Детали

Кто виноват в нехватке молока – раввинат или плановая экономика?

«Продавец в «Супер Йуда» сказал мне, что поставщики не работали в этом месяце, поэтому их магазин не получил ни молока, ни йогуртов. Может, это – новая особенность праздников месяца Тишрей? Не припомню, чтобы раньше возникал дефицит», – пожаловался блогер Кармель Камин вечером накануне празднования Симхат Тора.


Он – один из многих недоумевающих, почему востребованный продукт исчез с магазинных полок. «Не может быть, чтобы в 2021 году в Израиле, стране хайтека, современных технологий и передового сельского хозяйства, не оказалось бы молока на полках, в праздники или в будни!» – вторит ему высокопоставленный чиновник одного из министерств.

Плановая экономика

В Израиле не каждый желающий может производить молоко. Владелец сельскохозяйственных угодий должен получить разрешение на открытие коровника, и тогда ему выделят производственную квоту. Все производство молока расписано до последнего литра: 58 процентов произведут кибуцы, 41 процент – сельскохозяйственные поселения (мошавы), и 1 процент – сельхозшколы. В год в Израиле производят около 1,5 млрд литров молока, причем объем не регулируется спросом и предложением, но заранее планируется Советом по молоку, и каждый декабрь министр сельского хозяйства подписывает указ, определяющий, сколько молока будет произведено в следующем году. Мало того, что у каждого фермера есть квота, – целевая цена, которую ему дадут за товар, тоже названа ему заранее.


В последние годы многие организации – в их числе, например, «Форум Коэлет» и «Наш интерес» – критиковали эту систему квот и высоких таможенных пошлин на молочную продукцию, которые призваны гарантировать благосостояние фермерам за счет потребителей. За плановое хозяйство такую систему нередко обзывают «большевистской». Борьба за то, чтобы эту систему изменить, идет уже 10 лет (со времен «революции коттеджа») между минфином, с одной стороны, а с другой – Советом по молоку и производителями. Фермеры всячески пытаются предотвратить реформу в этой отрасли.

В 2013 году удалось провести реформу Локера (по фамилии тогдашнего гендиректора канцелярии премьер-министра Хареля Локера), которая определила, что целевая цена будет рассчитываться по ставке молокозавода, производящего не меньше 700 тысяч литров в год (для этого в коровнике должно быть не менее 70 коров). Заодно согласовали постепенное снижение таможенных пошлин на твердые сыры. В результате этого снижения тарифов закрылись 250 небольших коровников, а в оставшихся 700-х производство увеличилось, в среднем, на 65 процентов, по данным Информационного центра кнессета.

Но цена на сырое молоко в Израиле и после этого осталась гораздо выше, чем в Европе. В Израиле килограмм молока стоит 50 евроцентов, тогда как в Польше – 31, в Британии 33, во Франции 38 евроцентов.

Поскольку принцип плановой экономики здесь остался неизменным, в 2019-м с полок исчезло сливочное масло: вырос спрос, местные предприятия не хотели производить слишком много малодоходного продукта, низкая цена на который удерживается государством, а высокий таможенный сбор делал невыгодным импорт масла из-за рубежа. Потом Моше Кахлон ввел квоты на ввоз беспошлинного масла, а его преемник Исраэль Кац отменил таможенный сбор, но лишь в качестве временной меры, срок действия которой истечет в конце 2022 года. Последним значительным событием в этой сфере стало соглашение, подписанное между минфином и представителями фермеров в январе 2021 года: согласно ему, поэтапно через 6 месяцев начнут убирать таможенные пошлины с белых сыров и йогуртов.

Молоко должно быть кошерным?

Трудности создают также строгие законы кашрута. Раввинат запрещает производить молоко и молочные продукты на фермах по субботам и религиозным праздникам – даже если трудиться в эти дни согласны неевреи. Из-за этого сейчас разгорелся спор, кто же виноват в дефиците, возникшем в сентябре: фермеры или раввины?


«В месяц праздников спрос растет, а предложение сокращается, потому что рабочих дней меньше, – говорит чиновник в минфине. – Но эта ситуация – не что-то, чего нельзя изменить! Мы увеличим квоту беспошлинного импорта, и проблема уйдет».

Но фермеры жалуются на раввинат. В сентябре молочные фермы произвели на 14 млн литров молока больше квот, из которых 12 переработали в сухой порошок, а 2 млн литров… вылили в канализацию. То есть даже в жару, негативно влияющую на надои, хозяйства могли произвести больше запланированного. Так что дефицита не возникло бы – если бы не кашрут. Михаль Краус, занимавшая пост гендиректора Совета по молоку в 2014-2020 гг., утверждает, что сентябрьский дефицит был порожден раввинатом, и система квот тут ни при чем.

Статистика: в Израиле в 697 коровниках содержатся 115 431 коров. Они производят 1,521 млрд литров молока. Средняя целевая цена для фермеров – 1,96 шекеля за литр. Из молока производят 471 млн литров молока и молочных напитков, 111 тысяч тонн белых сыров и 43 тысячи твердых сыров. Потребность в молоке в Израиле – 165 литров на душу населения.


Спасет ли ситуацию открытие рынка, если требования кашрута останутся неизменным фактором? Сырое молоко охлажденным можно хранить 30 дней, в картонной упаковке – 21 день. В концерне «Тнува» говорят, что в августе они задействовали все производственные линии, чтобы создать запас на сентябрь: в противном случае дефицит составил бы не 15 процентов, а все 50. Им даже пришлось арендовать дополнительные складские помещения.

Ави Симхон, в прошлом возглавлявший Национальный Совет по экономике, напротив, считает проблемой не кашрут, а плановую экономику. Маленькие коровники не могут конкурировать с гигантами вроде «Тнувы», «Штрауса» и «Тера». Эта проблема не исчезнет, пока отрасль подвержена планированию.

Совет по молоку

Совет по молоку был создан в 1965 году. Он подчиняется непосредственно министру сельского хозяйства. В нем 23 директора: 9 представляют структуры, связанные с коровниками, пятеро – правительственные министерства, и шесть представителей молокозаводов. И только один человек представляет Совет по правам потребителей. Бюджет Совета на информационную и разъяснительную работу – 1 млн шекелей в год.

Несет ли Совет ответственность за сентябрьский дефицит? В его составе есть комиссия по квотам. В конце 2019 – начале 2020 года эта комиссия решила сократить квоты на 2 процента несмотря на то, что население страны продолжало расти. Перец Сорек, имеющий в Совете статус наблюдателя от Совета по мясному животноводству, назвал это решение ошибочным. Почему они это сделали? Хотели сэкономить на излишках, которые, при превышении квот, приходится выливать в канализацию, или перерабатывать в сухой порошок, из которого потом делают мороженное, но не молочные продукты. Чем больше квот – тем больше таких излишков образуется на фермах.

Это, вроде, показывает порочность системы планирования, но в Совете это категорически отрицают. А в том, что касается кашрута, фермеры солидарны с раввинатом: требования к кашруту израильского молока и израильских сыров косвенно защищают их от конкуренции с импортом. Молоко, удой которого осуществлен без надзора евреев, разрешено к употреблению Союзом ортодоксальных еврейских конгрегаций Америки (UOJCA) и другими организациями при условии, что есть контроль за тем, чтобы это молоко не смешивалось с молоком других, некошерных животных.

Генеральный директор Совета по молоку Ицик Шнайдер говорит, что на протяжении долгих лет они пытаются убедить главный раввинат смягчить правила кашрута для производства молока. Например, разрешить нанимать неевреев для работы на молочных фермах и заводах по субботам и праздникам. Но безуспешно. «В Израиле и за границей действуют разные требования к кашруту, я этого не понимаю», – говорит Шнайдер. Однако из главного раввината ответили, что… не получали никаких запросов от Совета по этому поводу. «Раввинат установил правила, регулирующие порядок доения по субботам. В соответствии с ними, доение может осуществляться и по субботам, и в праздники», – ответили здесь.

Шуки Саде, TheMarker. Фото: Хадас Паруш



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend