«Мы не виноваты — цены диктуют владельцы квартир»

Так отвечает квартирный маклер Эран Нисим на нападки тех, кто видит в агентах по продаже недвижимости одну из причин роста цен на жилье: «Мне, бывает, говорят: «Вы мошенники, вас вообще надо запретить».

По словам Нисима, владельца риэлторской сети «Шахаф нехасим», когда он говорит квартировладельцу, что требуемая цена завышена, ему указывают на дверь. Нисим обвиняет в высоких ценах на жилье и государство, которое увиливает от упорядочивания квартирного рынка.

Неужели все маклеры – ангелы? Разве Вы сами не сталкивались с «хаперами»?

– Конечно сталкивался, есть риэлторы, которые сделают все, чтобы заключить сделку, но такие есть во всех профессиях, недобросовестные люди есть везде: и в гаражах, и в парикмахерских, и среди установщиков бойлеров. Ну и что?

Большинство квартировладельцев вообще не хотят работать с риэлторами

Нисим поясняет, что маклеры и оценщики могут установить реальные цены, но проблема в том, что в последнее время владельцев квартир это не интересует: спрос – сумасшедший, и хозяева квартир требуют за жилье все больше и больше, ни с чем не считаясь. А почему бы и нет?

– Чем вы объясните этот безумный спрос?

– Прежде всего, огромным дефицитом доступных малогабаритных квартир. В Петах-Тикве, к примеру, еще несколько лет назад 3-комнатную квартиру можно было купить за 1,3-1,4 млн шекелей, иногда и за миллион, а сегодня таких цен просто нет. Минимальная цена – 1,7-1,8млн шекелей. Молодой паре нужен первоначальный капитал - 25% стоимости квартиры, и я не знаю, как они выкручиваются. Сегодня только верхний дециль может позволить себе квартиру.

- Роль маклеров и оценщиков уменьшилась?

- Конечно. Когда-то, чтобы узнать, какова ситуация на рынке, нужно было обращаться к риелтору и оценщику, теперь же есть интернет. А многих и не интересует реальная цена. Это его собственность, ему все позволено, его никто не контролирует, так почему бы и не задрать цену?

Поэтому, по его словам, риэлтор сегодня не может работать, не обращаясь по собственной инициативе к объявлениям, которые размещают владельцы недвижимости. «Но работать с квартировладельцами все тяжелее и тяжелее, – говорит Нисим. – Они стали гораздо более требовательными и неуступчивыми».

Приведите пример.

– Приходит хозяин квартиры, который сдавал ее за 5000 шекелей, а теперь хочет 7000, и говорит мне: «Не хочешь браться, не надо, я возьму другого, кто возьмется, или сам найду съемщиков». Нередко к нам относятся с полным пренебрежением. Я уж не говорю о случаях, когда квартировладельцы просто угрожают арендатору: «Или ты прямо сейчас даешь мне еще 2000 шекелей или выметайся из квартиры. Это мафия».

Нет праведников?

– Есть вменяемые. Вот я сейчас размещаю объявление о сдаче 5-комнатной квартиры в Петах-Тикве. Ее можно сдать за 7000 шекелей, но владелец заявил, что сдаст только на год, потому что потом будет продавать квартиру. Я ему говорю: «Слушай, это 5-комнатная квартира, для большой семьи. По такой цене семья на год не снимет. На такой срок арендуют только если снизить цену». Он меня послушался и согласился на 6000. Это тоже, между прочим, роль риэлтора – привести хозяина квартиры в чувство, объяснить, что разумно, а что нет. Но сегодня к нам редко прислушиваются.

– Часто утверждается, что маклеры требуют оплату с арендаторов, а не с владельцев квартир.

– По закону нам разрешено брать комиссионное вознаграждение как с хозяина квартиры, так и с арендатора, но запрещено брать гонорар только с арендатора. Вопрос в том, как это преподносится. Есть разница между перекладыванием платежа с собственника квартиры на съемщика, что является незаконным, и взиманием комиссионных и с одного, и с другого. Суть в том, что тот, кто заказывает услугу, тот и платит. Порядок таков: тот, кто обращается ко мне – клиент.

Вот, скажем, человек приходит ко мне в офис и говорит: «Я ищу квартиру», или звонит, увидев мое объявление, и заявляет, что хочет посмотреть конкретную квартиру, или обращается и поясняет, что ищет квартиры такой-то ценовой категории и просит показать, что у нас есть. Во всех таких случаях обращающиеся должны платить комиссионные, не важно, ищут они квартиры на съем или на покупку.

А что с квартировладельцами?

– А вот они как раз самые вредные и не хотят платить за услуги. Хозяин нередко говорит мне: «Возьми с жильцов. Я маклерам не плачу». Бывает, что владелец квартиры заявляет: «Я работаю с 20-ю посредниками, кто приведет клиента, который заплатит самую высокую цену, тот и выиграл. И маклер делает все, чтобы выбрали его. А потом, когда работа сделана, хозяин квартиры говорит маклеру: «Возьмешь, что там тебе причитается, с жильцов. И немногие из маклеров отказываются работать на таких условиях. Рынком управляют хозяева квартир, особенно в Тель-Авиве.

Война за средства к существованию

«Наша, работа, – объясняет Нисим, – делится на две категории: продажи и аренда. На обоих рынках в настоящее время наблюдается значительный рост цен и снижение спроса на маклерские услуги. У нас, маклеров, беда. Мы ведь не получаем ежемесячную зарплату. Мы живем за счет сделок, а нам все чаще нечего продавать. Некоторые уже не сводят концы с концами».

Что значит, нам нечего продавать?

– Если мне нечего предложить молодым парам, я остаюсь без работы. Кому я могу что-то продать, горстке толстосумов? Цены ненормальные, и я ощущаю падение спроса. До этого скачка цен телефон не переставал звонить, а теперь он молчит.

Если я не буду заключать сделки каждый месяц, чтобы зарабатывать на жизнь, у меня очень скоро появятся проблемы. Все обвиняют друг друга в дороговизне жизни. А она бьет и по нам. Я бы тоже предпочел нормальные, реальные цены. Мы в одной лодке.

Адас Йом-тов, «Двар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». Фото: Элиягу Гершкович⊥

Метки:


Читайте также