Туризм на спаде, и многие экскурсоводы и турагенты вынуждены задумываться о новой карьере. Почему Израиль тащится позади во всем, что касается переквалификации профессионально состоявшихся людей немолодого возраста?

Кто из нас не задумывался о смене профессии? Я, например, очень хотел бы быть игроком лиги NBA или стать джазистом. Да, для баскетболиста я недостаточно высок и не уверен в своих музыкальных способностях, но почему бы и не попробовать?

Для меня лично это лишь мечтания, но для других – острая необходимость. В их числе тысячи израильских гидов, которые до эпидемии коронавируса очень неплохо зарабатывали. Ведь это, как правило, харизматичные люди с обширными познаниями в истории, археологии, географии, говорящие на нескольких иностранных языках.

Кризис уничтожил въездной туризм. Рестораны, отели, развлекательные шоу – все они возобновили работу, но гиды остались без клиентов. Достаточно сказать, что в ноябре 2021 года в Израиль прибыло менее 76 тысяч интуристов по сравнению с 451 тысячей в ноябре 2019 года, а теперь их въезд и вовсе запрещен из-за опасения перед «омикроном».

Никто не знает, сколько новых штаммов поразят нас и весь мир и будут ли эффективны против них существующие вакцины. Ясно одно: индустрии туризма потребуется много времени, чтобы вернуться к прежним показателям. Туризм стал первой жертвой эпидемии и последним оправится от кризиса. Тысячи работников сектора вынуждены адаптироваться к новой реальности.

Министр финансов Авигдор Либерман на заседании правительства высказался об этой проблеме грубо и откровенно: «Меняйте профессию». Сомнительно, чтобы Либерман знал, каково это – менять профессию. Политик – уникальная профессия, которая не требует образования для руководства той или иной отраслью. Вы можете один раз отвечать за безопасность, другой раз – за финансы, и все это – без переподготовки и повышения квалификации. В реальном мире все сложнее.

Коби Абукасис – 55-летний экскурсовод, оставшийся без заработков. В такой ситуации вначале были сотни тысяч израильтян, но и сейчас, когда многие вернулись на свои рабочие места, он все еще безработный. Коби не сдался и перешел в сферу внутреннего туризма – к обучению школьников и лекциям в домах престарелых.

По словам Абукасиса, необходимую переподготовку он проходил за свой счет, но его доходы сегодня намного ниже, чем раньше. Мне было неловко спрашивать его, насколько именно, но, по данным осведомленных людей в отрасли, речь иногда идет о падении заработков на 70-80%. В хорошие времена гиды зарабатывали очень хорошо, их доходы среди прочего включали чаевые и комиссионные от владельцев туристических магазинов. В системе просвещения ничего этого нет, есть только зарплата, и она очень невысока.

Я спросил Коби, почему он не пробовал вообще поменять профессию. «Мне 55 лет, и возможности людей моего возраста поменять сферу деятельности невелики, – говорит Абукасис. – Работодатели не хотят нанимать людей в таком возрасте, многие должности доступны только молодым людям. К тому же они опасаются, что как только въезд туристов возобновится, мы уйдем».

Гиды прекрасно осознают эту реальность, но путь, выбранный Абукасисом, подходит не всем. У некоторых есть проблемы с языком, и это мешает их преподавательской карьере. Работники сектора требуют компенсаций от государства, которое запретило въезд туристов, но не торопится предоставить помощь пострадавшим от этого решения.

Израиль отстает от других стран, и государственные расходы на переквалификацию у нас – чуть ли не самые низкие в западном мире. Почему? Профессор Цви Экштейн, декан бизнес-школы Междисциплинарного центра в Герцлии и эксперт по рынку труда, объясняет: «Есть профессии, спрос на которые снизился, и люди действительно пытаются поменять специальность. Но обычно такая переквалификация сопряжена со значительным снижением заработков, потому что профессиональный опыт новичков фактически обнуляется, а именно опыт позволял им прежде получать высокие доходы».

Но есть и еще одна причина: отношение работодателей к людям, прошедшим профессиональную переподготовку в «преклонном» возрасте. Менеджеры опасаются принимать их на работу, считая, что молодые люди менее требовательны к уровню зарплат и при этом легче адаптируются к высокотехнологичной рабочей среде. Это снижает мотивацию пожилых работников к профессиональной переподготовке, ведь все их усилия могут пойти насмарку.

Сами Перец, TheMarker. Фото: Давид Граевский √

Метки:


Читайте также