Министра экономики не устраивает рост цен только во время войны?

Угрожая повысившим цену производителям и импортерам продуктов питания внести их в некий «черный список», а проще говоря – занимаясь шеймингом на государственном уровне, министр экономики Нир Баркат как-то забыл, что уже практиковал подобное. Еще в сентябре прошлого года он заявлял, что рост потребительских цен в Израиле является результатом... политического сговора между лидерами движения протеста против реформы судебной системы и капитанами крупного бизнеса.

Словами рост цен не остановить, но правительству не до этого, а министру экономики остается только придумывать теории заговора и клеймить "врагов народа". Цены  между тем росли, растут и будут расти дальше.

В июне прошлого года повышения были настолько масштабными, что супермаркеты не успевали заменять ценники в реальном времени! Десятки производителей и импортеров сообщили о удорожании, и было намного проще упомянуть производителей и импортеров, не повышающих цены, чем перечислять тех, кто цены повысил. Причем тогда происходило не первое и не второе повышение цен за последние годы, но, видимо ввиду мирного времени, министр экономики не требовал от компаний отменить рост, ограничившись шеймингом.

Лидеры движения протеста и бизнесмены, по мнению Барката, делали все это, чтобы расшатать позиции правительства Нетаниягу, да и атаковать его, Барката, лично. В телеинтервью министр заявлял: «Протестующие хотят, чтобы ситуация здесь ухудшилась. Они хотят, чтобы население страдало, чтобы доказать, что наше правительство не справляется со своей работой. Поэтому некоторые лидеры протеста и их партнеры, крупные монополии, объединились. Я чувствую, что они ведут против меня кампанию, которая служит их политическим целям».


С тех пор реформа сошла с повестки дня, но цены продолжили расти. Министр экономики, который молчал в последние месяцы, когда компании предупреждали о приближающемся повышении, активизировался лишь после того, как цены выросли. В целом его можно понять: как показывает опыт предшественников на постах минэкономики и минфина, невозможно остановить волну роста цен. Договориться о временной отсрочке с одной-другой компанией еще возможно, а вот остановить волну – никак.

И потому министр Баркат дождался изменения ценников, а затем вышел с «ультиматумом» к компаниям: отмените повышение цен в течение 72 часов, иначе мы примем против вас регуляторные меры и внесем вас в «черный список». Тот факт, что никто не знает, что же такое этот «черный список», превратил ультиматум в еще более бессмысленный.

Итог ультиматума вышел таким же бессмысленным: ряд компаний, уже повысивших цены, пообещали пока что их больше не повышать. По крайней мере до лета. Ни о каком понижении, естественно, речь даже не идет. Вместо этого компании предложат скидочные мероприятия на ряд товаров.

К слову, несмотря на обещание, компании смогут повысить цены в любой момент в случае резкого роста затрат на сырье. Что такое «резкий рост затрат»? Никто не знает, в том числе и в министерстве экономики.

Правительство традиционно обвиняет в дороговизне жизни высокие цены на продукты питания. Это очень удобно, и легко "скормить" широким массам, но рост цен на продукты питания — всего лишь незначительная составляющая дороговизны жизни в Израиле. При этом никто не скажет вам, в чем же основная причина этой самой дороговизны, которая с годами только растет, несмотря на все предвыборные обещания и попытки правительства бороться с ней.

Почему в Израиле так дорого жить? Потому что Израиль – это маленькая «островная экономика», которая далека от сети глобальной торговли, и поэтому кетчуп и шампуни здесь стоят дорого из-за отсутствия конкуренции и стремления импортеров заработать как можно больше? А может, это рынок жилья с его выросшими ценами и постоянно растущей арендной платой в районах спроса? Или высокие косвенные налоги и отсутствие дифференцированного НДС? Нельзя исключить и хайтек с его высокооплачиваемыми работниками, из-за высокой покупательской способности которых растут цены.

Причин можно найти множество, и практически все они так или иначе влияют на ситуацию. Причем проблема еще и в том, что мы не можем сказать, дескать, "вот тогда-то в Израиле все было дешево, а потом все подорожало". В целом у нас всегда было дорого, потому что мы, как уже отмечалось выше, «островная экономика» с низкой производительностью труда и посредственными, но очень дорогими услугами.

Да, многие помнят, что когда-то помидоры стоили по шекелю, и что-то там еще. Но в те времена поездка за границу считалась событием, банки взимали большие комиссионные, «Безек» был монополистом, выбор автомобилей был намного скромнее, и они были дорогими, первые сотовые телефоны стоили огромных денег, и так далее и тому подобное.

Просто до 2011 года мы не придавали большого внимания дороговизне жизни – на первом месте была безопасность. А потом все изменилось: социальный протест, новая политика, «где деньги» и все такое прочее.

И вот прошло почти 13 лет – и ничего не изменилось к лучшему, напротив: и с безопасностью, и с дороговизной все стало только хуже.

Юрий Легков, «Детали». Фото: Дан Кейнан∇

Метки:


Читайте также