Детали

Между эпидемией, войной и выборами — все ждут скачка цен

Стоимость жизни в Израиле примерно на 20 процентов выше, чем в среднем по OECD, но дискуссии по этому поводу носят прерывистый  характер: когда грохочут пушки, когда в стране эпидемия или политический кризис, это обсуждение отодвигается в сторону. Когда в потоке событий наступает передышка - оно снова всплывает.

А почему бы не всплывать? Ведь проблема стоимости жизни никуда не делась. Израиль застрял, и уже более двух лет живет без функционирующего правительства и без упорядоченной экономической политики, и дрейфует от кризиса к кризису. В отсутствие госбюджета и экономических реформ все структурные проблемы, от которых зависит стоимость жизни, остаются прежними.

Что же все-таки делается? Иногда пожары тушат, особенно когда рост цен вызывает недовольство потребителей и угрожает бойкотом предприятий или гневом на политиков. Так было в декабре 2018 года, накануне выборов в кнессет, когда несколько компаний, производящих продовольствие, объявили о повышении цен. Это произошло параллельно с намерением поднять цены на электричество и воду.

Тогдашний министр финансов Моше Кахлон, который сделал своим девизом борьбу с дороговизной жизни, поспешил назначить ночную встречу в отеле «Хилтон» в Тель-Авиве с гендиректором компании «Осем» Ави Бен Асаягом, и попытался достичь с ним взаимопонимания, чтобы спасти «Осем» от бойкота потребителей, а Кахлона – от ущерба его образу накануне выборов.

В конце встречи было решено подождать с повышением цен, и Кахлон делал восьмерки в воздухе, чтобы внести свою долю, сдерживая рост цен на электроэнергию.

Это тот же Кахлон, который обещал накануне выборов 2015 года  бороться с крупными монополиями, банками и стремительно растущими ценами на жилье. Когда его назначили министром финансов, он забыл свое обещания бороться с газовой монополией из-за своей дружбы с одним из участников разработки месторождений, Коби Маймоном.

В результате цены на газ, купленный Электрической компанией, оставались очень высокими, они включались в затраты на производство продуктов питания, что побудило «Осем» начать повышение цен, а Кахлона - встретиться с руководителями компании, чтобы его предотвратить.

Такова история высокой стоимости жизни в Израиле: нежелание решать коренные проблемы, вызывающие стремительный рост цен - множество монополий и картелей, обременительная бюрократия, дорогостоящие требования кашрута, низкая производительность и устаревшие производственные линии на многих заводах.

Коронакризис способствовал росту цен

Кризис «короны» внес новые элементы - рост цен на некоторые виды сырья и транспортные расходы. Это новая глобальная реальность, и предполагается, что израильские производители, импортирующие много сырья, страдают от этого и перекладывают дополнительные затраты на потребителей.

Также возможно, что они видят этот период, как удобное время для повышения цен, потому что покупательная способность жителей Израиля осталась дома - они не выезжают массово за границу, как обычно. Это особенно наглядно после года эпидемии, когда частное потребление упало на 9,5 процентов - сейчас наблюдается резко растущий спрос.

Добавьте к этому низкую стоимость кредита, рост цен на квартиры и активов на рынке капитала, и вы получите множество потребителей, испытывающих чувство богатства. Это ситуация, которая позволяет ценам расти.

Однако наряду с теми, кто выиграл на "короне", есть сотни тысяч людей, которые сильно пострадали от кризиса, многие по-прежнему без работы, и для них рост цен стал серьезным ударом.

После летних протестов 2011 года в компании «Штраус» разработали принцип «корпоративной ответственности», которая привнесла в систему деловых соображений также социальную осведомленность, поэтому там думают дважды или трижды, прежде чем повышать цены. Объявления компании теперь составлены изощренным языком, но ошибиться трудно. Когда «Штраус» заявляет, что «рассмотрит возможность обновления отпускных цен», это сигнализирует рынку продуктов питания, конкурентам и маркетологам, что они собираются поднять цены.

Это может вызвать реакцию: конкуренты уловят сигнал и скажут: «Да, у меня сырье тоже подорожало, я поднимаю цены». Потребители могут рассердиться и избегать покупки подорожавших продуктов, или остаться равнодушными, потому что они слишком заняты зализыванием ран после «короны» и войны в Газе, и возможностью пятых выборов в течении двух лет.

Вот сигнал, который мы хотели бы направить следующему правительству: пришло время кардинальных реформ стоимости жизни, которые должны включать ограничения монополий, снижение импортных квот, отмену производственных ограничений, ослабление бюрократии и требований кашрута, а также поощрение роста производительности труда. Без этого высокая стоимость жизни останется с нами надолго.

Сами Перец, TheMarker, И.Н. На снимке: протесты против роста цен. Фото: Томер Аппельбаум



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend