Кто пострадает от введения налога на наследство?

Депутат кнессета Дуди Амсалем («Ликуд») начинал свою политическую карьеру с социальной повестки дня, но в последние годы забросил социальные вопросы и сосредоточился на защите интересов Биньямина Нетаниягу. И вдруг все изменилось.

Амсалем пришел к выводу, что стоит заняться и другими делами. Недавно он поручил Информационно-исследовательскому центру кнессета подготовить справку по вопросу налогообложения наследства. Это один из самых социальных налогов, поскольку он направлен на предотвращение передачи семейного богатства из поколения в поколение. Такой налог существует в цитадели капитализма – США, да и в Израиле он существовал до 1981 года.

Получается, что Дуди Амсалем на время оставляет дела Биби в стороне и возвращается к своей социальной повестке – к заботе об общественных интересах и сокращению социальных разрывов. Более того, он выдвигает предложение, которое ударит по Нетаниягу, состояние которого «Форбс» оценил в 50 миллионов шекелей.

Неужели Амсалем действительно настаивает на том, чтобы Нетаниягу поделился своим богатством с обществом – тот самый Нетаниягу, который в свое время торпедировал идею бывшего министра финансов Моше Кахлона о введении налога на наследство? Неужели Биньямин Нетаниягу дал Амсалему зеленый свет на продвижение законопроекта, который ему же и навредит?

Не стоит тревожиться. Ни Нетаниягу, ни Амсалем не сошли с ума. Согласно предложению Дуду Амсалема, налог на наследство будут применять только к тем, чье состояние превышает 50 миллионов шекелей. К Нетаниягу это не относится, и его наследники могут облегченно вздохнуть.

А кому в «Ликуде» угрожает введение налога на наследство? Только Ниру Баркату, состояние которого оценивают в полмиллиарда шекелей. Тому самому Баркату, который осмелился фантазировать о смене лидера «Ликуда». В глазах Амсалема это тяжелое преступление, и его предложение – циничный подход, объясняющий, однако, почему многие идеи, направленные на продвижение важных общественных интересов, принимаются в штыки или откладываются на полку. В налогообложении наследства есть логика, но его не следует вводить только для того, чтобы навредить конкретному человеку, который угрожает статусу другого конкретного человека.

Что же до существа дела – целесообразности налога на наследство, то эта идея рассматривается раз в несколько лет, и всегда находится тот, кто ее раскритикует, а потом и торпедирует. Потому что в Израиле слишком много тех, кто решительно не заинтересован в таком налоге (тех, кто рассчитывает стать богатым наследником), и слишком мало политиков, которые хотели бы изменить ситуацию.

По оценке Информационно-исследовательского центра кнессета, средняя израильская семья «стоит» 2,5 миллиона шекелей, а семья, относящаяся к верхнему, десятому децилю по уровню доходов, – 11,5 миллиона. Общая сумма наследства оценивается в 118 миллиарда шекелей, из которых почти половина, 53 миллиарда, приходятся на верхний дециль.

Если ввести 10-процентный налог на наследство с суммы 5 миллионов шекелей и выше, поступления от налога составят 4,7 миллиарда в год. Если критерием установить 10 миллионов шекелей, то доход снизится до 3,7 миллиарда. Если же ввести 15-процентный налог на наследство в размере 10 миллионов шекелей и более, государственные доходы составят 5,6 миллиарда шекелей в год.

Те, кто обеспокоен этими расчетами, могут не волноваться. Вероятность налогообложения таких сумм равна нулю. Даже Шели Яхимович, бывший председатель партии «Авода», в свое время предлагала ввести налог на наследство с сумм, превышающих 15 миллионов шекелей (прогрессивный налог со ступенями от 5 до 12,5 процента). Но и это предложение не прошло, хотя Кахлон в этом вопросе поддерживал Яхимович.

Налог на наследство, принятый в большинстве развитых стран, – важный шаг, который поспособствовал бы сокращению социальных разрывов, предоставив дополнительные возможности тем, кто не родился в богатой семье. В Израиле этот налог был бы особенно уместен ввиду существования фактически нескольких экономик – экономики хайтека, экономики магнатов, экономики «вообще» и экономики бедняков.

Сами Перец, TheMarker. Фото: Pixabay √

Метки:


Читайте также