Детали

На побегушках у Путина

«Я всегда добиваюсь, чего хочу», - произнес Биньямин Нетаниягу несколько лет назад. Тогда в парламенте и в правительстве шли бурные дебаты о тарифах и правилах регуляции новой для Израиля сферы добычи газа. Премьер одержал победу над социалистами, и был явно доволен собой.

Он и в самом деле хорош во всем, что касается рекламы. Манипулируя фракциями и отдельными депутатами; перемежая речи на английском с прямыми эфирами в "Фейсбуке" на иврите; заставив толпы адвокатов выискивать лазейки в законах, а друзей-олигархов – оплачивать услуги этих адвокатов, Нетаниягу довел искусство торга, демагогии и политической рекламы до совершенства.

Но вдруг именно сейчас и впервые за много лет Нетаниягу не добился, чего хотел! Его пиар-компания «Вернем Нааму домой», в один из фрагментов которой он не погнушался превратить даже иерусалимский "Форум Катастрофы", обернулась против него. Нет ожидаемой награды в 1-2 дополнительных мандата в соцопросах, напротив - «Биби-освободителя» подвергают уничижительной критике в СМИ и в соцсетях.

Герои вчерашних дней

«Удачно разрешился случай практически государственного киднеппинга с участием Москвы. Израильтянка Наама Исcахар, которую в России приговорили к 7,5 годам заключения, оказалась на свободе и даже уже покинула территорию нашей страны. Однако от всей этой истории осталось ощущение четко срежиссированного спектакля. Слишком уж играли на публику главные герои», - пишет издание «Ленправда».

Далее, напомнив про несправедливый приговор Нааме в 7.5 лет тюрьмы, издание отмечает:

«Возможно, Мосгорсуд и отменил бы этот приговор при рассмотрении апелляции. Однако тогда бы не у дел остались главные герои этой истории. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу в роли просителя. И спасителя гражданки своей страны в глазах израильтян. И российский президент Владимир Путин в роли дарующего милость... В любом случае - оказана услуга. И очень вовремя. В Израиле никак не могут сформировать правительство, и через месяц должны состояться новые выборы в парламент, по итогам которых будет сделана очередная попытка сформировать правительство. Против Нетаниягу же возбуждено несколько уголовных дел, что никак не увеличивает его шансы на то, чтобы вновь оказаться премьером. Даже наоборот.

Но Путину гораздо ближе и понятнее друг Биби, чем лидер партии «Кахоль-лаван» Бени Ганц, который вполне может прийти на смену Нетанигу в качестве премьер-министра Израиля. Точно также, как Нетаниягу могут потеснить и его соратники (они же конкуренты) по партии «Ликуд». Так что в случае с Наамой было совершенно не нужно торжество справедливости. Было необходимо обеспечить торжество Нетаниягу.

И не зря же уже совершенно в киношных традициях Нетаниягу триумфально возвращает девушку на своем самолете. Вот он, герой-спаситель. И Путин – даритель свободы и друг героя.

Вопрос только в том, в какой момент этой истории появился сценарий, обеспечивший Нетаниягу прирост симпатий граждан Израиля, а Путину – предельную лояльность Нетаниягу в будущем?»

Так пишут в России. А в израильском «Глобсе» Лея Ландман предполагает, что «поединок» между Нетаниягу и Путиным мог быть «заранее слитым», договорным. «Нет сомнений, что Путин не только развязал дипломатический террор против Израиля, но еще и отправил Израиль в нокаут. Базовая проблема этого дела [Наамы Иссахар] касается классического и базового правила дипломатии: совпадения интересов сторон. В данном случае национальные интересы России совпали с политическими интересами премьер-министра Биньямина Нетаниягу».

И далее: «Путин… воспользовался политическим хаосом, царящим в Израиле. Третьи по счету выборы довели Нетаниягу до состояния крайней неопределенности. В таких условиях он готов сделать почти все, что угодно, лишь бы доказать, что он все еще «король Биби», управляющий миром – в отличие от его оппонента Бени Ганца».

Лея Ландман руководит программой «Дипломатия 2030» в институте международной дипломатии им. Аббы Эвана при Герцлийском междисциплинарном колледже. Она напоминает, что Путину хороша известна чувствительность Израиля ко всему, что касается заложников. Вспомним, что в начале апреля 2019 года, буквально за несколько дней перед выборами в Израиле, Россия передала Израилю останки Захарии Баумеля.

«В борьбе Нетаниягу за выживание, и на Ближнем Востоке, где Россия не может обеспечить спокойствие, ради которого она вошла в Сирию – оба лидера поняли, что хаос несет возможности каждому из них. Даже если это чревато утратой израильской дипломатии и превращением ее в инструмент для личного пользования. И даже если требуется прибегнуть к тактике террористических организаций, чтобы оказать давление на дружественное государство», - резюмирует Ландман.

Скромное обаяние Кремля

Оценки в СМИ хоть и нелицеприятны, но корректны. Их не сравнить с тем, как много и жестко Нетаниягу высмеивают в соцсетях. Приведем для примера лишь один поднятый шутниками вопрос: «Когда Биби сядет в тюрьму, прилетит ли за ним Наама?»

Но в сухом остатке вся эта история с Наамой для Израиля имеет три результата – и все они плохие.

Во-первых, израильтянам теперь предстоит внимательно следить за родственником Наамы Иссахар, который – какое совпадение! - оказался одним из свидетелей обвинения по делам Нетаниягу. Точнее, следить за тем, не изменит ли он своих показаний в ходе грядущего процесса над премьер-министром.

Во-вторых, все вышеописанное является следствием того, что право принимать подобные решения фактически узурпировано главой правительства. Который не только не удосужился даже рассмотреть рекомендации комиссии Шамгара, пытавшейся установить четкие правила освобождения наших сограждан – но и лишил эту тему вообще какой-либо коллегиальности. Именно после освобождения Шалита Кремль понял, что можно многое выбить с Израиля за заложников - при условии, что за их освобождение развернута серьезная рекламная кампания. Наама Иссахар – слишком сурово наказанная девушка с двойным гражданством, как заметил сам Путин, «из приличной семьи» – на свою беду идеально вписалась в требуемую рекламную модель. Нетрудно было предположить заранее, что именно она вызовет в обществе больше сочувствия, нежели другой возможный арестант-израильтянин.

В-третьих, нельзя быть уверенным, что торг закончился на Александровском подворье. Обозреватель украинской «Деловой Столицы», например, предполагает, что Нетаниягу мог просить у Путина даже посредничества в переговорах по формированию будущего правительства. Так это или нет – мы не узнаем, потому что даже темы регулярных бесед израильского премьера с российским президентом засекречены. Известно лишь, что Путин и Нетаниягу разговаривают не только о взаимодействии по Сирии, как бы не пыталась это представить пресс-служба канцелярии израильского премьера.

Но о чем же еще они говорят? Что, например, на встрече с Путиным делал Яир, сын премьера Нетаниягу? Юноша, живущий с родителями и не являющийся, вроде бы, официальным лицом, который недавно писал, что сам зарабатывает себе на хлеб с маслом пиаром и представительством (и пригрозив иском всем, кто думает иначе). Так что же он, как частное лицо, искал в окружении Путина? Новый контракт?

На самом деле это и есть главное, что Кремль может предложить семье Нетаниягу (да и не только ему) - дискретность. Кремлевским олигархам по карману обеспечить, например, Нетаниягу-младшему отдых ничуть не менее приятный, чем на вилле у бизнесмена Пакера – но с большей гарантией, что подробности не попадут в прессу, потому что свободная пресса в России почти полностью задушена. Стрип-клубы Москвы отличаются от израильских не столько красотой девушек, сколько неразговорчивостью водителей. Сигары, шампанское, драгоценности – всего не меньше, чем у Мильчена, зато с гарантией, что о них не узнают журналисты.

Раньше политические обозреватели спорили, какая предвыборная кампания оказалась «самой грязной». Нынешние три тура претендуют на другое звание: самой жестокой рекламной политической кампании за все время существования Израиля. В ней уже были торг за живого человека, «фестиваль Катастрофы», внезапное возвращение останков солдата, пропавшего 37 лет назад… Чего в ней не осталось – так это моральных принципов.

«Рекламный гений» Нетаниягу в этот раз – и, может быть, впервые - проиграл. Такое происходит даже с чемпионами, которые забыли вовремя уйти из спорта. И сейчас премьер, загнанный в угол прокурорами и журналистами, стал опасен, а значит, нас ждут очень трудные месяцы, возможно, годы. Он проигрывает в предвыборных опросах, он не добился иммунитета от судебного преследования, и кто из нас узнает, когда и какое новое предложение покажется ему заманчивым и приемлемым?

С ним все понятно. Открыт лишь вопрос, обращенный к нам: нужен ли нам премьер, превратившийся в курьера на побегушках у Путина?

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Эли Гершкович



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend