Детали

Мерав Коэн и ее «гориллы» – в борьбе за обманутых стариков

Эта молодая, красивая женщина объявила войну до победного конца тем, кто обманом вымогает у пожилых людей деньги или похищает данные их кредитных карт. «Воровать, угрожать, обманывать – незаконно, и точка! Других вариантов нет», – сказала в беседе с «Деталями» Мерав Коэн.

Казалось бы, что тут сложного или неясного? Но, как добавляет Мерав, защитить в полной мере пожилых людей от обманщиков не удается не потому, что законов не хватает – а потому, что за их исполнением никто толком не следит. «Можно принимать один закон за другим, но что это изменит? Ведь и сейчас за мошенничество могут судить и отправить в тюрьму – а на практике дело с мертвой точки не сдвигается», – говорит она.

Мерав Коэн 35 лет, она родилась и живет в Иерусалиме, замужем, мама двух дочерей. Бакалавр по экономике, магистр по администрированию городского планирования. Работала на армейской радиостанции«Галей ЦАХАЛ», несколько лет сотрудничала с сайтом Ynet в качестве экономического обозревателя. Оттуда перекочевала в пресс-службу премьер-министра Ариэля Шарона, потом возглавляла Организацию защиты прав потребителей. Была одним из основателей движения «Пробуждение» в Иерусалиме и депутатом горсовета, входила в предвыборный список движения «Ха-Тнуа» во главе с Ципи Ливни. Но затем оставила политику, чтобы сосредоточиться на борьбе с одним из самых негативных явлений нашей жизни. И за год привлекла к этой деятельности еще 600 добровольцев. Ее единомышленники сами себя называют «гориллами».

— Все начиналось с малого, – рассказала Мерав Коэн в интервью «Деталям». – В Организации защиты прав потребителей я, как правило, занималась незначительными проблемами: например, кто-то забронировал номер в гостинице, который в реальности не соответствовал рекламе в интернете и, следовательно, не стоил тех денег, которые за него взимали. И т.п. Но на определенном этапе ко мне вдруг стали поступать жалобы иного рода – от пожилых людей, у которых разными способами выманивали деньги, или вынуждали их подписать чеки. Когда общая сумма, на которую их «нагрели», составила примерно триста тысяч шекелей, я стала думать, как можно бороться с этим явлением.

— Что же вы предприняли?

— Сначала я обратилась в полицию, а еще – в Управление по защите потребителей. Передала им все имеющиеся материалы. Но ни полиция, ни Управление никак не отреагировали. Они даже не потребовали объяснения у названных мною компаний, заподозренных в жульничестве. И пострадавшим не вернули ни шекеля.

Поняв, что этим людям никто не помогает – ни правительство, ни полиция, я решила взять эту миссию на себя. Я объединила все жалобы в коллективный иск против кредитных компаний, а потом написала подробный отчет, отправив его всем министрам в правительстве.

— Вы хотели, чтобы об этом безобразии узнали все?

— Недостаточно только распространить сведения о несправедливом отношении к старикам. Мне нужно было больше – чтобы им вернули их деньги.

— Но почему иск подан против кредитных компаний, а не против фирм, занимавшихся обманом потребителей?

— Ни один адвокат, к которому я обращалась с просьбой вести это дело, не советовал ввязываться в судебную тяжбу именно в таком ракурсе. Они объясняли, что денег из них все равно не вытрясешь. Это не концерны и не большие организации, которые выдержат долголетние разбирательства. Едва поняв, что возможна подача претензии в судебном порядке, такая «фирма» способна моментально закрыться – ведь, скорее всего, она имеет статус «компании с ограниченной ответственностью». И тогда ищи-свищи ветра в поле! Поэтому наш групповой иск направлен против кредитных компаний, чтобы они сами перекрыли кислород нарушителям закона.

— Есть прецеденты, позволяющие надеяться на такой результат?

— Конечно! Например, некоторое время назад возникли компании, продававшие фиктивные «абонементы» на «Лото», «Тото», спортивные тотализаторы от имени Управления государственных лотерей «Мифаль ха-паис». Но израильский Совет по спортивным ставкам, организация сильная и серьезная, обратился к кредитным компаниям, заявив им буквально следующее: «Почему вы поощряете шарлатанов?! Люди приходят к нам с жалобами, что мы их обманываем!» И тогда сразу, чуть ли не в один присест, кредитные компании перестали работать с продавцами фальшивых абонементов. Потому что Совет по спортивным ставкам – это не пожилой человек, жалующийся вам в телефонную трубку, что его объегорили! Вот вам и двойные стандарты.

— Ваш штаб, отстаивающий права обманутых стариков, целиком работает на добровольных началах. И вы в том числе. Но ведь все равно есть какие-то расходы, да и на жизнь вам надо как-то зарабатывать?

— Главный источник моего дохода – это стартап Crowd Action, я одна из его основателей. Но он тоже имеет социально-потребительский оттенок: мы разработали систему, которая отслеживает правонарушения в интернете, а затем связывает пострадавших с юристами в США, для подачи коллективных исков.

— Среди жертв обмана, наверное, немало и новых репатриантов из бывшего СССР?

— Да, очень много жалоб поступает от русскоязычных жителей Израиля, пострадавших от вымогательства или незаконного отъема денег. Чего только им не предлагают коммивояжеры, которые ходят по домам! Какие-то чудесные пояса, помогающие от боли, бытовые приборы, которых нет в магазинах – из всего этого можно собрать целую выставку! В нашем штабе есть русскоязычные добровольцы, они нередко выступают переводчиками в общении с пострадавшими, помогают разбираться с их жалобами, собирают информацию, которая может пригодиться в дальнейшем.

— Какой аспект проблемы кажется вам главным?

— Двойные стандарты. Полиция понемногу перестает от нас отмахиваться, но этого еще недостаточно. Стражи порядка должны моментально принимать меры, когда становится известно, что обмануты старики, инвалиды, люди, не умеющие противостоять агрессивной психологической обработке. Все эти агенты, кочующие из дома в дом, телефонные «специалисты», выманивающие данные кредитных карточек, мнимые «кредиторы» и прочие зачастую остаются безнаказанными. Они создали колоссальную индустрию с многомиллионным оборотом – без надзора и без контроля.

— Каков статус ваших добровольцев?

— Объединяет их организация, называющая себя «Гориллы». Это частные сыщики, юристы, специализирующиеся на подаче коллективных исков, студенты, общественные деятели. Мы не дублируем деятельность полиции – к тому же, увы, даже получив от нас нужную информацию, полиция далеко не всегда может сделать ее основой для обвинения.

Совсем недавно у нас был подобный случай. К нам обратилась пенсионерка, которой позвонили и сказали, что у нее образовался долг какой-то компании. Причем – непонятно какой. Но действовали наверняка, все точно просчитали – сказали, что если она в этот же день долг не вернет, то он начнет расти. А если заплатит быстро – наоборот, получит семьдесят процентов скидки на возврат долга. Потом пришел какой-то человек, забрал у нее четыре тысячи шекелей, оставил какие-то бумаги и ушел!

А через несколько месяцев ей снова позвонили, с той же схемой, назвали какую-то другую вымышленную компанию. Дескать, «мы уже идем к вам». И тогда она позвонила в наш штаб. Мы тотчас отправили туда частных детективов, которые установили в ее в квартире видеокамеры, благодаря чему «кредитора» взяли с поличным и передали полиции.

Вы думаете, его посадили? Как бы не так! Его выпустили на свободу. Но мы хотя бы выложили в Твиттер видеозапись, чтобы народ знал своих героев.

— А как люди вас находят? У вас есть группа в WhatsApp или страница в Фейсбуке?

— Ничего этого нет. Но телефон у меня звонит, не умолкая. Я все еще думаю, стоит ли нам трансформироваться в НКО, или попытаться врйти в какую-то государственную организацию, чтобы получить больше законных прав для защиты людей.

— На что рассчитывают компании, нарушающие закон?

— На то, что пожилые люди жаловаться не будут, потому что порой на это нет сил, и они просто винят самих себя и обещают себе больше не попадаться. Но далеко не все выполняют этот зарок.

— Много ли компаний в нашей стране занимаются агрессивным маркетингом?

— Да, мы составили такой список. Их около сорока. Как только к нам поступает очередная жалоба, мы выясняем, о какой компании идет речь, и направляем письмо руководству.

— С уверенностью, что вам ответят?

— Я поясняю им, что если они откажутся сотрудничать – дело дойдет до суда и до СМИ. Они меня знают.

— И что их больше всего пугает?

— Суды – нет, а вот возможность «засветиться» в СМИ – даже очень! Я считаю, что чем больше внимания СМИ будут уделять этой больной теме, тем скорее она может сойти с повести дня.

Но пока проблема есть, и она остра, а корень зла – в равнодушии к пожилым людям, или нежелании помочь им. Вот история, которая произошла буквально на днях. Пожилой человек снял деньги в банкомате, вор пошел за ним и возле самого дома ограбил его. Он попал в камеры видеонаблюдения, но дело закрыли из-за отсутствия «общественного интереса».

— Почему?

— Потому что полицейские не удосужились снять отснятый материал с камер! А самое удручающее впечатление производят случаи, когда к пожилым людям приходят домой и лестью или угрозами вымогают чеки или наличные. Ведь тут они не только отнимают деньги, но и посягают на личное пространство человека, на его чувство безопасности. А это уже психологическая травма. Несчастные пострадавшие после такого будут опасаться любого стука в дверь.

— Вы общались по этому поводу с разными политиками, выступали на заседаниях парламентских комиссий. Это как-то помогло делу?

— Общение с политиками придает проблеме гласность, но не более того. Да и сейчас любое подобное действие, связанное с обманом людей, подпадает под нарушение того или иного закона. Но в корне ситуация не меняется. Вот что нужно, чтобы она изменилась:

Первое — полиция должна принять во внимание: если к ней приходит 90-летний старик и говорит, что у него украли деньги, ему угрожали или обманом выцыганили у него данные кредитки, то не следует закрывать это дело ввиду отсутствия общественного интереса!

Второе — кредитные компании получают массу жалоб на конкретные фирмы, и могут проверить, реальны ли они. Могут также закрыть доступ этим компаниям к «кредитной линии», к возможности обналичивать деньги. Они не должны обслуживать такие фирмы.

Третье — необходимо наказывать и промышленные компании, чьи продавцы, реализуя товар, действуют столь разбойничьим способом.

— Вам самой не угрожают?

— Физических нападок не было. Угрожали по телефону, а однажды мой номер телефона опубликовали на порносайте в разделе услуг, предоставляемых проститутками. Такое своего рода неприкрытое предупреждение: мол, с нами лучше не связываться. Но я их не боюсь. Наоборот, я хочу, чтобы к борьбе, которую я веду, присоединялось все больше и больше людей.

Муж и дети на моей стороне, они поддерживают меня в моей борьбе. Родители, конечно, за меня переживали, но со временем поняли, что я не прекращу этим заниматься, и стали относиться по-другому. Мы должны противостоять проходимцам, лишенным всяких моральных принципов, не щадящих ни выживших в Катастрофе, ни инвалидов, ни стариков, страдающих от деменции. Этих проходимцев нельзя бояться – они понимают только язык силы, и надо демонстрировать, что сила у тебя есть.

Марк Котлярский, «Детали». К.В. Фото: Орен Бен-Хакон



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend