Детали

Карантины усугубили гендерное неравенство на рынке труда

Более двух третей, 68,5 процента, от всех безработных на момент введения третьего карантина составили женщины, и это своеобразный рекорд гендерного неравенства. Если говорить о цифрах, то начиная с 27 декабря и по сей день без работы остались около 84 493 женщин.

Согласно данным государственной Службы трудоустройства, число безработных женщин в 2,2 раза превышает число безработных мужчин (38 855). За два месяца до начала эпидемии, в январе и в феврале прошлого года, количество последних было практически идентично количеству неработающих женщин (49,4 процента и 50,6 процента соответственно).

Текущие показатели указывают, что гендерный разрыв, образовавшийся в марте 2020 года, продолжает усугубляться. Из данных следует, что в период первого карантина количество безработных женщин выросло до 56,4 процента, по сравнению с 43,6 процента неработающих мужчин. Во время второго карантина, который ввели в середине сентября, этот же показатель у женщин составил уже 60,3 процента, по сравнению с 39,6 процента у мужчин.

Должностные лица из Службы трудоустройства обеспокоены тем, что речь идет о долгосрочных деструктивных последствиях, будь то укрепление тенденции неравенства между мужчинами и женщинами, снижение уровня заработной платы женщин, искусственные преграды для их продвижения по службе, а также прерывность в работе даже для тех женщин, которым удастся вернуться на свои рабочие места после реанимации экономики.

По мнению Рами Грауэра, гендиректора Службы трудоустройства, «карантинные ограничения вредят женщинам больше, чем мужчинам, поскольку на рынке труда доминирует структурная дискриминация. Она толкает женщин в сферу низкооплачиваемых профессий, в значительной степени сужает спектр занятости и способствует большей уязвимости к кризисам».

Адвокат Дана Мейтав, руководитель женского лобби, утверждает, что «кризис лишь усиливает неравноправие, царящее на рынке труда, поэтому в результате кризиса женщины страдают в первую очередь. Они трудятся на низкооплачиваемых должностях, заняты в малопрестижных профессиях, где гарантия занятости не столь высока. Кроме того, закрытие детских садов и школ тоже нельзя сбрасывать со счетов, потому что воспитанием детей и присмотром за ними, в основном, занимаются женщины. Эти факторы не учитываются в достаточной степени в процессе принятия решений».

Есть несколько объяснений, почему женщин увольняют и отправляют в неоплачиваемый отпуск гораздо чаще, чем мужчин. Предполагается, что корни этой проблемы уходят в прошлое, характеризующееся дискриминацией женщин и гендерным неравенством, тем самым, которое преобладало еще до того как разразился коронакризис. Последние данные ЦСБ свидетельствуют, что разрыв в заработной плате мужчин и женщины превышает 32 процента (разумеется, в пользу мужчин).

Количество женщин, зарабатывающих меньше минимальной зарплаты, составило 43 процента, по сравнению с 28 процентами мужчин. Кроме того, матери в подавляющей части семей по-прежнему присматривают за детьми, проводя в среднем еженедельно по 22 часа неоплачиваемой работы дома, в отличие от 8,6 часа у мужчин. Эти часы не оплачиваются и не признаются как рабочие, но именно они не дают женщинам возможность строить свою карьеру вне дома. В связи с этим, наряду с закрытием детсадов и школ и отсутствием соответствующих государственных стимулов, позволяющих закрепить приоритетную роль женщин на рынке труда, во многих семьях решают, что женщина, как более низкооплачиваемая в семье, должна остаться дома с детьми и отказаться от работы (или потерять ее).

Доктор Галь Зоар, директор отдела исследований и политики Службы трудоустройства, считает, что гендерный разрыв, существовавший еще до наступления эпидемии, следует устранить, чтобы сократить неравенство в показателях по безработице.

«Женщины получали более низкую зарплату, и с точки зрения стабильности их занятость, по сравнению с мужской, была не столь прочной еще до начала эпидемии коронавируса, – говорит Зоар. – Как только система образования перестает функционировать, тотчас фиксируется всплеск количества женщин, уволенных с работы. Это – двойной удар. Во-первых, в самой системе образования занято гораздо больше женщин, чем мужчин. А во-вторых, с закрытием системы образования женщины, в основном, вынуждены оставаться дома с детьми.

Мы очень обеспокоены тем, что из-за кризиса под удар ставятся карьерный рост и профессиональное развитие женщин. Они возвращаются на рынок труда быстрее мужчин, но за более низкую зарплату и нередко на неквалифицированную работу. Чтобы бороться с безработицей среди женщин, необходимо устранить разрыв между доходами мужчин и женщин и положить конец дискриминации на рынке труда».

60-летняя Цафи Баркан из Рамат-Гана – яркий пример существующего ненормального явления. В течение семи лет она работала продавщицей в магазине в Гиватаиме, и 15 марта прошлого года ее отправили в неоплачиваемый отпуск. Почти год она вынуждена жить на пособие по безработице и не может найти работу.

Баркан обращается к правительству с призывом помочь таким женщинам, как она: «По сути, нас бросили на произвол судьбы. Даже когда на предыдущем месте мужчины выполняли меньший объем работы, они все равно зарабатывали больше, чем я. Сейчас я и мои подруги сидим по домам, а мужчины продолжают работать в обычном режиме... Получая пособие, я с трудом справляюсь с выплатами, мне всячески приходится сокращать свои расходы. Я застряла дома, хотя хочу работать, и делаю все возможное, чтобы устроиться на работу».

Ли Ярон, «ХаАрец». М.К. Фото: Эмиль Сальман˜



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend