Как долго израильская экономика сможет продержаться без палестинских рабочих?

После нескольких месяцев неопределенности премьер-министр Биньямин Нетаниягу намекнул, что правительство, в начале войны запретившее въезд палестинских рабочих в Израиль, взвешивает возможность отменить этот запрет. На брифинге для прессы по этому поводу он сказал, что из-за соображений безопасности этот вопрос сложен. «Но, возможно, есть решение в форме частичных мер, например, пилотной программы, которую можно проводить в изолированных местах под соответствующей охраной, – отметил премьер-министр. – Вполне возможно, что мы пойдем в этом направлении».

Не считая ряда исключений, которые распространяются на несколько тысяч человек, с начала войны правительство отказывается впускать в Израиль рабочих с Западного берега. Предпринимаются лихорадочные попытки восполнить этот пробел квотами на рабочих из других стран – но этого не хватает даже на то, чтобы начать решать проблему острой нехватки рабочей силы в израильской экономике. Потребуется немало времени, чтобы заменить 110 000 палестинцев, легально въезжавших в Израиль на работу, а также значительное число нелегалов.

До сих пор казалось, что Нетаниягу, как и неоднократно в прошлом, решил не принимать решение, чтобы избежать столкновения с партнерами по коалиции и даже своими более правыми однопартийцами. Смертоносный теракт в Раанане в понедельник 15 января вновь наполнил ветром паруса тех, кто выступает за запрет на въезд палестинских рабочих.

Среди противников – министр финансов Бецалель Смотрич, который написал на сайте X (бывший Twitter): «Наше противодействие в кабинете министров возвращению десятков тысяч арабских рабочих из Иудеи и Самарии предотвращает будущие теракты. Мы не принесем угрозу в наш дом и не поддадимся ни внешнему давлению, ни слабости и слепоте внутри».


Подозреваемые в теракте в Раанане в понедельник 15 января были членами одной семьи из деревни Бани Наим в районе Хеврона. Они находились на территории Израиля без разрешения. На допросе в Службе общей безопасности (ШАБАК) они сообщили, что никогда не были осуждены за нарушения правил безопасности, но въезд в Израиль им был запрещен, поскольку в прошлом они неоднократно проникали на территорию страны незаконно. Один из них в течение последнего месяца работал на автомойке в Раанане.

Палестинцы сейчас нужны нам не меньше, чем мы им

Согласно анализу, который произвел исследователь Хаггай Эткес, в Израиле до войны нелегально работали около 40 000 палестинцев. Эткес, ранее отвечавший за связи Банка Израиля с палестинской экономикой, пришел к этому выводу, проанализировав данные Центрального статистического бюро Палестины, опубликованные в финансовой газете «Глобс».

Израильские чиновники на протяжении многих лет закрывали глаза на нелегальное пребывание палестинцев, хотя им было хорошо известно о проломах в частях разделительного барьера на Западном берегу, через которые те проникали на территорию страны. Наем иностранных рабочих, в том числе палестинцев, без разрешения является уголовным преступлением и может наказываться штрафом или тюремным заключением. Однако закон не слишком строго соблюдается в отношении работодателей, нанимающих нелегалов.

По оценкам «Горячей линии по защите прав трудящихся», из-за блокады территорий около 150 тысяч семей не имеют кормильцев, поскольку многие работники, потерявшие доступ в Израиль, содержат не только свою собственную «нуклеарную» семью, то есть родителей и детей, но и множество других, более дальних родственников. В итоге от невозможности зарабатывать на жизнь в Израиле пострадали сотни тысяч палестинцев.

Тот факт, что столь многим палестинцам запрещено находиться в Израиле, может иметь разрушительные последствия для экономики Палестинской автономии и косвенно усугубить ситуацию с безопасностью. Хотя, по мнению подавляющего большинства израильских силовиков, стабильности ПА выгодна Израилю, с точки зрения безопасности. Однако за спорами о безопасности скрывается простая истина: израильтяне не хотят заниматься ручным трудом в таких областях, как строительство и сельское хозяйство, и израильская экономика фактически зависит от палестинских рабочих.

Во вторник было объявлено, что гранты на поощрение занятости израильтян в строительстве и сельском хозяйстве, выданные в связи с острой нехваткой рабочих рук во время войны, принесли скудный урожай: 682 израильтянина начали работать в сельском хозяйстве, и только 91 – на строительных объектах.

До тех пор, пока не будет разработан комплексный план по замене палестинских рабочих иностранными, зависимость экономики от них в обозримом будущем сохранится – как и взаимозависимость между двумя народами, находящимися в состоянии конфликта. Пока в кнессете идут бесплодные дебаты по этому вопросу, а законодатели пытаются перещеголять друг друга в воинственности заявлений о том, что палестинцы больше никогда не попадут в Израиль, – есть те, кто живет в реальном мире и остро страдает из-за сложившейся ситуации. Зарплаты членов кнессета остаются прежними, а вот из-под ног фермеров, рестораторов, промышленников и застройщиков, которые одним махом потеряли значительную часть своей рабочей силы, резко ушла земля.

фрукты
Фото: Рами Шлуш

По оценкам главного экономиста министерства финансов, краткосрочный ущерб производительности труда в строительном, промышленном и сельскохозяйственном секторах из-за отсутствия палестинских рабочих составляет более 3 миллиардов шекелей в месяц. По мере накопления этот ущерб будет сказываться не только на владельцах бизнеса, но и на израильской экономике в целом.

Цви Дрор, генеральный директор и владелец компании Arco-Inbar Industries Ltd., потерял сразу около половины своей рабочей силы. До начала войны у него работало 20 палестинцев из Дженина. «Чтобы снизить давление, мы принимаем меньше заказов, – говорит он. – Всех, кто делает относительно небольшие заказы, мы больше не обслуживаем. В результате сокращаются наши доходы».

«Сейчас на деревьях растут фрукты на сумму 1,6 миллиарда шекелей, – говорит Даниэль Клуски, генеральный секретарь Ассоциации производителей цитрусовых, которому принадлежит роща в Эмек-Хефер. – Большой вопрос в том, сколько будет собрано и сколько денег останется на деревьях?»

По его словам, в сезон сбора цитрусовых, с ноября по апрель, у него обычно работает около 8000 палестинцев, и 3500 – вне сезона. Он также нанимает израильских и тайских рабочих. Сейчас, в разгар сезона цитрусовых, садоводам не хватает 75% рабочей силы. Волонтеры помогают, но в последнее время их становится все меньше. Кроме того, нынешний этап сбора урожая требует более высокого уровня квалификации, которым добровольцы не обладают. «Если с деревьев не снимут 75% фруктов, садоводы обанкротятся. У нас нет никаких шансов с этим справиться», – говорит Клуски.

У Йоси Шаби, подрядчика по установке строительных лесов, до войны работало восемь палестинцев, а теперь нет ни одного. Его процветающий бизнес в один день был заморожен. Работы было много, и работники каждый день прибывали из Калькилии и Бидии – городов на Западном берегу. «С тех пор как они перестали приезжать, мое экономическое положение ухудшается день ото дня, – говорит Шаби. – Я не работаю, стали возвращаться чеки, я не могу выплачивать машканту и покрывать другие долги».

Шаби, отец трех дочерей, живет в районе Магдиэль в Ход ха-Шароне. Он изо всех сил пытается нанять альтернативных работников, но пока безрезультатно. «Я пытался нанять китайских рабочих, но они требуют 1500 шекелей в день, и даже тогда не хотят работать, – говорит он. – Я умоляю израильтян, но они не хотят делать эту работу».

Запрет на въезд палестинских рабочих особенно сильно ударил по индустрии ремонтов, и Шаби далеко не единственный в этой сфере столкнулся с кризисом. «Многие подрядчики находятся на грани экономического краха, – говорит Эран Сиев, глава Ассоциации подрядчиков по ремонтным работам. – Люди мне звонят, они плачут и говорят, что уже три месяца не зарабатывают на жизнь и не могут свести концы с концами».

По его словам, до войны в сфере ремонта было занято 10 тысяч палестинских рабочих, у которых были разрешения, и еще 5 тысяч, приезжавших нелегально.

Замершие строительные площадки

По данным Управления по делам населения и иммиграции, до начала войны в строительной отрасли было занято 80 тысяч палестинцев. Рауль Сруго, президент Израильской ассоциации строителей, говорит, что к ним следует добавить еще 35 тысяч палестинцев, которые работали нелегально. Это означает немедленную нехватку около 120 тысяч рабочих – и замораживание половины строительных площадок в Израиле.

По оценке отдела главного экономиста минфина, отсутствие палестинцев приведет к краткосрочной потере 2,4 миллиарда шекелей в месяц в строительной отрасли.

«Это один из самых больших кризисов в отрасли, которые когда-либо знала страна, – говорит Сруго. – Если государство решило, что палестинских рабочих больше не будет, то пусть скажет об этом прямо. А если есть намерение вернуть их, то почему не сейчас? Зачем наносить ущерб экономике?

Премьер-министр должен принять решение. Урон огромен. Снизилось количество начинаемых проектов, есть задержки с передачей квартир. Строительство затягивается, развитию инфраструктуры нанесен ущерб. Новые дороги не появятся, новые школы не будут открыты. Правительство должно решить, что делать дальше, и быстро! Когда мы не работаем, государство тоже получает меньше денег.

Нам нужны палестинцы, но мы не должны от них зависеть. Нам нужно изменить пропорции, чтобы здесь было больше иностранных рабочих, но государство не умеет это делать быстро. Чтобы вывести отрасль из кризиса, необходимо разрешить нам привозить больше иностранных рабочих, самим, по модели „непосредственные отношения между компаниями”».

Еще одна отрасль, испытывающая трудности из-за нехватки рабочей силы, – сфера общественного питания. У председателя Южного форума рестораторов Илана Зигдона из-за нехватки кухонных работников два из трех его ресторанов были закрыты. Он заявил на слушаниях в кнессете, что до войны в этой отрасли было занято 7000 палестинцев. «Я готов платить любые деньги, но не нахожу работников. В отрасли невообразимый дефицит, она рушится. А израильтяне на кухню не идут, и когда я попросил менеджера одного из ресторанов мне помочь, она ответила: „Я менеджер ресторана, а не посудомойка”».

Нетанель Гамс, «ХаАрец». Фото: Офер Вакнин∇

Метки:


Читайте также