«Мне говорят: найди нам дом за 250 000 евро, чтобы было куда бежать»

От дома Таль Вайс на греческом острове Эгина до пляжа приходится идти довольно долго. Не из-за расстояния – это всего 150 метров, а из-за встреч со знакомыми. Сначала Таль окликает с балкона владелица гостиницы – украинка, вышедшая замуж за грека. Они обсуждают самочувствие родственников и войну, развязанную Россией против Украины. Владелица гостиницы спрашивает, как дела у дочери Таль, которая служит в армии в Израиле.

Затем Вайс останавливается возле дома соседей-поляков. Они сдали свою квартиру в Варшаве и переехали на греческий остров. Поговорив с ними, Таль немного продвигается вперед, но тут же встречает еще одну соседу – Любу из Болгарии. Только после этого мы, наконец, добираемся до пустынного пляжа. По дороге назад около нас притормаживает старенький грузовик подрядчика-албанца, работающего по соседству. Он спрашивает Таль, как ее дела, рассказывает о своих, и только после вновь отправляется в путь.

Итак, не нужно много времени для того, чтобы убедиться в том, что на острове Эгина живет множество иностранцев. Таль очень старается влиться в жизнь этой интернациональной общины. Но вряд ли то же самое можно сказать о других израильтянах, перебирающихся жить в Грецию. Как и в других странах мира, они предпочитают общение в собственном кругу.

«Все мое окружение – израильтяне, – рассказывает 65-летний Дрор Рауфман, живущий на острове Эвбея. – Я здесь ни на минуту не остаюсь один. Здесь есть десятки семей израильтян, живущих между двумя странами. Большинство из них после выхода на пенсию собирается окончательно переехать на остров».


В Афинах израильтяне облюбовали кварталы Кифисья и Глифада. Там живет несколько сотен семей, образующих настоящие эмигрантские общины. В Кифисье уже работают еврейская школа и детский сад.

Израильтяне, живущие в Афинах, создали группу «Мази» (по-гречески – «Наши»). Еженедельно она организует несколько культурных мероприятий вроде экскурсий, посещения музеев и т.д. «Израильтяне в Греции хотят жить как община», – говорит Таня Корецкая, которая уже довольно давно перебралась в Афины. Сейчас она администрирует группы живущих в Греции израильтян в нескольких социальных сетях.

В Facebook недавно появилось сообщение о том, что «субботний джахнун добрался до Афин». Мы позвонили А., опубликовавшему этот пост, и поинтересовались, есть ли у него клиенты, помимо соотечественников. «Среди тех, кто интересуется израильской кухней, есть и немало греков, – ответил А. – В основном, это те, кто связан с израильтянами брачными узами. Так или иначе, здесь есть спрос на джахнун». К слову говоря, джахнун с томатной приправой и яйцом стоит в Афинах всего 5 евро.

Дом, купленный у монахов

На острове Эгина нет такой израильской общины, как в Афинах. 54-летняя Таль Вайс и ее муж купили здесь дом в сентябре прошлого года, за месяц до начала войны. «Два года этот дом пустовал, – рассказывает Таль. – Он принадлежал местной семье монахов. Это трехэтажный дом площадью более 300 кв. м, расположенный на участке площадью 850 кв. м. Однако он выглядел абсолютно заброшенным. Крыша прохудилась, все металлические перекрытия заржавели. Отец моего мужа – инженер, с его помощью мы смогли сделать качественный ремонт. Продавцы хотели получить за дом 180 000 евро, в конце, концов, мы сошлись на 160 000».

Однако супругам Вайс пришлось вложить крупные средства в ремонт дома. Он обошелся им в 200 000 евро, включая оборудование новой кухни. «Чтобы сэкономить, я сама выполняла функции подрядчика, – рассказывает Таль. – Общаться с электриками, сантехниками и другими работниками было непросто, некоторые совсем не говорили по-английски. Но каждый раз находился выход из положения, кто-то помогал нам понять друг друга. Это мог быть и 14-летний соседский мальчик, и жена работника. А кухню доделывали уже после начала войны, без нас. Мы в это время были в Израиле».

Супруги Вайс также купили небольшую пристройку к дому за 90 000 евро. В результате, по совокупности своих инвестиций (250 0000 евро), они смоги получить греческую «золотую визу». Она позволяет им, их детям в возрасте до 21 года, а также их родителям находиться в Греции в течение 5 лет, работать или вести свой бизнес, а также пользоваться медицинскими услугами.

Тем не менее, Таль и ее муж не собираются все время проводить в Греции. Их дочь служит в ЦАХАЛе, а сын работает в Израиле программистом. «Мы хотим жить на две страны, – говорит Таль. – Нам трудно сейчас в Израиле, но что-то необъяснимое связывает нас со своей страной».

«Большинство израильтян, которые приезжают сюда, остаются»

В отличие от Таль Вайс, 38-летняя Таня Корецкая не собирается возвращаться в Израиль. Ее муж – грек, владелец ремонтной компании. Помимо этого, они оказывают посреднические услуги израильтянам, желающим приобрести недвижимость в Греции.

«Семь лет назад, когда я переехала сюда, в Афинах было около 50 израильтян, – рассказывает Таня. – За время войны их стало уже более 5000. Только в различных общинных встречах, которые мы проводим и в общении в группах WhatsApp участвует 1500-2000 человек. В начале войны сюда приехало много женщин с детьми. Их мужья в это время находились в армии».

Родственник Тани, Михаэль Розаль, служивший в бригаде НАХАЛЬ, погиб в минувшем месяце, когда боевики ХАМАСа обстреляли позиции израильской армии возле кибуца Керем-Шалом. Это еще больше осложнило отношение Тани к Израилю, куда она приехала в 9-летнем возрасте из бывшего Советского Союза. «Я прожила в Израиле 22 года, но так и не почувствовала себя там, как дома, – говорит Таня. – Здесь, в Греции, все пошло по-другому. Через 2 года я уже чувствовала себя, как дома, хотя тогда еще не говорила по-гречески».

Таня рассказывает, что ежедневно с разнообразными просьбами к ней обращаются десятки израильтян. «Очень многие интересуются переездом в Грецию, – говорит она. – По личному опыту могу сказать: большинство израильтян, которые приезжают сюда, остаются. Да, найти в Греции хороший фалафель может быть непросто, но здесь спокойно, и это имеет огромное значение. В основном, сюда переезжают те, у кого есть гражданство какой-либо европейской страны. Среди них немало компьютерщиков, которые могут работать где угодно по удаленному доступу. Они селятся в престижных районах, где есть хорошие частные школы. Израильтяне тратят денег больше, чем любая греческая семья, которую я знаю. Те, кто хотят повидаться с родными и близкими, ездят в Израиль. К эмиграции людей подталкивает не только война – это еще и сложное политическое положение, и дороговизна».

Таня признает, что и в Греции существуют коррупция и грязные политические игры. «Но здесь мы не являемся частью всего этого, – подчеркивает она. – И, кроме того, здесь нет ракет, воздушных тревог и постоянного напряжения. У Греции сложные отношения с Турцией, но давайте признаемся: по всей видимости, завтра турки на Грецию не нападут. Да, здесь тоже существует обязательная военная служба. Но призывают в армию только юношей и служат они всего один год».

«Много покупателей и мало квартир»

«Сейчас на расстоянии получаса-часа езды от Афин за 250 000 евро можно купить новую квартиру, занимающую целый этаж, – говорит Таня. – При этом дом будет расположен на берегу моря. В историческом центре Афин за эти же деньги можно купить квартиру площадью 60 кв. м., а в ближайших пригородах – площадью 100 кв. м. Некоторые покупают недвижимость в качестве инвестиции. Трехкомнатные квартиры 30-70 кв.м стоят 50 000 – 80 000 евро в зависимости от объема расходов на ремонт. Лучший вариант, на мой взгляд. – это квартира площадью 70 кв. м за 80 000 евро. Она может принести реальный доход размере 6% годовых. Но для того, чтобы найти что-то подходящее, нужно постараться. Сейчас есть много покупателей и мало квартир».

Таня говорит, что не ощущает в Греции антисемитизма и радикальных антиизральских настроений. «Это христианская страна, – рассказывает она. – Здесь запрещено строить мечети. Греки помят, что здесь происходило во времена османского владычества. К беженцам из мусульманских стран – например, пакистанцам, – в Греции относятся терпимо. Но если они начинают нарушать порядок, полиция действует жестко, без всякой политической корректности».

Дрор Рауфман, живущий на острове Эвбея, отмечает, что у него с каждым месяцем становится все больше новых соседей – израильтян. «Мне звонят из Израиля говорят: найди какой-нибудь дом за 250 000 евро, чтобы было куда бежать в случае чего, – рассказывает он. – Когда-то мне было больно от мысли, что израильтяне покидают свою страну. Сейчас это уже не так. Израиль движется по направлению к краху. Может быть, когда-нибудь и начнется процесс возрождения – но это если палестинцы не прикончат нас до тех пор».

Хагай Амит, TheMarker. Фото: Pixabay ∇

Метки:


Читайте также