«Кто вернется в Шломи?» Из-за эвакуированных растут цены на аренду жилья в Нагарии и Беэр-Шеве

Жители эвакуированных поселений и на юге, и на севере после почти двухмесячного отсутствия дома начинают понимать, что в ближайшем будущем ситуация не изменится. Желание вернуться к нормальной жизни сильнее всего, и многие считают выходом Нагарию и Беэр-Шеву. Станут ли эти города их постоянным местом жительства?

Некоторым из эвакуированных надоело жить в гостиницах, другие уже окончательно решили, что не вернутся в свои дома, и подписывают договоры о съеме квартир на целый год. Основная цель – вернуться к работе и рутине. Предприятия в приграничных населенных пунктах тоже заинтересованы в возобновлении деятельности и начинают присматриваться к городам, находящимся подальше от границы, но все же не слишком далеко.

«Жители Шломи ищут квартиры в Нагарии: некоторые только на период войны, а некоторые – на целый год, – говорит маклер Авив Азран из компании «Англо-Саксон Нагария». – В городе сейчас довольно много семей с маленькими детьми, которые ищут квартиры с защитными комнатами. Это приехавшие из Шломи и из приграничных мошавов».

Переехавшие в Нагарию жители Шломи, с которыми мы разговаривали, объясняют, что Акко и Крайот – это тоже решения, которое рассматривают их соседи. «Мы живем в Шломи уже 20 лет, – говорит жительница, эвакуированная вместе со своей семьей. – У меня в поселке есть аудиторское бюро, а у мужа там бизнес с филиалом в Нагарии. Нам ничего не оставалось, кроме как снять дом в Нагарии. Надо продолжать работать, иначе после войны у нас ничего не останется. И я знаю много других таких людей».


По ее словам, вначале их привезли в Иерусалим, но каждый день ездить из Иерусалима в Шломи оказалось делом нереальным: «Я умоляла найти нам место поближе, чтобы мне не пришлось тратить весь доход на бензин, но этого не произошло. Кроме того, у меня ребенок десяти лет – оставлять его одного в отеле на весь день невозможно».

Бывшая жительница Шломи добавляет: «В Нагарии арендная плата за новую четырехкомнатную квартиру с «мамадом» составляет 5500 шекелей в месяц – при договоре на год. Хозяева не хотят сдавать квартиры на короткий срок. Кроме того, я заплатила 5500 шекелей маклеру и половину расходов на перевоз вещей из Шломи, и еще пришлось многое докупать, например шкафы, которые я не могла сюда доставить.

Я подсчитала: я уже потратила 20 тысяч шекелей на квартиру в Нагарии, а от государства получила 9 тысяч шекелей. Этот грант очень ценен для многодетных семей. А у нас только одни несовершеннолетний ребенок – старшие девочки в армии».

И это еще не все расходы, которые несет семья, в которой оба родители – предприниматели: «Я на свои деньги оплачиваю аренду офиса в Шломи и не могу не платить за него. Еще электричество (я не могу все там отключить), еще интернет и телефон, за которые я плачу вдвойне – потому что бизнес там должен продолжать функционировать.

У индивидуальных предпринимателей, как я, и у работников жизненно важных предприятий, как мой муж, нет возможности уйти в неоплачиваемый отпуск (ХАЛАТ). Мои доходы упали, но мне все равно придется обслуживать предприятия, с которыми я работаю».

Подобную картину рисуют и беэр-шевские маклеры. «К нам обращаются как компании, так и частные клиенты из Западного Негева, – говорит Шай Штерн из «Римакс Беэр-Шева». – Например, хайтек-компания из Сдерота, которая хочет переехать в Беэр-Шеву, и мы уже нашли им помещение в промзоне, а также автобусная компания из этого района, намеренная обосноваться в Беэр-Шеве, но заинтересованная не арендовать, а купить в городе недвижимость, так что тут потребуется время».

Что же касается отдельных вынужденных новоселов, то, по словам Штерна, пока это отдельные семьи из Сдерота, Офакима и приграничных поселков: «Это люди, которые устали от отелей и хотят вернуться в нормальный жизни».

Ким Лагзиэль, TheMarker. Фото: Элияху Гершковиц √

Метки:


Читайте также