Кошерные телефоны: как проконтролировать миллион ультраортодоксов и избежать конкуренции

Под требованием предоставить «право на образование наших детей в соответствии с нашим образом жизни» – а также ради выживания коалиции – Битан, Караи и ультраортодоксальные фракции выступают за внедрение драконовского инструмента контроля над ультраортодоксальной общественностью, продвигая закон о так называемом «раввинском комитете».

Закон призван не разрешить «кошерный вариант» связевых услуг тем, кто его выбирает, а заставить членов ультраортодоксального общества подчиняться общинному кодексу. Широкое общественное возмущение в последнее время вызывал законопроект партии ШАС о городских раввинах, но на этой неделе в экономической комиссии кнессета состоялось заседание, посвященное не менее скандальному закону, утверждение которого приведет к гораздо более серьезным долговременным последствиям.

Речь идет о законе, который очень важен для ультраортодоксальных фракций, а также о министре связи Шломо Караи, который почему-то из раза в раз находит время чтобы участвовать в дискуссиях на эту тему в экономической комиссии кнессета. Предпринимается попытка законодательно урегулировать деятельность Раввинского комитета по средствам связи, который жестко контролируется Гурскими хасидами. Уровень кашрута предусматривает особые требования: кошерные мобильные устройства не должны, например, включать в себя фотокамеру, блокируется даже система текстовых сообщений, не говоря уже о подключении к Интернету.

В ходе очередной дискуссии, состоявшейся на этой неделе в экономической комиссии кнессета, с большим опозданием была наконец-то представлена позиция министерства юстиции, и, согласно этой позиции, законопроект вызывает трудности юридического характера.


Наблюдатель со стороны, не разбирающийся ни в ультраортодоксальных делах, ни в сотовых телефонах, скажет себе: «Чем плохо, что члены ультраортодоксального общества смогут выбирать кошерный и цензурированный маршрут сотовой связи? В конце концов, человек будет жить в соответствии со своей верой». Он, вполне возможно, прислушается и к словам председателя экономической комиссии Давида Битана, который в ходе дебатов в ответ на возражения оппонентов заявил: «Хватит, прекратите свое светское принуждение».

Однако дело в другом: закон призван создать механизм насильственного принуждения по отношению к тем, кто не полностью разделяет воззрения ультраортодоксального руководства. Цель закона - не предоставление выбора, а принуждение членов ультраортодоксального общества к подчинению общинным кодексам. Механизмом осуществления социального надзора является идентификация группы номеров в каждой компании (например……052-76 в Cellcom) как свидетельство кошерности аппарата. У вас нет телефона, который признан кошерным? Вы будете страдать от своего рода остракизма в обществе.

Цель ультраортодоксальных фракций кнессета – сделать еще один шаг вперед и навязать ультраортодоксальный образ жизни людям применительно к их личным средствам связи. Чтобы избежать ситуации, когда у человека будет кошерный номер, но на практике телефон не будет кошерным, в законе предлагается ограничить положения реформы о переносимости номеров с одного устройства на другое. Таким образом, желающие избавиться от надзора раввинского комитета не смогут перейти на «светские телефоны» или хотя бы на телефоны с меньшим ограничением функций.

Представитель министерства юстиции, адвокат Лирон Маутнер-Логаси, подробно описала многочисленные нарушения прав личности и объяснила, как номер телефона фактически стал визитной карточкой, указывающей на образ жизни, тем самым ущемляя права тех, кто выбирает иные правила поведения, но хотел бы избежать социальных санкций. По ее мнению, аргумент о том, что ультраортодоксы делают это по собственной воле, необоснован, поскольку свобода воли должна предусматривать и возможность отказаться от своего предыдущего решения. Здесь же человек не может отказаться от решения присоединиться к кошерному варианту телефона маршруту – в противном случае он будет подвергнут остракизму со стороны ультраортодоксального общества.

Битана, Караи и ультраортодоксальные фракции это не интересует. Размахивая лозунгами «светское принуждение» и «право обучать наших детей в соответствии с нашим образом жизни» – и все это ради высокой цели выживания коалиции – они выступают за предоставление религиозному руководству драконовского инструмента контроля, который позволит держать в узде более миллиона ультраортодоксов.

Есть еще один весьма угрожающий аспект проблемы, учитывая который против законопроекта выступают и министерство финансов, и Управление по развитию конкуренции. Законопроект фактически выхолащивает реформу мобильности, которая, в свою очередь, была необходима для продвижения реформы сотовой связи. Согласно обсуждаемому законопроекту, каждый, кому удастся объединить группу абонентов, сможет предложить сделку, включающую также добровольный отказ от переноса номера. Таким образом, сотовые компании смогут просто начать продавать пакеты, не предусматривающие возможности переноса номеров и фактически избежать реформы на рынке связи.

Подведем итоги. Если закон будет утвержден, у ультраортодоксального руководства появится механизм жесткого контроля над членами общины. Кроме того, будет запущен процесс, препятствующий конкуренции, и в результате цены на связевые услуги повысятся. Последствия закона о раввинском комитете в сфере мобильной связи могут оказаться гораздо более серьезными, чем последствия продвигаемого ШАС закона о муниципальных религиозных советах.

Нати Токер, TheMarker. Фото: Борис Беленкин ∇

 

Метки:


Читайте также