«Можно решить проблему с кабанами в Хайфе, поселив в городе… волков»

Как меняется поведение диких свиней в городской черте, почему отстрел не поможет решить проблему и почему муниципалитет не дает ученым провести эксперимент, который позволит понять, зачем эти животные вообще приходят в город и как от них избавиться? «Детали» поговорили с одним из главных исследователей хайфских кабанов доктором Ури Шанасом.

Возможно, многих в Хайфе это расстроит, но ситуация в городе не уникальна, а вполне на уровне европейских столиц. Тысячи диких кабанов поселились в Берлине. Там отстреливают по 2 тысячи животных в год, но так и не могут решить проблему. Кабанье нашествие переживает и Рим. А в Барселоне ситуация настолько острая, что там в прошлом году даже провели международный симпозиум, посвященный диким свиньям.

«Кабаны – один из нескольких видов животных, умеющих приспосабливаться к людям. Для этого даже не нужны эволюция и смена поколений. Кабанья популяция Хайфы не изолирована, сюда приходят животные из других мест и начинают вести себя иначе», – рассказывает доктор Ури Шанас из Университета Хайфы.

Действительно, поведение кабанов в городской среде сильно отличается. Например, прошлогоднее исследование, проведенное на Кармеле и в окрестностях, показало, что в городе дикие свиньи гораздо меньше боятся брать еду из кормушек.


В сельской местности кабаны вообще не притронулись к разложенной специально для них кукурузе. В заповедниках животные чаще отказывались от угощения, чем ели его, а вот в городе питались весьма охотно. Особый параметр, который ученые пытались замерить с помощью камер наблюдения: сколько времени кабан проводил у кормушки, прежде чем начать есть. И если в заповедниках дикие свиньи подолгу присматривались к кукурузе, то в городе начинали есть практически сразу.



Видимо, такая способность привыкать к человеку и не бояться его – одна из причин, почему нашим предкам удалось сравнительно легко приручить это животное. Еще в 2000 году генетики доказали, что кабанов одомашнили минимум дважды: на Ближнем Востоке и в Китае.

«Но я считаю, что это могло произойти и большее число раз, – комментирует Ури Шанас. – Все эти изменения обратимы. Домашняя свинья и кабан – это фактически один вид. Отпустите свинью в дикую природу, и через два-три поколения она ничем не будет отличаться».

«Просто уводите собаку»

Даже доктор Шанас многого не знает о хайфских кабанах. Неизвестны ни численность, ни структура их популяции. Кроме того, ученые не очень понимают, когда дикие свиньи впервые появились в городе.

По подсчетам городских экологов, в Хайфе сейчас живут порядка 500 особей. Они проводят дни в густо заросших вади и в садах и в город приходят обычно после наступления темноты, хотя в природе кабан активен в любое время суток.

Израильские кабаны чаще всего рожают детенышей весной. До полугода поросята проводят с мамой. Потом молодые самцы постепенно покидают семьи. А самки могут и остаться. Так появляются группы из нескольких кабаних с детенышами. Молодые самцы тоже живут группами, более матерые – поодиночке.

Молодого самца вы на расстоянии, скорее всего, не отличите от самки. Но со временем они становятся более крупными и обзаводятся белыми волосами на спине – еще один мужской признак.

«Если увидели, что кабан идет на вас, стойте на месте – он вас не тронет, – уверяет Ури Шанас. – Исключение – если вы гуляете с собакой. Кабан может увидеть в ней опасность и попытаться напасть. Так что лучше просто разворачивайтесь и уводите ее».

Видимо, именно наличие собаки стало причиной самого известного нападения хайфских кабанов на человека. В 2021 году свинья атаковала 69-летнего подполковника в отставка Дуду Сухого как раз во время прогулки с псом. Мужчина тогда попал в больницу.

Стрелять бессмысленно

В принципе, нападения кабанов на жителей Хайфы остаются единичными. Но недовольные горожане постоянно требуют, чтобы мэрия решительнее боролась с дикими животными. Один из кандидатов на нынешних мэрских выборах Йона Яхав даже обещает вернуться к отстрелу свиней и избавить от них город за три месяца.

Правда, многие ученые уверены, что отстрел тут не поможет. Здесь налицо и неудачный берлинский опыт, и недавнее открытие экологов. Дело в том, что, когда на кабанов охотятся, они начинают гораздо быстрее размножаться.

Ури Шанас – автор одного из подтверждающих это исследований. В его рамках животных из израильских заповедников сравнивали с их родственниками из тех мест, где охота допускается. Охотников и лесников просили собирать образцы шерсти со спин диких свиней, а потом анализировали на содержание разных гормонов. Так, оказалось, что при интенсивной охоте у самок сильно повышается уровень прогестерона – гормона, отвечающего за овуляцию и беременность. Меняется и социальная структура: кабаны начинают ходить по городу большими группами.

«Самка раньше достигает половой зрелости. Если в обычной ситуации кабаниха беременеет на втором году жизни, то тут может забеременеть и на первом – так же, как домашние свиньи, которые начинают пороситься гораздо раньше своих диких родственниц, – рассказывает доктор Шанас. – Второе важное отличие – самцы уже не покидают группу по достижении половой зрелости, что тоже ускоряет размножение».

Аналогичные процессы известны и у некоторых других видов: у диких коз, когда на них охотятся, или у крыс, если их интенсивно травят. А впервые что-то подобное заметили в 2007 году у американских лосей, после того как парк, где они жили, снова заселили волками. В общем, это, похоже, стандартная природная реакция на появление хищников.

К сожалению, точного биологического механизма, благодаря которому она происходит, ученые пока не знаю. А значит, и не имеют понятия, как на него повлиять. Ури мечтает провести такого рода исследование.

Проблема усугубляется тем, что естественных врагов у израильских кабанов почти не осталось. Раньше регулировать их численность помогали леопарды, но они в наших краях давно исчезли. Шакалы опасны только для детенышей, а в схватке с взрослым кабаном у этих животных нет шансов. Единственная надежда – волки.

«Их становится больше, и это хорошо. Если бы они поселились в Хайфе, то могли бы влиять на распространение кабанов, – уверен Ури Шанас. – Я не думаю, что сами они станут проблемой для горожан. Волки не любят выходить к людям».

Дело не в помойках?

«На самом деле мы до сих пор не знаем, почему кабаны приходят в город и почему они в нем остаются, – продолжает Ури Шанас. – То, что их привлекает еда из помоек, – лишь одна из теорий. Например, в Германии проверяли желудки городских кабанов и обнаружили, что пищевые отходы – только малая часть их рациона».

Другие версии подразумевают, что кабаны приходят в город просто потому, что им некуда больше идти. Или что они ищут в городской черте защиты от хищников. Наконец, в городах много воды, особенно если говорить об Израиле. И именно к этой последней версии склоняется доктор Шанас. С одним из аспирантов они даже подтвердили ее с помощью небольшого эксперимента в Кирьят-Тивоне, рядом с Хайфой.

«Мы разделили город на две зоны. В районе трех улиц поставили емкости с водой в зарослях, где живут кабаны. А в другой половине города не делали ничего, это была наша контрольная группа, – объясняет суть опыта доктор Шанас. – Так вот в первой половине, где проходил эксперимент, кабаны стали гораздо легче выходить на улицы и попадаться на глаза жителям».

Ученый мечтает провести более объемный и детальный эксперимент в Хайфе. В одних районах поставить воду, в других – прочнее закрыть мусорные баки, а часть города оставить в качестве контрольной группы.

«С этим и возникла проблема, когда я предлагал эксперимент хайфскому муниципалитету. Они не хотели, чтобы часть города стала контрольной группой. Так же, как на испытаниях лекарств никто не хочет получать плацебо вместо препарата, – говорит Ури Шанас. – Но без нормального исследования мы не сможем понять причину проблемы и не сможем с нею бороться. Беда в том, что городские власти всегда хотят совета и помощи и никогда – эксперимента».

Никита Аронов, «Детали». Фото: Охад Цвигенберг √

Метки:


Читайте также