Исследование, развенчивающее мифы о безработице в Израиле

Эпидемия коронавируса посеяла беспрецедентный хаос на израильском рынке труда. Последовавшие одна за другой волны увольнений поколебали уверенность многих работников в завтрашнем дне. По всей стране поползли тревожные слухи, а единичные события стали приобретать значение глобальной тенденции. Исследователи из Института демократии, изучив разнообразные данные, попытались выяснить истинное положение дел на израильском рынке труда.

1. Были ли массовые увольнения возрастных работников?

В разгар эпидемии коронавируса распространились слухи о том, что работодатели используют кризис для того, чтобы избавиться от возрастных работников, обладающих высоким трудовым стажем. Считается, что работодатели предпочитают нанимать молодых людей, более свободно владеющих передовыми технологиями. В то же время услуги возрастных работников обходятся им дороже. Людям старшего возраста труднее найти новую работу или получить новую профессию, поэтому слухи о якобы готовящейся волне увольнений вызвали у них настоящую тревогу.

Изучив факты, исследователи Института демократии пришли к выводу, что никаких массовых увольнений возрастных работников в Израиле не было. Напротив, в процентном отношении увольнения, вызванные эпидемией коронавируса, коснулись их в меньшей степени, чем их молодых коллег. Вследствие кризиса без работы остались 50 процентов молодых мужчин 20-24 лет (не учитывая ультраортодоксов). В возрастной категории 50-54 лет этот показатель составляет всего 25 процентов.

Однако с точки зрения шансов уволенных вернуться на работу положение представителей старшего возраста выглядит куда хуже. Так, например, на рынок труда после увольнения вернулись 60 процентов арабских женщин 20-24 лет. Среди арабских женщин 50-64 лет этот показатель составил лишь 40 процентов.

Авторы исследования, профессор Йотам Маргалит и Итамар Якир, считают, что эти данные подтверждают наличие системного кризиса в области трудоустройства граждан старшего возраста. Маргалит и Якир подчеркивают, что эта проблема затрагивает не только работников предпенсионного возраста, но и тех, кому едва перевалило за 50.

Что делать в этой ситуации? По мнению Маргалита, государство должно направить свои усилия не на повторное трудоустройство людей старшего возраста, а на профилактику их увольнения. Гораздо труднее и дороже вернуть возрастного работника на рынок труда, нежели помочь сохранить ему рабочее место. Государство может, например, стимулировать работодателей, направляющих обладателей высокого трудового стажа на курсы повышения квалификации.

Это очень важный момент, поскольку владельцы предприятий предпочитают, как правило, вкладывать средства в молодых работников. Работники старшего возраста не получают возможности ознакомиться с новыми технологиями и методами работы и получить дополнительные трудовые навыки. Маргалит считает, что эту проблему можно решить, предоставив работодателям, направляющим возрастных сотрудников на курсы повышения квалификации, налоговые льготы.

2. Углубила ли эпидемия разрыв между сильными и слабыми работниками?

Кризис, спровоцированный эпидемией коронавируса, грозил усугубить социальный разрыв в израильском обществе. «Последний «отчет о бедности» Службы национального страхования свидетельствует о том, что этого в целом удалось избежать, – говорит Итамар Якир. – Положение наименее обеспеченных слоев населения практически не изменилось. Выплаты пособий, как и вся натянутая государством сеть социальной безопасности, оказались достаточно эффективным средством. Но с точки зрения рынка труда обладатели низких заработков пострадали больше остальных. Именно их увольнения затронули в первую очередь».

Как показало исследование, с января 2020 по сентябрь 2021 года подавляющее большинство обладателей высоких зарплат, лишившихся работы вследствие кризиса, смогли вернуться на рынок труда. Обладатели низких зарплат по-прежнему отстают от них в этом отношении.

Исследователи отмечают, что принятые государством меры в краткосрочной и среднесрочной перспективе смогли предотвратить значительное увеличение социального разрыва. Однако на рынке труда разница между положением высокооплачиваемыми и низкооплачиваемыми работниками бросается в глаза.

Угроза для обладателей наиболее низких зарплат заключалась не только в потере дохода. Эту проблему в основном удалось решить путем выплаты компенсаций. Однако, как объясняет Якир, отсутствие работы влияет на человека как с социальной, так и с ментальной точки зрения. И эта проблема, по его словам, не учитывается статистикой, опирающейся на данные о доходах населения.

«Хорошо, что государство смягчило удар, понесенный обладателями низких зарплат, – говорит Якир. – Однако мы не должны забывать о том, что по многим параметрам потеря работы сказалась на низкооплачиваемых работниках тяжелее, чем на других».

3. Потрясает ли Израиль беспрецедентная волна увольнений?

Маргалит и Якир считают, что разговоры о потрясающей Израиль «беспрецедентной волне» увольнений далеко не полностью соответствуют действительности. Они сравнили количество пытающихся вернуться на рынок труда безработных в 2012-2017 годах с тем, что было зарегистрировано во время эпидемии коронавируса.

Исследователи обнаружили, что в сентябре прошлого года количество соискателей свободных вакансий действительно подскочило, однако, по их мнению, это еще не свидетельствует о наличии соответствующей тенденции. Маргалит и Якир связывают этот скачок с оживлением экономической деятельности в стране. В это время к поиску свободных вакансий приступили те, кто не решался поменять работу в разгар эпидемии коронавируса. «В любом случае даже сентябрьский скачок в Израиле не приближаются к аналогичным показателям в США», – подчеркивают исследователи.

Натанэль Гамс, TheMarker, Д.Л. Фото: Лимор Эдри √

Метки:


Читайте также