороговизна жизни успешно пережила и «правительство перемен», продолжая расти.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также