В заявлениях правительственных чиновников раз за разом говорится о «решительных действиях по сдерживанию роста цен на жилье», но не позволяйте слову «решимость» вводить вас в заблуждение. Истинная цель правительства – не снизить, а немного сдержать рост цен и избежать общественных протестов.

Как узнать, что государство беспомощно, не знает, что делать, или просто не хочет заниматься проблемой? Для этого достаточно понаблюдать, как правительство перекладывает ответственность на других. Министр финансов Авигдор Либерман на этой неделе выступил на ежегодной конференции бюджетного отдела минфина, напомнил о резком росте квартирных цен и, намекая на политику израильского Центробанка, заявил: «Только одно нам не подконтрольно – мы не в состоянии повлиять на нулевые процентные ставки».

Низкие процентные ставки действительно являются одной из причин роста цен на квартиры, но это не главное. Цены растут, потому что израильтяне нуждаются в жилье. Банк Израиля в прошлом предпринимал шаги по ограничению спроса на квартиры, опасаясь, что рынок раздуется до чудовищных размеров и что это приведет к острому финансовому кризису. В попытке охладить рынок Центробанк ограничил и размеры ипотечных ссуд относительно стоимости квартир, и соблазнявшую покупателей привязку ссуд к дешевой процентной ставке «прайм».

Но Банк Израиля не в состоянии отрегулировать спрос и предложение на квартирном рынке. Это должно делать правительство, контролирующее распределение земельных участков, комиссии по планированию, законы о недвижимости и налоговую систему. У государства гораздо больше инструментов для регулирования цен на квартиры, и скачок цен показывает, что государство просто не хочет этим заниматься.

Правительство вполне устраивает рост цен на квартиры, потому что это идет на пользу строительным компаниям, банкам, маклерам, земельным оценщикам, дизайнерам, а главное – госказне. Чем выше цены на квартиры, тем выше и налоговые поступления, и еще не родился министр финансов, который добровольно отказался бы от растущих доходов. Правительство вовсе не возражает против дальнейшего роста цен. Цель – не снизить цены, а сдержать слишком быстрый их рост, который мог бы привести к общественному негодованию.

Министерство финансов маниакально пристрастилось к доходам от налогов на недвижимость и хайтек, где каждую неделю стартапы продают за огромные суммы, обещающие и огромные налоговые поступления. Не даром нынешнее правительство намеревается усилить стимулы для индустрии высоких технологий, хотя хайтек прекрасно справляется и без дополнительных льгот.

На этой неделе был зафиксирован новый рекорд: в ноябре общая сумма налоговых поступлений достигла 36 миллиардов шекелей, а поступления с начала года достигли 374 миллиардов. Это на 31% больше, чем в коронавирусном 2020 году, и на 19% – чем в 2019-м. В бюджетном отделе минфина отметили, что столь впечатляющий рост доходов достигнут за счет вклада индустрии высоких технологий и квартирного рынка. При этом в отчете генерального аудитора министерства отмечается, что обе эти сферы деятельности «сопряжены со значительными компонентами риска».

Это интересно. Почему именно хайтек и недвижимость? А что с промышленностью, торговлей, сельским хозяйством? И что общего между высокими технологиями и квартирами? Вот тут как раз время вспомнить Либермана и его заявление о нулевых процентных ставках. Потому что низкие процентные ставки способствовали не только росту цен на квартиры, но и огромным инвестициям в израильские высокие технологии, которые приносят фантастические доходы.

И покупатели квартир, и инвесторы убеждены, что цены могут только расти. Когда главный аудитор заявляет, что хайтек и рынок недвижимости «сопряжены со значительными компонентами риска», он, возможно, имеет в виду, что эти сферы деятельности понемногу становятся неконтролируемыми.

Необоснованные оценки компаний, образованных всего год или два года назад, во многом объясняются политикой ведущих центробанков мира. Если они приступят к повышению процентных ставок, риски, о которых говорит израильский минфин, материализуются прямо на наших глазах.

Сами Перец, TheMarker. Фото: Роман Позен

Метки:


Читайте также