Кому поможет отмена таможенных пошлин?

Этим вопросом задалась и посвятила поиску ответа на него целое заседание экономическая комиссия кнессета. Председатель комиссии Михаэль Битон и вообще считает, что эффективнее было бы выделить 1,3 млрд шекелей не на отмену пошлин, а на повышение отрицательного налога, то есть, на помощь тем, кто работает, но получает низкие зарплаты.

Битон открыл дискуссию и сказал, что план правительства по снижению стоимости жизни крайне ограничен, и что даже в случае успеха плодами плана лишь в малой степени насладятся неимущие. Возможно, он имел в виду налоговые послабления. Тут действительно есть давно известная проблема: налоговыми льготами могут воспользоваться только те, кто эти налоги платит. Остальным, тем, кто не дотягивает до налогового порога, от этих льгот ни холодно, ни жарко.

Но действительно ли Битон имел в виду подоходный налог, можно только догадываться. Вообще-то он говорил о другом, он говорил о рыбе, а именно о том, что после того, как в 2016 году таможенные пошлины на импорт рыбы были снижены, цены немного понизились, а потом вернулись к уровню, на котором находились до снижения пошлин.

Разумеется, председателя комиссии поддержал Дуби Амитай, президент Национальной ассоциации фермеров, который назвал программу Минфина «Выстрели и забудь». Амитай заявил: «Они стреляют и забывают о цели и не вспоминают о выводах предыдущих комиссий, которые установили, что снижение пошлин не отражается на потребительских ценах».

Амитаю, похоже, и вообще нравятся «стрелковые» эпитеты. В начале февраля он дал интервью изданию Walla, в ходе которого заявил: «Министерство сельского хозяйства и минфин сначала выстрелили, а потом обвели место попадания и объявили его мишенью».

Ладно, Амитай – интересант. Но вот же есть данные Информационно-исследовательского центра кнессета, к заседанию комиссии подготовившего отчет: именно на этот отчет сослался Михаэль Битон, заявив, что цена на рыбу после снижения таможенных пошлин сперва действительно понизилась, но быстро вернулась к прежней.

Опять за рыбу шекели

Отчет этот опубликован, и из приведенных в нем данных следует, что технически Битон прав, по крайней мере отчасти, а по сути – нет. Составители пишут буквально следующее: «В 2021 году индекс цен на рыбу (в нем учитывается и свежая и мороженая рыба) снизился на 0,3% по сравнению с 2013 годом, а индекс цен на рыбные консервы снизился на 3,5%».

Оставим в покое подешевевшие на 3,5% рыбные консервы. Займемся только рыбой – свежей и мороженой. На первый взгляд председатель экономической комиссии прав: цены вернулись к прежнему уровню, потому что снижение на 0,3% - это несерьезно. Или серьезно?

Тут есть два момента. Во-первых, этот самый «рыбный индекс», как уже говорилось, учитывает всю рыбу – и свежую и мороженую, которую, собственно, и импортируют. Так вот, из того же отчета следует, что свежая рыба с 2013 года подорожала на 3,4%, а мороженая, напротив, упала в цене почти на 8%. Иными словами, снижение таможенных пошлин оказалось довольно эффективным инструментов снижения потребительских цен.

Второй момент - вот это «по сравнению с 2013 годом» (почему-то вспоминается распространенное в одной, уже не существующей стране сравнение объемов производства – ну, скажем, выплавкой стали - с 1913 годом). Ведь даже если бы цена на мороженую рыбу не снизилась, а номинально осталась такой же, как в 2013 году, это означало бы, что рыба фактически подешевела – с учетом инфляции за эти семь лет или с учетом роста средней зарплаты.

Более того, у кого-то даже могут возникнуть сомнения и в том, что продукты в целом за последние несколько лет подорожали – в реальном исчислении, то есть с учетом инфляции за те же годы. Тем более, с учетом роста средней зарплаты.

Александр Дубинский, НЭП. Фото: Роман Позен

Метки:


Читайте также