Израильская авиационная промышленность – концерн «Таасия авирит» – один из крупнейших израильских экспортеров. Портфель заказов составляет более 12 миллиардов долларов, продажи в 2020 году составили более 4 миллиардов долларов. В компании работают более 14 тысяч человек, и она успешно конкурирует на международном рынке авиационной продукции, который, надо отметить, является очень конкурентным. К тому же рынок авиаперевозок пережил серьезные потрясения, связанные с пандемией коронавируса. И вот госкомпании «Таасия авирит» предстоит новый стресс – приватизация. Государство хочет продать 49 процентов акций, оставив себе только контрольный пакет.

Управление такой огромной компанией в условиях непростого рынка и накануне приватизации требует исключительного управленческого опыта и знаний. Если бы это была частная компания, без сомнения, на посту ее председателя стоял бы человек, который ранее руководил крупными компаниями, хорошо знакомый с рынком, биржей и, скорее всего, с авиационным рынком. Но «правительство перемен» не могло себе этого представить. Они впустую тратили время на бессмысленные и бесконечные заседания, чтобы все-таки утвердить назначение Амира Переца на должность председателя совета директоров «Таасия авирит» вопреки профессиональным рекомендациям комиссии по назначениям.

В официальном письме на имя министра обороны Бени Ганца комиссия по назначениям подробно объясняет, почему она отклонила кандидатуру Переца, хотя определенный опыт у него есть. Он был мэром Сдерота, председателем Гистадрута (в течение десяти лет) и трижды занимал министерские посты, правда, очень короткий период. Министром обороны он был один год и два месяца в 2006 году. Нет необходимости подробно останавливаться на всех аргументах комиссии, достаточно привести самый главный: Перец никогда не читал финансовых отчетов и никогда не подготавливал компанию к эмиссии акций, то есть выходу на биржу. Так какие, черт возьми, могут быть соображения в пользу его назначения председателем совета директоров?

Перец – человек достойный, мне неприятно его атаковать, но другого выхода нет, потому что он вместе со всем правительством пытается прыгнуть выше головы. Назначение Переца – это третий случай за последние 20 лет, когда правительство поступает вопреки рекомендациям комиссии по назначениям. Удивительно, что это происходит именно в каденцию «правительства перемен», в послужном списке которого уже имеется назначение родственницы Яира Лапида в совет директоров Еврейского Национального Фонда (ККЛ), а также попытка Карин Эльхарар назначить Эми Пальмор председателем совета директоров Электрической компании («Хеврат хашмаль»). Оказывается, назначения директоров в государственные компании остается граблями, на которые политики не могут не наступать, независимо от того, как их зовут: Яир Лапид и Карин Эльхарар или Давид Амсалем и Мири Регев.

Конечно, никакого сравнения нет с назначениями правительства «Ликуда». Перец и Пальмор – весьма достойные кандидатуры. Так что новое правительство все-таки получше. Вспомним, как упомянутый выше Амсалем, когда он был министром, отвечающим за государственные компании, пригрозил вообще отменить профессиональный механизм назначения директоров (из общего пула директоров), поскольку это создает некий элитный клуб, в который нет доступа простым людям.

«Я хочу, чтобы назначения директоров отражали все израильское общество. Чтобы эти должности были доступны для периферии, для простых людей, для рабочего с фабрики и домохозяйки, а не только для сливок общества из Северного Тель-Авива, которые и так уже подмяли под себя судебную систему, экономику и культуру нашей страны», – написал Амсалем в «Фейсбуке».

Вкратце, позиция Амсалема состоит в том, что государственные компании являются инструментом для продвижения политического мировоззрения министра, который руководит профильным министерством в данный момент. Министр выступает за равные возможности, поэтому давайте назначим домохозяйку в совет директоров «Таасия авирит». Это звучит как прекрасный предвыборный лозунг, но тогда встает очевидный вопрос: готовы ли мы, чтобы домохозяйка стала директором банка «Хапоалим», а рабочий с завода давал бы консультации по лечению онкологических больных?

Ответ очевиден: мы ожидаем, что руководители наших банков, больниц, страховых компаний или компаний мобильной связи должны быть самыми профессиональными специалистами. И нас не волнует, это сливки общества или не сливки. Так почему же мы должны руководствоваться другими критериями, когда речь идет о компании – экспортере оружия? Или компании, поставляющей электроэнергию для всего Израиля?

Заявление Амсалема иллюстрирует всю абсурдность узаконенного права министров вмешиваться в профессиональные назначения в государственных компаниях. Вместо того чтобы продвигать государственные интересы, министры продвигают свои личные. Перец, конечно, далеко не домохозяйка, тем не менее в его резюме нет ничего, что позволяло бы ему руководить крупнейшим авиационным экспортером в Израиле, и его назначение столь же вредно с профессиональной точки зрения, как и воплощение идей Амсалема.

Неоптимальный результат

Это те же грабли, на которые наступают все министры, и пришло время их убрать. Нет никаких причин, чтобы директоров Электрической компании, «Мекорот», «Таасия авирит» или «Рафаэль» назначали министры. Представление о том, что назначение – частью реализации политики профильного министра, просто смешно.

Правительство контролирует государственные компании как собственник и должно диктовать им политику. Например, правительство должно потребовать от Электрической компании поставлять электроэнергию в каждый дом в Израиле, даже в самые удаленные места; не отключать потребителей от электроэнергии из-за долгов; возможно, снизить тарифы, даже если это приведет к убыткам. Правительство также может приказать компании «Мекорот» предоставлять бесплатную воду в Иорданию, как это предусмотрено в мирном соглашении.

Министры могут контролировать государственные компании политически, для этого не требуется назначать своих людей на все руководящие должности. Менеджер должен быть только отличным профессионалом, отобранным из многих претендентов.

Назначение руководителей госкомпаний министрами гарантирует, что директор никогда не будет лучшим. Они назначат своего человека, которого они знают и которому доверяют.

Любой, кто не входит в ближайшее окружение министров, не будет иметь шанса на назначение, даже если он многократно лучше. Неизбежно узкий выбор из круга, близкого к министрам, приведет к неоптимальному результату.

Единственный способ убедиться, что на руководящие должности назначены подходящие люди, – это ввести публичную и свободную процедуру отбора на конкурентной основе. Но это и есть директорский пул, в который входят сотни кандидатов, включая бывших руководителей крупнейших частных компаний. Любой из этого пула многократно превосходит Амира Переца по управленческим качествам.

Это не такая уж революционная идея. Почти во всех нормальных странах министры не назначают менеджеров в государственные компании по этой же простой причине: всем ясно, что назначения должны производиться на основе профессиональных соображений, а не политических. В конце концов, большинство министров никогда не были менеджерами, у них нет глубокого понимания проблем, с которыми сталкиваются крупные государственные компании, и они вовсе не знают, как выбрать хорошего менеджера. Случай Переца только подчеркивает тот факт, что опыт на министерском посту не является директорским стажем. Поэтому большинство министров не подходят для управления государственными компаниями. И не подходят для назначения руководителей этих компаний.

Конечно, министры не хотели бы отказываться от многообещающего потенциала трудоустройства, который сохраняет нынешний порядок. Закончив политическую карьеру, многие из них с удовольствием переместились бы в удобное кресло директора государственной компании. Но пора напомнить им, что это активы Государства Израиль, и они не предназначены для их личного пользования. Это верно как для «правительства перемен», так и для Амсалема.

Мейрав Арлозоров, TheMarker, Ц.З. На снимке: Амир Перец. Фото: Emil Salman √

Метки:


Читайте также