«Квартировладельцы требуют от эвакуированных сумасшедшие цены – потому что платит государство»

Эвакуированные, желающие снять квартиры, рассказывают, что хозяева вместо того, чтобы указывать цены, требуют всю компенсацию. В других случаях, выехав из отелей, они обнаруживают, что технические проблемы не позволяют им получить финансирование от государства. Министерство туризма разрабатывают систему, которая будет проверять, где на самом деле живут эвакуированные.

Из разговоров со многими эвакуированными, живущими в отелях, вырисовывается одна и та же картина: по мере того, как дни идут, а пребывание в переполненных комнатах и шумных коридорах продолжается, все больше и больше тех, кто ищет квартиру на съем, которую финансирует государство.

Однако щедрое финансирование - 200 шекелей в день на взрослого и 100 шекелей на ребенка до 18 лет - питательная среда для споров, и каждый, кто может, пытается заполучить средства, даже если они ему не полагаются. Например, Нисим Мизрахи, эвакуированный из Кфар-Газа, вернувшийся на работу в начале ноября: «Судя по публикациям, мы с женой имеем право на 12 000 шекелей в месяц, что кажется мне слишком высокой суммой для оплаты маленькой квартиры. Когда мы начали искать квартиру, я натыкался на предложения дать номер своего удостоверения личности, чтобы «завершить процесс на сайте Службы национального страхования. Я сразу отказывался от таких предложений, и вообще не обращался ни к кому, кто рекламирует себя с отметкой «Под спонсорством государства».

А., эвакуированная с матерью из Кирьят-Шмоны, рассказывает о дополнительных трудностях: «После нескольких дней, проведенных в отеле в Тверии, нам захотелось переехать. Ну сколько можно находиться в маленькой комнате, есть одну и ту же еду в гостинице или тратить на еду за пределами отеля? Мы посматривали на циммеры, но нам везде говорили, что они предпочитают семьи с большим количеством детей, потому что так получают больше денег.


Мы пытались искать квартиру в Тверии, но хозяева запросили все поступающие от государства деньги – сумасшедшие и необоснованные суммы. А как насчет денег на еду и все остальное? В конце концов мы сдались и вернулись домой в Кирьят-Шмону. У нас есть дом с МАМАДом, и нет ничего лучше дома. Людям надоедает, они возвращаются, и с каждым днем в городе открывается все больше и больше предприятий».

По оценкам, в Кирьят-Шмону уже вернулись уже тысячи ранее эвакуированных, а согласно утвержденной правительством схеме те, кто вернулся в свои дома, не имеют права на финансирование. Но государству трудно доказать, кто именно вернулся домой, и оно удовлетворяется подписанной человеком декларацией.

«Это астрономические суммы - 18-23 тысячи шекелей в месяц для пары с 2-3 детьми, - говорит Алон Шемер, замдиректора по кадрам министерства туризма, которое управляет центром по работе с эвакуированными в Иерусалиме. - Мы слышали о квартировладельцах, которые требуют от эвакуированных всю сумму независимо от цены квартиры - но это исключения. Когда эвакуированные выбирают деньги, а не проживание в гостинице, наша ответственность состоит в том, чтобы убедиться, что деньги дошли до них. У эвакуированных есть возможность отказаться от аренды квартиры за неприемлемую цену».

Шемер продолжает: «Я также слышал и о противоположных случаях, когда владельцы квартир добровольно заботятся о питании эвакуированных. В конце концов, те, кто получает за квартиру более 20 тысяч шекелей в месяц, должны холить и лелеять живущих у них эвакуированных. С другой стороны, у нас нет возможности обойти каждую квартиру, предлагаемую эвакуированным, проверить и оценить ее».

В других случаях люди получают деньги от государства и переезжают жить к родственникам. «У меня нет с этим проблем, - говорит Шемер. – Да пусть хоть машины покупают на эти деньги: главное, чтобы у них было жилье, и чтобы они не вернулись жить туда, откуда их эвакуировали. К нам, например, поступают обращения от эвакуированных, которые просят только номера на высоком этаже с видом на море в Тель-Авиве или от тех, кто хочет переехать в другой отель, потому что детская площадка и игровая комната в их отеле надоела ребенку. Мы распорядились ко всем и во всех случаях относиться с уважением, потому что в конечном итоге это люди, которых вынудили покинуть свои дома».

Шломит Цур, TheMarker. Фото: Эйяль Туэг

 

Метки:


Читайте также