Министр финансов Либерман назначил виновных в дороговизне жизни в Израиле, и это не монополисты и бюрократы

Выступая на заседании фракции НДИ, министр финансов Авигдор Либерман заявил, что одной из причин роста цен в стране является низкая занятость мужчин в ультраортодоксальном секторе.

«Все игнорируют один из факторов: то, что в ультраортодоксальном обществе более 50 процентов мужчин не участвуют в рынке труда, и это негативно влияет на стоимость жизни, - отметил Либерман. - Если бы уровень занятости среди мужчин-ультраортодоксов был таким же, как у остального населения, это принесло бы экономике еще 20 миллиардов шекелей, на которые можно было бы сделать многое».

Замечательно, что министр финансов нашел виновных в дороговизне жизни, но, честно говоря, достаточно непросто проследить причинно-следственную связь между выходом мужчин ультраортодоксов на рынок труда и дороговизной жизни.

Между правительством и дороговизной — можно. Между импортерами и производителями продуктов питания — тоже несложно. Между кризисом, вызванным пандемией коронавируса, и ростом цен на бензин и газ без проблем прослеживается связь с дороговизной жизни. А вот с не желающими выходить на рынок труда мужчинами из ультраортодоксального сектора — никак. Возможно, для этого надо как минимум стать министром финансов.

Известно всем и каждому, что в супермаркетах, расположенных в районах проживания ультраортодоксов, цены значительно ниже. Из-за чего в них зачастую закупаются и светские израильтяне. Цены ниже именно потому, что население с невысоким уровнем жизни просто не сможет позволит себе покупать продукты питания по ценам филиалов супермаркетов, расположенных в светских районах.

Ультраортодоксы ведут скромный образ жизни, активно пользуются общественным транспортом, не имея личного (тем самым еще и внося посильный вклад в защиту окружающей среды). Они не готовы выкладывать миллионы шекелей за квартиры в районах спроса, а значит не подстегивают рост цен на недвижимость.

Если все ультраортодоксы начнут работать и хорошо зарабатывать, то их уровень жизни неизбежно поползет вверх, и тогда уже они, совершая более дорогие покупки, начнут вносить свой вклад в рост инфляции. Но не дороговизны жизни, потому что не потребитель виноват в том, что вынужден переплачивать, приобретая товары и услуги.

Вне всякого сомнения, правительство должно сделать все возможное, чтобы поощрить выход ультраортодоксов на рынок труда. Это необходимо государству, это необходимо им самим. Но тот самый рост ВВП, о котором упомянул Авигдор Либерман, не имеет никакого отношения к дороговизне жизни.

Дороговизна жизни в Израиле является результатом многолетнего бездействия правительства и даже социальный протест 2011 года смог лишь притормозить ее рост, но не более того. Нынешнее правительство назвало себя правительством перемен и под этими переменами, скорее всего, не подразумевали исключительно повышение налога на покупку одноразовой посуды и сладких напитков.

Кто сказал, что даже сейчас, пока ультраортодоксы еще не вышли на рынок труда, государство не может бороться с монополистами в сфере производства и импорта продуктов питания, не может проводить реформы, повышающие эффективность работы госсектора и удаляющие бюрократические барьеры?

Никто не ожидает, что правительство может немедленно снизить дороговизну жизни. Но вместо того, чтобы заняться вдумчивой реализацией реформ, министры, не выдержав общественного давления, начало назначать виновных и составлять на коленке очередной план снижения налогов, который позволит им добиться «производственной тишины», но не снижения дороговизны жизни.

Юрий Легков, НЭП. Фото: Эмиль Сальман

 

 

Метки:


Читайте также