Детали

«Израильский патент»: 6 ошибок, которые угробили ваш город

1.Небоскребы любой ценой

«Закрытые кварталы небоскребов, построенные в последние годы, стали ошибками планирования, которые влияют на качество города и жизни его обитателей», – уверена архитектор Натали Ройзин.

Как человек, принимавший участие в написании работы института исследований недвижимости при Тель-Авивском университете, посвященной небоскребам в Израиле, она объяснила, как новые башенные комплексы,  появившиеся по всей стране, на практике убивают городскую среду.

«Обоснование роста числа жилых домов связано с плотностью и необходимостью урбанизации – но результат обратный. На одном участке три или четыре 9-10-этажных здания соединены в одну башню, создавая тем самым высокие изолированные комплексы, которые ухудшают город. Пространство между башнями заполняется частными участками, окруженными забором, которые часто используются под парковки, отравляя удовольствие от прогулки по городу.

Дело не в том, что башни по своей природе противоречат планированию. Небоскребы в центрах крупных городов, таких как Иерусалим или Тель-Авив, часто связаны с улицами: в некоторых случаях через них можно пройти, и тогда они способствуют урбанизации. Проблема начинается тогда, когда небоскребы строят просто ради того, чтобы их построить.

Возьмем, к примеру, район Парк ха-ям на юге Бат-Яма. В ходе обновления города там наблюдается тенденция к строительству 20-этажных и более  небоскребов. Главный принцип, который сопровождает этот план – многоярусное строительство, которое не закрывает береговую линию. То есть это невысокие здания рядом с пляжем и высотные – подальше от него. На первый взгляд, это имеет смысл. Но в этом конкретном плане недостаточно внимания уделяется людям. Среди сплошных небоскребов незачем вылезать из машины. В то время как улица из 10-этажных зданий  с коммерческим фасадом, где есть кафе и магазины, стимулирует прогулку пешком».

2. Тиражирование кварталов

«В Израиле создалось планирование, которым руководят сверху вниз, то есть те, кто распоряжается землей, это не только специалисты, но также политики, которые предписывают цели в соответствии с числами в таблицах Excel, – говорит профессор архитекторы Талья Маргалит. – Может, это удобно для демонстрации успеха в СМИ, но трудности начинаются, когда эти числа сталкиваются с людьми, которые должны жить в новых кварталах.

Органический город должен подходить разным слоям населения, а этого не происходит, например, в новых кварталах с застройкой по программе «Цена для новосела». Создаются однородные кварталы.

Молодые люди без жилья, на которых рассчитана программа «Цена для новосела», на самом деле не молоды. Некоторые разведены или холосты, некоторым по 40 лет и больше, другие – одиночки с детьми. Невозможно спланировать район, если исходить только из воображаемого прототипа одной семьи.

Государство создало «гениальный» израильский патент на обновление городов и разработало метод соотношения, который якобы обеспечит экономическую жизнеспособность в любой точке страны без траты единой копейки. Вот только на практике это не получается. В 1990-х годах и позже они полагали, что придумали волшебное решение: на каждую снесенную квартиру будет построено от двух до восьми новых квартир.

Так метод соотношения стал Богом. Именно он, а не пожелания жителей, определяет, будет ли проект запущен или остановлен, а также инфраструктуру, воздействие на окружающую среду, число сдаваемых в аренду квартир или государственного жилья. Этот метод не зарекомендовал себя за пределами Тель-Авива и окрестностей, а на периферии привел к драматическим изменениям, в результате которых 4-этажное здание превратилось в 28-этажное без адаптации к массовому увеличению жителей.

Это породило монстра, и многие уезжают из своего города, потому что больше не чувствуют себя комфортно. Мы повторяем эту ошибку на протяжении почти двадцати пяти лет.

Предоставление единого решения проблемы без адаптации к потребностям конкретного места является тревожным фактором в израильском планировании и проявляется во всех аспектах. Даже районы Аджами в Яффо и Неве-Цедек в Тель-Авиве сохранили первичную архитектуру, но не местное сообщество. Необходимо уйти от любой догмы и в первую очередь увидеть жителей».

3. Страсть к торговым центрам

До 2013 года городской архитектор Тами Гавриэли руководила отделом стратегического планирования в муниципалитете Тель-Авив-Яффо. По ее словам, торговые центры на окраинах города поощряют использование частных автомобилей, загрязняющих окружающую среду, а также ослабляют и без того слабую систему общественного транспорта. «В новые торговые центры есть доступ у всех, кто имеет машину, а добраться до центра города становится все труднее, – сказала она.

Проще и быстрее продвигать и проектировать пустующие комплексы, чем обустраивать места, где есть постоянное население или активный малый бизнес, которые необходимо учитывать. Развитие пригородов в 1980-х годах под влиянием американской мечты о земле и саде также нанесло ущерб укреплению городских центров.

Однако мы видим, что коронавирус подчеркнул важность местных предприятий и городских улиц вблизи от дома. Так это работает в Тель-Авиве, Берлине и Барселоне. Сегодня плановому управлению уже ясно, что для новых городов нет места».

Сегодня можно дышать более чистым воздухом, значительно снизить риск болезней и жить в более приятной и зеленой среде, в которой депрессия и беспокойство менее распространены. Почему же мы не требуем этого от местных властей?

4. Тень и ее наказание

Местные власти хорошо осведомлены обо всех преимуществах зеленой окружающей среды и посадки деревьев, но они недостаточно много работают – эта ошибка может стоить нам как здоровья, так и сокращения продолжительности жизни, – говорит архитектор Наама Мелис. – Сегодня культура планирования и строительства зависит от экономических интересов субъектов, действующих в этом районе, никто не получает выгоды от озеленения – кроме самого гражданина, но его некому представлять.

Например, «Безек» действует, как магнат, и может управлять землей как ему заблагорассудится. «Электрическая компания» тоже может установить оборудование прямо на обочине улицы, и обе стороны будут заботиться о своих интересах и соответствующем законодательстве, а о деревьях позаботиться некому.

Метротрамвай тоже уничтожит массу деревьев, и нет уверенности, что за это будет какая-то компенсация. Хотя стандарты существуют, власти и правительственные министерства не обеспечивают их соблюдение. Общество недостаточно хорошо знает, насколько это важно для его благополучия и здоровья, поэтому не борется за это.

5. Застряли в машине

Как рассказал Нир Месика, бывший директор отдела жилищного строительства,«последние пять лет я работал в национальном жилищном штабе минфина, пытаясь разрешить острый жилищный кризис, обрушившийся на Израиль в последнее десятилетие. Когда мы начали искать, что нужно сделать для устранения барьеров на рынке жилья, мы поняли, что одна из проблем заключается в том, что в течение многих лет Израиль продавал землю застройщику, оставляя ему всю инфраструктуру.

Сегодня есть много единиц жилья, ожидающих утверждения планов и не проданных из-за отсутствия решений проблем инфраструктуры, включая общественный транспорт. Я видел, как строительство тысяч квартир в Рош-ха-Аин застревает из-за отсутствия транспортных решений.

Самый большой фарс из всех – это, конечно, метро в Большом Тель-Авиве. Планы были с 1960-х годов, но, к сожалению, только в последние годы произошел рывок в этом вопросе, и по мере того, как мы углубились в проблему, мы поняли, насколько сильно отстаем от западных стран».

Месика считает, что недостающим звеном в системе планирования, которое допускает это упущение, является отсутствие координации между властями. «Некоторое время я работал председателем районного комитета по планированию и строительству, и я понимаю, насколько трудно комитетам испытывать беспрецедентное давление со стороны министерств, каждое из которых тянет в своем направлении. В нынешней ситуации, после роспуска национального жилищного штаба около двух месяцев назад, кажется, что Государство Израиль потеряло контроль».

6. Нарушения при совмещении функций

«Планировочная идея совмещения функций жилых домов – отличный и модный принцип планирования, только его воплощение может быть недостаточным, если заранее не подумать о людях, которые будут жить в здании, где одновременно находятся коммерческие учреждения», как считает Йоав Форер, партнер и гендиректор COR.

Например, тель-авивский продуктовый рынок в Сароне – это пример, дошедший до суда. Люди купили квартиры в окружающих небоскребах и оказались на продовольственном рынке с неприятным запахом, скоплением мусора возле входов в жилые дома, без вспомогательной инфраструктуры для работы магазинов и мест для разгрузки товаров или хранения оборудования для работников рынка. Рынок тоже простоял наполовину пустым в течение четырех-пяти лет из-за торговцев, которые не хотели туда переезжать, потому что у них не было такой вспомогательной инфраструктуры, как склады и отдельные выходы для приема товаров.

Другой пример – площадь Габима в центре Тель-Авива, которая должна была стать не только культурным центром, но и открытым общественным пространством, однако не стала, потому что на ней нет затененных участков для горожан, и она остается пустой.

По словам Форера, «новое строительство требует точного расчета количества квартир на единицу площади и совмещения функций (например, жилья и торговли, или офисов), и здесь нет права на ошибку. Эти ошибки могут ухудшить качество жизни, потребовать сотни тысяч шекелей на исправление и понизить стоимость недвижимости».

Гили Мельницки, TheMarker. Л.К.˜
Фото: Эяль Туаг



Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Политика

партнеры

Реклама

Send this to a friend