На следующий день после утверждения реформы сады и поля опустеют

Израильский фермер видит, что его продукция продается дорого, а он несет непосильные расходы, потому что у него эту продукцию купили намного дешевле. Реформа просто сведет на нет сельское хозяйство в стране, но не приведет к снижению цен.

Изучая составляющие реформы минфина, трудно поверить, что она была задумана людьми, понимающими в сельском хозяйстве в частности и в экономике вообще. Сельское хозяйство в Израиле умирает в течение многих лет, а теперь решено избавить его от мучений и ликвидировать одним махом, открыв местный рынок для импорта со всего мира.

Эта деструктивная программа была составлена в резком противоречии с мнением экспертов самого министерства сельского хозяйства и экономистов факультета сельского хозяйства в Реховоте. Как и почему министр финансов решился нанести смертельный удар по израильским фермерам, вопреки мнению специалистов? Суть реформы – открытие рынка для импорта в тщетной надежде на снижение потребительских цен.

Но нет никакой зависимости между ценами на овощи и фрукты в торговых сетях и ценой, которую получает за них фермер. Потребительская цена нередко на сотни процентов выше полученной фермером. Иногда он вынужден продавать урожай по цене ниже себестоимости, но у него нет выбора. Фермер вынужден продавать по цене, предлагаемой торговой сетью, чтобы минимизировать ущерб и возместить хотя бы часть своих расходов. Бывает и так, что предложенная ему цена не окупает затрат на уборку урожая, и тогда урожай остается в поле.

Фермер приходит в супермаркет, и у него сжимается сердце, когда он собственными глазами видит, что те же помидоры продают по цене втрое-вчетверо выше той, которую он за них получил.

И возникает вопрос: почему нет государственного регулирования ценового разрыва между производителями и потребителями, не имеющего аналогов в западном мире? Похоже, что правительство не в состоянии обуздать магнатов, контролирующих торговые сети, и расплачиваются за это потребители.

Непосредственным следствием реформ станет невозможность для фермера что-либо планировать, и он не будет рисковать вложением денег в сельскохозяйственное производство, если у него нет уверенности в том, что он сможет получить достойную прибыль за урожай. Израильский фермер платит большие деньги за воду и рабочую силу – это расходы, которые не слишком обременительны для фермеров соседних стран. На следующий день после утверждения реформы наши сады и поля опустеют.

План министров финансов и сельского хозяйства по реформе сельского хозяйства полон заголовков, за которыми ничего не стоит. Субсидия в размере 100 шекелей за дунам? Эта ничтожная сумма не имеет практического значения. Поддержка птицеводов? После отмены квот и начала свободного импорта некого будет поддерживать. Удешевление ресурсов? Это в то время, когда цены на сырье и перевозку взлетели на десятки процентов? Государство не сможет существенно повлиять на стоимость производства, даже снизив налоги.

Гранты «сыновьям» – тем, кто вернется на фермы? Пустое, им незачем возвращаться. Гранты для использующих инновационные технологии? Деньги останутся в минфине, их никто не потребует: нужно быть сумасшедшим, чтобы после такой реформы вкладывать деньги в сельское хозяйство. Увеличение квоты на иностранных работников? Они будут никому не нужны.

Единственный вариант спасения сельского хозяйства и мелких фермеров таков: обеспечение минимальной цены сельскохозяйственной продукции для сельскохозяйственного производителя и установление максимальной цены реализации продукции потребителям. Я не предлагаю отменить принципы свободного рынка и вернуться к социалистическому хозяйству. Я предлагаю регулирование жизненно важного для страны сектора, предлагаю защитить фермеров, с одной стороны, и потребителей – с другой.

Рами Гур, TheMarker. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также