Израильские бриллианты будут финансировать машину войны Путина?

В прошлый четверг президент Украины Владимир Зеленский выступил с речью перед парламентом Бельгии. Он сказал, в частности, что в интересах алмазной промышленности Европы, центр которой находится в Антверпене, ЕС до сих пор воздерживается от введения эмбарго на импорт алмазов из России, несмотря на войну в Украине. «Мы сражаемся с тиранией, которая стремится расчленить Европу и уничтожить тех, кто свято чтит Свободу… но есть люди, которым важнее - необработанные алмазы из России, их иногда продают и в Антверпене», – сказал Зеленский, обращаясь по видеосвязи из Киева.

В то самое время, как США и Великобритания обложили санкциями импорт российских алмазов, а в Европе этот вопрос обсуждают, в Израиле, обычно потребляющем около 10% всего экспорта необработанных российских алмазов, эту тему вообще не поднимают. Несколько алмазных трейдеров, лицензированных импортеров российского сырья, продолжали получать алмазы от российской правительственной компании «Алроса» как минимум до середины марта. Правда, с середины марта им стало труднее продолжать такую торговлю, потому что банки затрудняются провести в Россию платежи – однако никакой закон не запрещает им и далее торговать с россиянами, добавляя им денег, которыми те смогут финансировать свои военные действия в Украине.

Алмазная отрасль – не что-то из ряда вон выходящее. Израиль также не ввел никаких санкций против Владимира Путина, приближенных к нему олигархов или правительственных российских компаний. И все же, когда речь заходит об алмазах, израильский «нейтралитет» приобретает особое значение: он влияет и на реализацию американских санкций против России. Лазейка в американском законодательстве может превратить Израиль (или местных торговцев алмазами) в канал обхода американских санкций, по которому драгоценные камни из России смогут попадать в США, причем легально.

Израильтяне, которым разрешили работать с российским монополистом

Компания «Алроса» – монополист в экспорте российских алмазов, считается крупнейшим поставщиком этого сырья в мире. По данным министерства финансов США, в феврале 2022 года (когда оно ввело санкции против «Алросы»), на ее долю приходилось 90% экспорта алмазов из России, и около 28% мирового рынка алмазов. Сама «Алроса» на своем сайте заявляет, что контролирует еще больше – 99% российского экспорта. На долю крупнейшего в мире конкурента "Алросы", синдиката De Beers, приходится около 23% мирового рынка алмазов.

Кремль контролирует «Алросу», как и любого другого экспортера стратегического сырья из России: около трети акций этой компании принадлежит федеральному правительству, еще примерно треть – расположенной на Дальнем Востоке и богатой алмазными месторождениями республике Саха-Якутия, которая является одним из субъектов Российской Федерации. Остальными акциями владеют сотрудники «Алросы» и частные инвесторы, акции торгуются на Московской фондовой бирже.

Самым сильным человеком в «Алросе» с 2017 года является ее генеральный директор Сергей Сергеевич Иванов. Он был назначен на пост главы этой крупнейшей алмазодобывающей компании в возрасте 37 лет.  Он – сын Сергея Борисовича Иванова, который служит специальным советником Путина по вопросам экологии и транспорта, а также является членом Совета национальной безопасности России, вице-премьером и главой канцелярии президента. Оба они – и отец, и сын – оказались под американскими санкциями с конца февраля 2022 года, вместе с самой «Алросой».

Согласно опубликованным финансовым отчетам «Алросы», в 2021-м годовой оборот компании составил 4.2 млрд долларов. Из них около 4 млрд было выручено от экспорта необработанного сырья, оставшееся – от бриллиантов. Чистая прибыль в 2021 году составила около 1 млрд долларов.

Метод работы «Алросы» похож на тот, которым пользуется De Beers: сама компания товар не продает ни в розницу, ни через алмазные биржи по всему миру – только небольшому количеству лицензированных оптовиков, «сайтхолдерам», как называют их алмазные трейдеры. Каждому, кто входит в узкий круг лицензиаров этих двух крупнейших добывающих компаний, гарантированы поставки сырья на десятки миллионов долларов в год, а иногда и больше. Сайтхолдеры могут обрабатывать алмазы, превращая их в бриллианты, а могут перепродавать как сырье. Иногда алмаз проходит через руки нескольких посредников по пути к «пункту назначения» – ювелирному магазину, в котором он будет продан уже в виде бриллианта в ювелирном изделии.

Перед введением санкций на сайте «Алросы» можно было найти список ее лицензированных сайтхолдеров на период 2022-2024 годов: в нем 51 «особый клиент» и «участник альянса Алросы». Сразу после введения санкций список удалили, но найти его по-прежнему нетрудно. В этом списке – 5 израильских фирм:

  • «Алеф. Далюми яаломим» («Алмазы А. Далюми»), которая принадлежит Меиру Далюми и Рафи Иерушалми;
  • «Саар атид», во владении алмазного трейдера Яира Саара, который в 2011-2013 гг. занимал пост президента израильской Алмазной биржи;
  • «Лео Шехтер яаломим» («Алмазы Лео Шехтера») – одна из крупнейших израильских компаний в этой области, контролируется Элиотом Тененбаумом;
  • «Ниро яаломим», которой владеет индийский ювелир Ранжит Бармача, обосновавшийся в Израиле несколько десятилетий назад.
  • Dvash Diamonds, принадлежит Йораму Дабашу, который был президентом Алмазной биржи до 2020 года. В этой должности он побывал в России, встретился с Ивановым и получил статус сайтхолдера «Алросы».

По данным ЦСБ, импорт алмазов из России в Израиль в 2021 году составил 413 млн долларов, и это около 60% всего российского импорта в нашу страну. Наибольшая его часть, по всей видимости, пришлась на эти пять фирм. Поставки в Израиль составляют около 10% всего экспорта «Алросы». Это кажется большим показателем, особенно с учетом разницы в размерах между РФ и Израилем, но на самом деле цифра указывает на продолжающееся уменьшение значимости расположенной в в Рамат-Гане израильской Алмазной биржи. Она когда-то считалась мировым центром торговли алмазами и их огранки, но со временем сдает позиции Индии, превратившейся в мировой центр огранки бриллиантов. А еще одним всемирным торговым центром становятся Объединенные Арабские Эмираты, новый союзник Израиля, предлагающий трейдерам налоговые льготы и банковскую систему, очень лояльную и толерантную к трудностям, вызываемым соблюдением правил по борьбе с сокрытием доходов и отмыванию капитала – эта «легкость» многим в алмазной индустрии все еще кажется преимуществом.

Важным получателем российских алмазов в Европе является бельгийский город Антверпен. Алмазная промышленность там процветает, и евреи в ней, многие из которых являются и гражданами Израиля, играют заметную роль. Есть компании, работающие одновременно и в Антверпене, и в Рамат-Гане, например, «Таша яаломим» – она тоже является сайтхолдером «Алросы», а заодно имеет представительство и на израильской алмазной бирже.

В последние недели мировые СМИ рассказывали о лоббистах, привлеченных торговцами в Антверпене – они старались предотвратить включение импорта необработанных алмазов в санкционные списки ЕС. Похоже, что пока их усилия приносят плоды: ЕС, в отличие от США и Великобритании, не наложил санкции ни на «Алросу», ни на российские алмазы. Это и создало предпосылку для слов, сказанных Зеленским в своем выступлением перед парламентом Бельгии.

Лазейка в законе

Упорную борьбу за сокращение объема торговли алмазами между Израилем и Россией ведет адвокат и правозащитник Итай Мак. В конце марта он направил письмо контролеру за алмазной отраслью в министерстве экономики Израиля, Офиру Гуру, требуя аннулировать лицензии израильским трейдерам, продолжающим торговать с Россией.

Израильский закон дает контролеру за алмазной отраслью право выдавать и отзывать лицензии, в соответствии с внешней политикой Израиля. Но поскольку Израиль не присоединился к санкциям, Офир Гур не имеет юридических инструментов, чтобы препятствовать торговле с Россией. В ответном письме, отправленном Заку, Гур процитировал бессодержательное заявление Яира Лапида, согласно которому «Израиль не превратится в канал для обхода санкций, введенных против России» – без какого-либо вразумительного ответа на вопрос, что именно помешает Израилю стать таковым, раз само государство никаких санкций не вводит.

По данным, предоставленным хорошо информированным источником, с 24 февраля и до середины марта алмазы из РФ поступали в Израиль бесперебойно. Только через три недели после начала войны в Украине, когда США расширили санкции, банкам, страховым фирмам и компаниям, занимающимся транспортировкой драгоценных камней, стало труднее работать с «Алросой». Это привело к приостановке импорта, однако перерыв может оказаться всего лишь временным.

Если режим международных санкций против России сохранится, «Алроса» может стать важным источником кислорода для российского правительства. Израильская алмазная промышленность тоже может внести свой вклад в ее "дыхание", поскольку лазейка в американском законе позволяет российским алмазам попадать на ювелирный рынок США, если их поставка проведена через третью страну. Бриллиант, произведенный из алмаза, считается продуктом страны производства – такова позиция таможенного управления США. Вне зависимости от того, где он был добыт, поскольку «претерпел значительную трансформацию». Иными словами, из республики Саха-Якутия сырье поступит в Израиль, или в Бельгию, или в Индию, пока санкции это не запрещают, там будут созданы бриллианты и их отправят в США на продажу.

Хотя израильские сайтхолдеры сейчас жалуются коллегам на неудобства работы с россиянами, не исключено, что они найдут способ обойти препоны, выставляемые банками. Важно понимать, что израильская банковская система не обязана подчиняться санкциям против России, введенным США и Европой. Но она подвержена куда более жестким правилам – видимо, после травмы, нанесенной ей расследованиями об отмывании денег, в которых в США были замешаны банки «Леуми», «Хапоалим» и «Дисконт», и которые стоили их акционерам штрафов, исчисляемых миллиардами шекелей.

Один крупный торговец, работающий с Россией, сказал, что «банки не хотят с этой темой связываться.  Если платеж пойдет в Россию, пусть даже законно, они не хотят о нем слышать. Даже если я переведу деньги кому-то в Дубай, а он уже – в Россию. Такова их политика управления рисками.

– А как «Алроса» реагирует на прекращение торговли? Не грозит сайтхолдерам отзывом франшизы?

– Я могу сказать: русские все понимают. Они не оторваны от реальности. «Алроса» имеет офис здесь, на бирже в Рамат-Гане, там работают молодые люди, образованные, понимающие Запад и те проблемы, что есть у сайтхолдеров. На мой взгляд, они сами не так уж отождествляют себя с войной, которую ведет их сумасшедший президент. К тому же учтите, что на Израиль приходится лишь малая часть бизнеса «Алросы», а, насколько я слышал, торговля в Индии и Дубае идет в обычном режиме. Так что они не застряли со всем объемом имеющегося товара. Пока никто не оказывает давления на сайтхолдеров, не заставляет их покупать».

Другой источник утверждает, что «даже если израильские торговцы алмазами решат все проблемы с платежами, доставкой и страхованием, сайтхолдерам легче просто перенести свою деятельность в Индию. И без того огранка в Индии дешевле, чем в Израиле, а российский товар идет туда без каких-либо проблем или ограничений. Такому человеку, например, как Элиот Тененбаум, не составит труда получить товар в Индии и оттуда переслать в США. Пока действуют санкции, нет причины проводить груз через Израиль».

Еще два торговца, с которыми мы общались, выразили сомнение в том, что торговля с Россией замерла или существенно сократилась из-за проблем с платежами. «Не верьте торговцу, который говорит, что его остановили банковские препоны. Алмазные трейдеры вообще, и уж тем более те из них, кто смог стать сайтхолдером, не фраера – они найдут, как платить. Если не из Израиля, то со счета в Дубае, если не сегодня, то обязательством рассчитаться после снятия санкций. Вот непреложный факт: я не вижу на местном рынке дефицита российского товара», – говорит один из них.

Российские алмазы не удастся признать «кровавыми»

На протяжении долгого времени эта промышленность во всем мире имела плохой имидж, в частности из-за явления, получившего название «кровавые алмазы»: так называли камни, добываемые в странах, охваченных воруженными конфликтами, страдающих от голода и коррупции. Например, в Анголе, где в конце прошлого века шла длительная гражданская война. Чтобы предотвратить вывоз алмазов из военных очагов, был принят «процесс Кимберли» – на конференции в этом южноафриканском городе были сформулированы стандарты корректной торговли алмазами, которые потом приняли структуры ООН и большинство стран мира, имеющих вес в международной торговле алмазами и бриллиантами.

«Процесс Кимберли» – это процедура сертификации происхождения необработанных алмазов. Каждый алмаз, который импортируется в страны-участники Кимберлийского процесса, обязан иметь такой сертификат. В нем указаны место добычи, история происхождения, вес и качественные характеристики. Сертификат, таким образом, подтверждает, что алмаз был приобретен на легальном, имеющем все разрешения руднике. Эта мера призвана предотвратить ситуации, когда алмазодобытчики будут финансировать вооруженные милиции, заставлять детей работать на рудниках, совершать или содействовать другим нарушениям и преступлениям, которые, согласно имеющимся данным, все еще остаются спутниками этой индустрии. Наряду с выдачей сертификата такой алмаз регистрируется в международной базе данных, что призвано, помимо прочего, предотвратить подделку сертификатов Кимберли.

«Один из недостатков «процесса Кимберли» в том, что «кровавыми алмазами» признаются лишь те, которыми финансируют неправительственные военные структуры. Это определение предназначено для защиты от повстанцев, а не от правительств. Поэтому, что бы ни делали российские военные в Украине, алмазы «Алросы» не могут быть признаны «кровавыми» или «алмазами из зон конфликтов», – объясняет Идан Голан, опытный аналитик алмазной отрасли. – Вторая сложность заключается в том, что решения по Кимберли принимаются единогласно представителями всех государств–участников процесса. Это значит, что Россия имеет там право вето. Поэтому «Кимберлийский процесс» никак не может навредить «Алросе».

Но «Кимберлийский процесс» может оказать и позитивное влияние на ситуацию – благодаря идентифицированию алмазов. В последние недели некоторые международные ювелирные бренды, в их числе «Тиффани», «Пандора» и «Картье», заявили о прекращении закупок ими алмазов, добытых в России – в качестве реакции на преступления, совершаемые российскими военными в Украине. Однако не все торговые сети смогут последовать их примеру: когда бриллиант огранен, он поступает к ним уже без сертификата Кимберли. Как же в ювелирной сети узнают, где был добыт алмаз, из которого затем создан бриллиант?

Торговец, владеющий несколькими рудниками в Африке, отвечает на этот вопрос: ювелирные торговые сети полагаются на заявление поставщика изделий. «Эти декларации – пиар чистой воды. Ни одна ювелирная компания не имеет ни малейшего понятия, где добыты алмазы. Я могу взять российский бриллиант, а им сказать, что он из Ботсваны. Все, что у них есть – это мое слово».

«Тиффани», в отличие от других домов, сделавших подобные заявления, также является прямым официальным партнером «Алросы», – напоминает Нурит Ротман, в прошлом – директор Ассоциации алмазной промышленности. – «И из их публикации видно, что они не прекращают торговлю, а приостанавливают ее. Осторожная формулировка, чтобы не осложнить отношения с крупным поставщиком. Я полагаю, что уже через несколько недель они вернутся к закупкам алмазов у «Алросы», они не заинтересованы в потере контракта».

Вопреки ожиданиям, которые могли возникнуть у многих в алмазной промышленности, меры, предпринятые США и Великобританией против крупнейшего мирового поставщика, не привели к росту цен на бриллианты. Напротив, в начале марта закончился рост цен, продолжавшийся около двух лет: международный бриллиантовый индекс компании IDEX снизился с 158 до 155 пунктов. А цены на бриллианты и цены на алмазы очень тесно коррелируют друг с другом. Идан Голан склонен объяснять это скорее влиянием коронавируса, нежели войны в Украине. «Первые волны заболевания привели к уменьшению покупок бриллиантов, в частности – из-за откладываемых свадеб и экономической неопределенности. За этим последовал рост, а сейчас тенденция вновь изменилась, кажется, что ювелирные сети, скопив запасы товара, вновь испытывают некоторое падение спроса».

Однако есть еще один фактор, влияние которого очень сложно оценить, и это – лазейки в режиме санкций.

Гур Мегидо, TheMarker. Фото:Pixabay⊥

Метки:


Читайте также