Либерман не стал хвастать сокращением долга, потому что гордиться нечем

Министр финансов Авигдор Либерман вчера, 20 января, сдержанно отреагировал на самую важную экономическую новость года – снижение отношения долга к ВВП в 2021 году.

Либерман часто говорит о важности этого экономического показателя – размера госдолга, но, несмотря на это, в сообщении министерства финансов он ограничился кратким заявлением о том, что снижение отношения долга к ВВП является «свидетельством силы израильской экономики и ответственной фискальной политики». Необычайное достижение даже не было упомянуто на странице министра в Facebook.

Министр финансов, конечно, занят в эти дни, но не исключено, что решение не отмечать «большой успех Израиля» связано с тем, что в данный момент не так удобно выставлять напоказ эту цифру.

Министр финансов только неделю назад написал на своей странице в Facebook сообщение, которое повторяет сказанное им снова и снова: «Слишком много времени было потрачено здесь на старый и опасный метод «вливания денег в проблему». Это не работает… Со временем беспорядочное распределение средств проявляет свой деструктивный смысл и это видно по дефициту, который вырос в прошлом году».

Но теперь выясняется, что, несмотря на, по выражению Либермана, «слепое распределение средств прежним правительством» и «разбрасывание денег с вертолета по всем направлениям», отношение долга к ВВП фактически снизилось. У Израиля меньше долгов и больше денег.

***

Что теперь может сказать министр финансов протестующим владельцам бизнесов и самозанятым гражданам, чье отчаяние из-за глухоты правительства заставило их в нынешние холода установить палатку протеста перед его домом в Нокдим? Какое может быть оправдание политике «ползучего локдауна», сопровождаемого нулевой компенсацией? Какая есть причина смириться, что мы «потеряем нескольких малых предприятий», как заявил на конференции в Эйлате высокопоставленный чиновник минфина?

Если бы Государство Израиль инвестировало дополнительно 30 миллиардов шекелей в экономику и программы помощи, вполне вероятно, что отношение долга к ВВП увеличилось бы только на один процентный пункт.

Вместо 70,3% отношение долга к ВВП в Израиле в прошлом году составило бы 71,3%, притом что в 2020 году этот показатель составлял 71,7%. Оправдывает ли это экономическую неопределенность и отсутствие политики компенсаций минфина?

***

Данные о долгах других стран еще не начали накапливаться, но можно предположить, что сокращение долга во время такого острого экономического кризиса и кризиса в области здравоохранения уникально для Государства Израиль.

Основными причинами сокращения долга, указанными в заявлении министерства финансов, являются высокие налоговые поступления, а также относительно умеренный ущерб для ВВП. Налоговые поступления страны действительно резко выросли в 2021 году, превысив прогнозы на 25 миллиардов шекелей. ВВП в Израиле пострадал очень умеренно в сравнении с мировой ситуацией, среди прочего из-за уникальной структуры израильской экономики и мощи высокотехнологичного сектора, который почти не пострадал от волн эпидемии и даже процветал в этот период.

Но к этим двум причинам, указанным минфином, присоединяется еще один фактор: те самые «выброшенные деньги» – помощь, оказанная экономике во время кризиса, оказанная до тех пор, пока Либерман не стал министром финансов. Именно это позволило предприятиям и работникам пережить трудный период, двинуть вперед экономику и платить налоги.

Прекращение работы механизмов помощи, за которое ратует министр финансов, может быть, даст выигрыш в доли процента в улучшении соотношения долга и ВВП, но платить за это будут граждане.

Таль Каспин, «Давар ха-овдим б'Эрец-Исраэль». √ Фото: Томер Аппельбаум

Метки:


Читайте также