Государство

Кто остался без работы?

В результате вспышки эпидемии коронавируса работу потеряли более миллиона израильтян, большая их часть, около 88%, отправлены в неоплачиваемый отпуск. Министерство финансов решило выяснить, кто они – «новые безработные»?

В экономическом отделе минфина проанализировали данные «Битуах леуми» и Службы трудоустройства и пришли к выводу, что в первую очередь пострадали низкооплачиваемые наемные работники. Уволенные и отправленные в неоплачиваемый отпуск зарабатывали накануне прекращения работы в среднем 6342 шекеля в месяц, и это примерно на треть меньше средней зарплате по стране, равной в 2019 году 10 481 шекелю в месяц.

Как известно, две трети израильских наемных работников получают зарплату, уступающую средней зарплате по стране, но разрыв между средними зарплатами потерявших работу в отраслях с относительно высокими и низкими уровнями заработков не слишком велики. К примеру, в финансовом секторе средняя зарплата составляет 19,2 тысячи шекелей, а средняя зарплата уволенных и отправленных в неоплачиваемый отпуск – 7,9 тысяч шекелей. А вот в секторе общепита и гостиничного хозяйства средняя зарплата накануне кризиса составляла 7,8 тысячи шекелей в месяц, а средняя зарплата потерявших работу – 7,2 тысячи.

Да и вообще, отмечают в минфине, чем выше уровень зарплат в секторе, тем значительнее разница между средней зарплатой работников этого сектора и средней зарплатой потерявших работу. Можно предположить, что компании предпочли оставить на рабочих местах сотрудников, занимающих ключевые посты, избавившись, в первую очередь от менее значимых работников, без которых легче обойтись, и которым проще подыскать замену в случае необходимости.

Не зафиксирована и сколько-нибудь значительная разница в зарплатах потерявших работу в зависимости от размеров бизнеса. Средняя зарплата оставшихся без работы в бизнесах с доходами до 5 млн. шекелей – 6,5 тысяч шекелей в месяц, а в бизнесах с доходами от 20 до 100 млн. шекелей – 6,7 тысяч. И это несмотря на то, что средняя зарплата в крупных компаниях значительно выше, чем в мелких.

Кроме того, не обнаружена и существенная зависимость заработков потерявших работу от отрасли, в которой они работали. Поскольку заработная плата в предпринимательском секторе может использоваться в качестве меры производительности, это означает, что в первую очередь работодатели отказались от услуг менее ценных работников, отличающихся более низкой производительностью труда.

С одной стороны, увольнение работников с невысокой производительностью труда уменьшает экономический ущерб и даже, возможно, повышает эффективность работы предприятия, но временно отстраненным от работы после завершения кризиса будет непросто вернуться на старое рабочее место: не исключено, что работодатели придут к выводу, что вполне могут обойтись без их услуг и в обычное время.

Многое, как выясняется, зависит от размеров компании. 54% всех уволенных и отправленных в неоплачиваемый отпуск ранее работали на мелких предприятиях. Доля уволенных на этих предприятиях достигает 27%, а вот в крупных компаниях, с оборотами, превышающими 100 млн. шекелей в год, работу потеряли только 11% сотрудников.

Важен также сектор, в котором были заняты потерявшие работу сотрудники. Чем в больших масштабах деятельность предприятия предусматривает массовое скопление людей, чем больше доля уволенных. Например, в сфере спорта, организации культурных мероприятий и досуга работу после вспышки эпидемии потеряли 56% работников, а в сфере энерго- и водоснабжения всего 3%.

Евгений Весник, НЭП. Фото: Нир Кафри˜

 



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

партнеры

Send this to a friend