Детали

Израилю придется остановить морскую войну против Ирана

Многочисленные сообщения об израильских атаках иранских судов, перевозивших нефть в Сирию в течение последних двух с половиной лет, кажется, подходят к концу. Высокопоставленные источники в армии и спецслужбах считают, что эти публикации уже нанесли ущерб национальной безопасности: они подтолкнули Иран к нанесению ответных ударов по израильским судам. Кроме того, на Израиль начали оказывать давление США и международные судоходные компании, требующие прекратить провокации в открытом море.

«До тех пор, пока эти атаки не стали достоянием гласности, Ирану было удобно делать вид, что он их не замечает, – говорит бывший военный, принимавший участие в принятии соответствующих решений. – Но как только начался шум, всем стало ясно, что это - опасная игра, угрожающая эффектом бумеранга. Наше хвастовство подталкивает Иран к ответным действиям. А масштабная война в море – это последнее, что нужно сейчас Израилю».

Около 90 процентов израильского экспорта и импорта осуществляется морским путем. Море является «мягким подбрюшьем» Израиля, имеющим огромное стратегическое значение. Об этом не прекращают говорить высокопоставленные представители ВМС. Распространение подковерного израильско-иранского конфликта на морское пространство связано с двумя событиями и двумя людьми: бывшим президентом США Дональдом Трампом и бывшим командиром иранских сил «Аль-Кудс», генералом Касемом Сулеймани.

Подталкиваемый премьер-министром Биньямином Нетаниягу и директором «Моссада» Йоси Коэном, в середине 2018 года Дональд Трамп объявил о выходе США из ядерной сделки и введении жестких санкций против Ирана. Это одностороннее стратегическое решение нанесло тяжелый удар по иранской экономике и, в частности, по экспорту иранской нефти.

Ухудшение условий быстро почувствовали также поддерживаемые Тегераном шиитские милиции в Сирии и «Хизбалла».  Эти группировки находились под неусыпной опекой Сулеймани, не жалевшего усилий для создания «шиитского полумесяца» на Ближнем Востоке.

Экономические сложности вынудили Иран сократить финансовую поддержку, оказываемую шиитским милициям и «Хизбалле». По оценке израильской разведки, ежегодный бюджет, выделяемый Тегераном «Хизбалле», ранее составлял около 700 млн долларов. Начиная с 2018 года он стал постоянно  сокращаться. Это привело к урезанию зарплат десятков тысяч бойцов и гражданских активистов «Хизбаллы»; пособий, выплачиваемых семьям убитых и раненых в Сирии; количества учений и часов военной подготовки.

Из-за санкций Иран испытывает сложности и с пересылкой уже выделенных денег. Все его денежные переводы тщательно отслеживаются США. Любое правительство или частная компания, оказывающие содействие Ирану, рискуют угодить под американские санкции. Главными жертвами этой политики стали ливанские банки, используемые для отмывания иранских денег и переправки их «Хизбалле».

И тут в дело вмешался Сулеймани. До того, как американцы ликвидировали его в Багдаде в январе 2020 года, Сулеймани отвечал за спецоперации "Корпуса стражей исламской революции". Он пользовался широкой популярностью в Иране и считался протеже верховного лидера страны аятоллы Али Хаменеи. Его влияние распространялось далеко за пределы сил «Аль-Кудс», которыми он командовал. Сулеймани считался дерзким стратегом и блестящим тактиком. Он пользовался уважением американских и израильских спецслужб.

Сулеймани нашел оригинальный выход из сложившейся ситуации. Для того, чтобы обойти санкции, он организовал контрабанду иранской нефти в Сирию. На сирийской территории ею можно было торговать без особых опасений. В иранских портах нефть тайно загружалась на танкеры с измененными названиями, принадлежащие подставным компаниям. Все это должно было ввести в заблуждение западные спецслужбы и организации, занимающиеся международным судоходством. Иранские, сирийские и ливанские дилеры покупали контрабандную нефть, а вырученные за нее деньги шли на финансирование шиитских милиций и «Хизбаллы».

Повреждение, не потопление

Хитроумный ход Сулеймани вынудил Израиль заняться поиском решений возникшей проблемы. С контрабандой иранской нефти предполагалось бороться дипломатическим, военным и экономическим способами, используя методы психологического давления. Были нанесены десятки ударов, которые приписывают Израилю, по объектам шиитских милиций, «Хизбаллы» и "Корпуса стражей исламской революции" в Сирии, в Ираке и в Ливане.

Так война между Израилем и Ираном, ведущаяся на земле, в воздухе и в виртуальном пространстве, распространилась и на море. Задачу израильских ВМС облегчало то, что путь контрабанды иранской нефти пролегал по хорошо известному им фарватеру Красного моря. Израильский военно-морской флот действует здесь на протяжении десятилетий, используя подразделения спецназа, ракетные катера и подводные лодки.

Но, в отличие от прежних операций, когда израильские «коммандос» топили груженные оружием палестинские суда или высаживались в Сирии, Ливии, Ливане, Тунисе и Алжире, задача на этот раз была другой. Иранские корабли  нужно было не топить, а только повредить, избегая человеческих жертв и нанесения экологического ущерба.

Для реализации этого плана израильской разведке было необходимо выяснить, какие именно танкеры везут нефть в Сирию для финансирования «Хизбаллы» и шиитских милиций. Можно предположить, что до этой информации смогли добраться агенты «Моссада» и спецподразделения компьютерной разведки.

Для нанесения ущерба судам использовались небольшие морские мины и взрывные устройства. Поврежденные таким образом танкеры не могли продолжать дальнейший путь и отправлялись в порт приписки для ремонта – своим ходом или на буксире. Этот способ борьбы с контрабандой иранской нефти был утвержден в то время, когда начальником генштаба был Гади Айзенкот. Его преемник Авив Кохави продолжил пользоваться существующим методом. Примерно 20 танкерам был нанесен ущерб, однако некоторые иранские суда все же смогли добраться до места назначения. Тем не менее, ущерб, нанесенный «Аль-Кудс», «Хизбалле» и шиитским милициям в течение двух с половиной лет, оценивается в полмиллиарда долларов. В нескольких случаях Израилю удалось повредить суда, направлявшиеся в Сирию с оружием и ракетной техникой, хоть это и не было главной целью операции.

По оценке израильской разведки, Иран не хотел бы признавать, что противнику раз за разом удается нанести ему удар. Поэтому все морские диверсии совершались в режиме строгой секретности. Это позволяло Ирану молча сносить удары, не демонстрируя собственную слабость.

Но как только происходящее стало достоянием гласности, Тегеран решил действовать. Военно-морской спецназ "Корпуса стражей исламской революции" нанес ущерб двум кораблям, принадлежащим израильским бизнесменам: Эхуду Анджелу и Аврааму Унгеру. Унгер является личным другом директора «Моссада» Йоси Коэна, Анджел – деловым партнером семьи Офер, которой принадлежит целый флот торговых судов и танкеров.

Волна сообщений об израильско-иранском обмене ударами в море вызвала раздражение судоходных компаний, опасающихся подорожания страховки и увеличения прочих расходов. Вдобавок к этому, новая американская администрация ищет способ возвращения к ядерной сделке и отмены санкций против Ирана. Происходящее на море мешает планам Белого дома. Вопрос заключается только в том, кто стоит за утечкой информации о подковерном обмене ударами: США, пытающиеся таким образом осадить Израиль, или высокопоставленные представители ЦАХАЛа и «Моссада», ведущие между собой затяжные войны на почве личных амбиций.

Йоси Мельман, «ХаАрец», Б.Е. Фотоиллюстрация: Pixabay˜



Реклама

Подарки!

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend