Детали

Кого трудоустроила Служба трудоустройства? Себя!

Предполагалось, что Служба трудоустройства воссияет в эти дни в зените славы: сотни тысяч безработных ищут работу, а Служба трудоустройства – государственный орган, который призван им в этом помочь. Ее гендиректор Рами Граур должен был присутствовать на каждом форуме принятия решений, составлять планы на случай непредвиденных обстоятельств, вводить существующие модели и останавливать сомнительные идеи, такие как «годовой отпуск за свой счет» с возможностью получать 70 процентов зарплаты в течение года за счет государства.

В эти трудные дни Служба трудоустройства должна была быстро находить желающих для работы в перегруженной медицинской системе. Или мобилизовать волонтеров для раздачи продуктов питания в «красных» городах. Инициировать рабочие программы не только для тех, кто потерял работу, но и для социально слабых слоев – инвалидов, пожилых и матерей-одиночек. Мобилизовать волонтеров, например, на очистку от мусора пляжей и лесов.

Служба трудоустройства могла бы стать светочем в борьбе с безработицей. Но этого не происходит. В течение многих лет у нее отнимали полномочия, она превратилась в политизированную организацию, у которой сегодня много конкурентов. Это заставляет сегодня многих задуматься над тем, нужна ли она нам вообще?

Это совсем не маленькая организация: эта старая государственная  корпорация получает бюджет примерно в четверть миллиарда шекелей в год. Ее сеть по всей стране насчитывает 71 бюро, в которых работает 560 человек.

«Проблема начинается с описания задачи, – говорит источник, знакомый с этой областью. – Государственный орган, чья функция состоит в том, чтобы связать работодателя с потенциальными работниками, не имеет шансов на выживание в цифровом мире. Служба трудоустройства была создана 60 лет назад с правильным обоснованием. Но сегодня любое бесплатное мобильное приложение выполнит эту работу гораздо лучше. Уже много лет нет никакой необходимости в этой организации, куда государство обязывает нас обращаться. Это – просто канал для перевода денег. Недаром бюро по трудоустройству получили нелестное название «бюро по безработице».

Еще одним конкурентом Службы трудоустройства является Служба национального страхования («Битуах леуми»), которая имеет все необходимые ресурсы: информацию, инфраструктуру и доступ как к ищущим работу, так и к работодателям. В нынешнем кризисе работники, потерявшие работу и отправленные в отпуск за свой счет, должны обращаться параллельно в две инстанции, чтобы получить пособие по безработице – в Службу трудоустройства и в «Битуах леуми». Излишне говорить, что это никому не нужная бюрократия.

«Нет никаких причин для существования еще одного органа для технического перевода денег, – говорит источник. – В «Битуах леуми» это можно поручить одному из отделов, который будет выполнять эту работу более эффективно и с меньшими затратами».

Работодатели тоже недовольны Службой трудоустройства, которая с начала кризиса работала только виртуально. «Работодатели ищут сотрудников и не находят, в то время, как миллион граждан ищут работу. При этом Служба трудоустройства – единственный орган, который может лишить пособия по безработице за отказ от предлагаемой работы, – с разочарованием говорит один работодатель. – Чем они там занимаются? Они должны подыскивать работников по запросам от работодателей, разве не так?»

В последние месяцы Служба трудоустройства взяла на себя другую роль: трубы для перекачки грантов на прием новых сотрудников. TheMarker недавно опубликовал статью про бюрократические препоны, с которыми сталкиваются работодатели, в результате чего в трети случаев они не могут получить грант на нового работника. Служба трудоустройства утверждает, что бюрократия является следствием принятого закона. Якобы, по закону работник должен лично позвонить в Службу трудоустройства и сообщить по телефону, что его взяли на работу.

«Я специально посадил моих новых работников на телефон, чтобы они дозвонились в Службу трудоустройства и сообщили по всей форме, что начали у меня работать, чтобы я мог получить грант. Полдня дозванивались, но в Службе трудоустройства никто не брал трубку», – рассказывает работодатель.

«Служба трудоустройства должна претерпеть реформу, но не она одна, – говорит одна высокопоставленная чиновница. – Система занятости у нас включает множество разных органов, каждый из которых борется за свой бюджет и ставки, и руководствуется своими интересами. Реформа должна включать в себя создание головной организации, лучше всего под крышей одного из министерств, чтобы обеспечить гармоничное взаимодействие всех органов. Как только появится руководящий орган, Служба трудоустройства тоже заработает как надо».

Директор Службы трудоустройства Рами Граур был назначен на этот пост бывшим министром Хаимом Кацем. Эти двое знают друг друга по работе в концерне авиационной промышленности. Граур не мог получить продвижение по службе в концерне после скандала. Будучи начальником отдела кадров, он предоставил льготы своему родственнику, всячески продвигая его. Тем не менее, получив назначение на пост министра труда и соцобеспечения, Кац сразу назначил Граура на должность зам. гендиректора по кадрам в «Битуах леуми». Потом тот получил продвижение по службе и стал и.о. гендиректора.

«Вы этим никого не удивите, – говорит бывший сотрудник Службы трудоустройства. – При этом политическое назначение не имеет здесь особого значения. Всем известно, что этой службой руководит профсоюз». Действительно, Офер Леви, председатель профсоюза, считается самым сильным человеком в этой организации, отчасти благодаря тесным связям в Центре «Ликуда». Из опубликованных дневников рабочих встреч Каца видно, что с Офером Леви министр труда и соцобеспечения встречался чаще всех.

Бывший гендиректор Службы трудоустройства Боаз Хирш узнал, насколько профсоюз осложняет работу его ведомства, не понаслышке, пытаясь внедрить новые технологии и другое мировоззрение. Профсоюз встал на дыбы против пилотного проекта «Маагалей-таасука», направленного на помощь хроническим безработным. Профсоюз заявил, что пилотный проект предусматривает привлечение экспертов со стороны, поскольку сами работники Служба трудоустройства не справляются с трудоустройством хронических безработных (иначе они не были бы хроническими).

Пилотный проект был запущен с большим опозданием и огромными трудностями, но превратился во флагманскую программу Службы трудоустройства. Что снова подняло вопрос о ее профпригодности. Способна ли она вообще выполнять свою роль?

Мощь профкома можно понять из следующей истории, которая была обнародована телеканалом «Кан». 29 сентября гендиректор «Битуах леуми» Меир Шпиглер предложил, чтобы работникам, которых отправляют в отпуск за свой счет во второй и в третий раз, не нужно было проходить всю процедуру оформления с самого начала, как в первый раз. То есть, чтобы им не нужно было проходить двойную регистрацию в «Битуах леуми» и в Службе трудоустройства. Согласно его предложению, «Битуах леуми» могла бы проводить регистрацию автоматически, что позволит избежать ненужной бюрократии. Предложение было принято в кнессете и стало частью закона, который должен был пройти утверждение на пленарном заседании.

В Службе трудоустройства услышали об этом и были возмущены. Их самый большой конкурент «Битуах леуми» решил сделать их ненужными! Они обратились к председателю коалиции Мики Зоару («Ликуд») и министру экономики Амиру Перецу («Авода»), оказывая сильное политическое давление. В результате они создали исключительную ситуацию: пункт об автоматической регистрации безработных в «Битуах леуми» был удален из законопроекта уже после того, как тот прошел утверждение на комиссии кнессета.

Служба трудоустройства остается важным инструментом политического влияния. Это становится понятным, если проанализировать отношение политиков к этому ведомству. В рамках дележа политических трофеев между министром труда Ициком Шмули и министром экономики Амиром Перецом Служба трудоустройства была оторвана от министерства труда и передана министерству экономики.

Результат: рабочий орган министерства труда и соцобеспечения, который должен заниматься решением проблемы трудоустройства, был оторван и передан другому министерству. Это может быть одной из причин, почему в наши дни Служба трудоустройства парализована. Даже такую простую вещь, как получение реальных данных, сегодня очень трудно от них добиться, о чем в последнее время много раз сообщалось в СМИ.

Ави Бен-Хамо, председатель Службы трудоустройства, сообщил в ответ на наш запрос: «Служба трудоустройства – это государственный орган. Именно во время кризиса особенно важно, чтобы такой орган возглавлял управление кризисом, находя творческие решения, которые помогут работникам реализовать свои права, а также разработать программы переквалификации в координации с работодателями. Нет никакой перспективы в передаче этих вопросов в частные руки. Израиль достаточно обжегся и заплатил высокую цену за урезание бюджетов социальных служб и их приватизацию. Я занял эту должность два месяца назад и уже изучаю ситуацию, чтобы разработать меры по улучшению работы на благо граждан. Мы изменим все, что необходимо, произведем все необходимые перемены, чтобы сделать Службу трудоустройства ведущим органом в области трудоустройства в Израиле».

Тали Херути-Собер, TheMarker . Ц.З.˜ Фото: Томер Аппельбаум



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend