Детали

Ложь, граничащая с преступлением

Столпотворение, которое мы наблюдаем в эти дни в аэропорту «Бен-Гурион» – лишь верхушка айсберга, за которой скрывается вопиющая халатность правительства по отношению ко всему происходящему в сфере авиаперевозок.


«Во время первой волны эпидемии коронавируса мы добились потрясающего успеха. Мы немедленно закрыли наши воздушные и прочие границы» – сказал премьер-министр 9 июля. «Мы в Израиле первыми поняли масштабы грозящей всем опасности и закрыли воздушные границы» – повторил он 13 сентября. Но это совершенно не соответствует действительности!

На самом деле воздушные границы Израиля никогда не закрывались. Единственное ограничение касалось въезда в страну иностранцев (причем на евреев оно не распространялось, и это важная деталь). Сокращение количества зарубежных рейсов произошло по двум причинам: во-первых, многие компании сами стали отменять полеты из-за резкого уменьшения пассажиропотока, а во-вторых, многие страны закрыли свои границы для израильтян, как для жителей «красной страны». Вместе с тем туда, куда можно было летать, наши рейсы выполнялись без всяких ограничений.

В феврале через аэропорт «Бен-Гурион» прошло почти 2 миллиона пассажиров (около 10 тысяч рейсов), а в конце того месяца в Израиле были выявлены первые больные коронавирусом. 26 февраля корреспондент 12-го телеканала Керен Марциано попросила меня прокомментировать закрытие воздушных границ Китая. Я сказал: «Израиль – это «государство-остров», и в обычные дни это – наша проблема, но во время эпидемии может стать нашим преимуществом. Если мы закроем аэропорт «Бен-Гурион», наши главные и практические единственные ворота, у нас не будет коронавируса».


Если даже такой несведущий в области медицины вообще и эпидемиологии, в частности, человек, как я, сразу это понял – как же этого до сих пор не смогло понять правительство Израиля! Это очень серьезный просчет.

В марте аэропорт «Бен-Гурион» обслужил 5300 рейсов и более миллиона пассажиров. За это время количество больных в Израиле увеличилось с 10 человек до 5 358. В канун Песаха заработал «воздушный мост», который доставил в Израиль около 17 000 йешиботников. Некоторые из них отправлялись в путь, уже будучи больными. Само по себе пребывание в самолете не более опасно, чем в любом другом закрытом пространстве – наоборот, воздух в самолете освежается интенсивнее, чем в офисе, автобусе или поезде. Проблема заключается не в самом полете, а в «импорте» больных из-за рубежа.

Апрель стал самым засушливым месяцем с точки зрения авиаперевозок. «Только» четверть миллиона пассажиров (несмотря на карантин). С тех пор количество рейсов постоянно растет, а вместе с ним растет и объем «импорта» больных (вспомним Умань и Дубай). В сентябре через аэропорт «Бен-Гурион» прошли около 700 тысяч пассажиров, а в октябре – около 750 тысяч.

Но раз уж в сентябре гражданам лгали, говоря, что «мы закрыли воздушные границы», то в следующем месяце пришлось лгать вновь. И 15 октября правительство торжественно объявило, что «воздушные границы Израиля открываются»!

Аэропорт «Бен-Гурион» никогда не закрывался, вопреки ложным сообщениям об этом. А сейчас тысячам (!) израильтян позволяют посещать «ярко-красную», с точку зрения коронавируса, страну – ОАЭ. Но по политическим соображениям правительство Израиля выкрасило Эмираты в ярко-зеленый цвет.

Это уже не просто разгильдяйство. Это граничит с уголовным преступлением, а именно: «Совершенным по халатности действием, способствующим распространению болезни, угрожающей жизни людей». За преднамеренное действие такого рода 218-я статья Уголовного кодекса предусматривает наказание в виде 7 лет лишения свободы. Ответственность за это (в том числе, и уголовную) должен нести тот, кто позволяет сейчас выполнять рейсы в Дубай.


В свете этого хвастливые заявления Нетаниягу («Мы первыми в мире поняли опасность и закрыли воздушные границы») звучат, как уловки человека, против которого в нормальной стране уже должны были возбудить уголовное дело по вышеупомянутой статье. Но мы все продолжаем платить высокую цену за его действия. Они начались «всего лишь» с халатности, затем он закрывал глаза на существующее положение, а сегодня уже сознательно подвергает людей опасности.

Парадокс заключается в том, что сейчас теснота в аэропорту «Бен-Гурион» – позитивный фактор. Она, пусть и временно, способствует сокращению количества рейсов и прекращению «импорта» коронавируса, в котором приняли участие многие израильтяне, слетавшие в Дубай  (в том числе и десятки журналистов, билеты которым купил тот, кто хотел их отблагодарить). Но через несколько дней техническое решение проблемы будет найдено, и положение вновь ухудшится: будут введены новые рейсы в Дубай, и «импорт» коронавируса возобновится с новой силой.

Все, что нам остается в этой ситуации в свете творящегося в нашем главном аэропорту и сообщений о новых мутациях коронавируса – это попрощаться до третьего карантина. Да-да, несмотря на появление вакцины.


Нери Яркони, «ХаАрец», Б.Е. Автор – адвокат, полковник запаса,
в прошлом - военный летчик и начальник Управления гражданской авиации Израиля.
Фото: Томер Аппельбаум˜



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend