Мнения

Какая инфляция нужна Израилю?

Многие проблемы Банка Израиля, а в конечном счете, и наши с вами связаны с нереальным ориентиром - заданным инфляционным интервалом 1-3% в год. Не пора ли от него отказаться?

С начала года номинальный курс шекеля относительно корзины валют вырос почти на 9% и достиг исторически высокого уровня. При этом инфляция за последние 12 месяцев еще в июне прервала нижнюю границу так называемой области стабильных цен (все те же 1-3%) и продолжила снижаться в июле.

Управляющему Банком Израиля пришлось опубликовать специальное сообщение о том, что учетная ставка еще долгое время останется на низком уровне – вопреки прогнозам исследовательского отдела самого же центробанка о росте учетной ставки уже в третьем квартале 2019 года. Очевидная цель Амира Ярона – сбить курс национальной валюты до приемлемого для экспортеров уровня.

Недавно также появилось сообщение о том, что один из членов монетарной комиссии Банка Израиля (начальник отдела финансовых рынков) заявил, что израильский центробанк уже в ближайшем будущем возобновит закупки инвалюты с той же целью – прервать неудержимый рост курса шекеля. Все это означает, что Банк Израиля постепенно возвращается к своей старой доброй политике – к периодическим валютным интервенциям и удерживанию ставки на минимальном уровне. Еще одна цель такой политики – воспрепятствовать снижению инфляции, так как сильный шекель означает удешевление импортных потребительских товаров.

Так вот и спрашивается: подходящие ли инструменты выбрал Банк Израиля для достижения этих целей, да и вообще: насколько значимы эти цели, особенно – обеспечение стабильных цен, как это понимает израильский центробанк?

Хорошо известно, что базовые факторы – все еще в пользу укрепления шекеля. Это и неизменный профицит на счету платежного баланса, и высокий уровень иностранных прямых инвестиций. Такая ситуация в обозримом будущем вряд ли изменится ввиду быстрого роста экспорта услуг, и особенно услуг в сфере высоких технологий. Эти технологические услуги (так их определяет ЦСБ) мало зависят от обменного курса, а дальнейшее увеличение их объемов напрямую связано с качеством человеческого капитала (Израиль по этому показателю занимает 22 место из 189 в соответствующем рейтинге ООН).

Но вернемся к инфляции. Стремление Банка Израиля выдержать 2-процентный уровень инфляции выглядит логичным. Во всяком случае, примерно такие же инфляционные ориентиры установлены и во многих других развитых странах, в том числе в США и Великобритании. Подобного ориентира придерживаются и в Еврозоне. Но в Израиле ситуация иная. Потребительские цены в Израиле и так слишком высоки, и нет никакой необходимости в том, чтобы они каждый год росли, в среднем, еще на 2%.

Все это, по крайней мере, на первый взгляд, скучная материя, но, увы, имеет к нам самое непосредственное отношение. Наши финансовые риски все время растут. Компании, управляющие нашими инвестициями и вкладами, в том числе и пенсионными сбережениями, вынуждены все большую часть активов инвестировать во все более рискованные финансовые инструменты, чтобы добиться сносной доходности. Низкая ставка – одна из главных причин неудержимого роста цен на квартиры. Покупатели квартир дорого, очень дорого платят за поддержку экспортеров Банком Израиля. И заплатят намного дороже в случае финансового кризиса, а он, вполне возможно, не за горами.

Виктор Хафин, НЭП. Фото: Эмиль Салман



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend