Мнения

Накануне карантина в Израиле вспомнили про Швецию

Попытки замедлить распространение эпидемии провалились, а по расчетам, еще два месяца тому назад представленным на заседании Национального института по изучении политики в области здравоохранения, каждый спасенный год жизни обошелся Израилю в 2 млн. шекелей. Эксперты опускают руки и накануне введения нового карантина все внимательнее рассматривают возможность применения «шведской модели» борьбы с коронавирусом, то есть, модели почти полного отказа от активной борьбы с эпидемией.

При этом в Израиле ссылаются и на иностранных коллег. Лидеры европейских стран все чаще дают понять, что, по их мнению, карантин, тем более, тотальный – не панацея и фактически принимают на вооружение шведский подход к коронавирусу. Цель – минимизировать экономический и социальный ущерб и адаптировать шведскую модель ко второй волне эпидемии.

Есть ли плюсы? Есть. Заболеваемость в Швеции в последнее время действительно резко снизилась. Вчера, к примеру, 12 сентября, в Швеции от коронавируса умерли «только» три человека. Таков же и средний показатель за последний месяц. На протяжении 4-7 сентября в стране вообще не зарегистрировано ни одного случая смерти от COVID-19. Представители ВОЗ один за другим предлагают внимательно присмотреться к происходящему в этой скандинавской стране.

Но способен ли Израиль применить шведскую модель? Скорее всего, нет. Израильская система здравоохранения не в состоянии справиться с предусмотренным этой моделью огромным, пусть и кратковременным числом госпитализированных пациентов. Последние шведские показатели смертности, может быть, и вдохновляют, но не следует забывать, что в Швеции на сегодняшний день, на 12 сентября, умерли 5846 человек.

В отличие от Швеции в Израиле нет достаточного числа врачей, медсестер и больничных коек для обслуживания новых сотен, а, может быть, и тысяч пациентов. Израиль платит огромную, непомерную цену за неготовность системы здравоохранения к чрезвычайной ситуации. Заявления о неотвратимо приближающемся крахе местных больниц – явное преувеличение, в некоторых из них коронавирусные отделения заполнены едва ли не на половину, но, по большому счету, это правда. Еще несколько сотен тяжелобольных и израильские больницы не смогут эффективно обслуживать пациентов.

Собственно говоря, все меры израильского правительства сводятся к одному – к уменьшению числа госпитализированных. Цель – не столько снизить число инфицированных, сколько «разбросать» число нуждающихся в госпитализации на как можно более длительный промежуток времени.

Противники шведской модели утверждают, что Швеция ничего не выиграла в экономическом плане и указывают на то, что глубина экономического спада в Швеции была примерно такой же, как у соседей. Согласно данным, опубликованным на прошлой неделе, ВВП Швеции во втором квартале 2020 года упал на 8,1%, по сравнению с 8,3% в Норвегии и 8,8% в Дании. Да и в Израиле ВВП упал на те же 8,1%.

Те, кто ратует за то, чтобы перенять шведский опыт, утверждают, что это сравнение некорректно, что шведская экономика пострадала от «закрытия» соседних стран, что главная причина спада – удар по экспортному сектору, и что если бы соседи проводили бы такую же политику как в Швеции, то ВВП во всех скандинавских странах снизился бы намного меньше.

Есть и еще одна причина: шведы гораздо дисциплинированнее израильтян и, несмотря на отсутствие формального запрета, многие из них по собственной инициативе стали намного реже посещать магазины, кафе и рестораны. Рассчитывать на это в Израиле не приходится.

Александр Казин, НЭП. Фото: Pixabay

 



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend